История — сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Разрушитель рая

Имя генуэзца Христофора Колумба давно уже стало нарицательным. Образ великого первооткрывателя новых земель, человека, преодолевающего стихию и вопреки всему достигающего цели, настолько высок и светел, что мало кто задумывается, каким он был в реальности. И каким кошмаром обернулось его великое географическое открытие для коренных жителей Америки.

В ночь с 12 на 13 октября 1492 года матрос Родриго де Триана, впередсмотрящий испанской каравеллы «Пинта», увидел вдали землю. Плавание, с таким трудом организованное Христофором Колумбом и длившееся 69 дней, завершилось. На следующее утро с борта своей «Санта-Марии» он ступил на берег острова, которому дал имя Сан-Сальвадор. Наверняка для амбициозного генуэзца это был момент наивысшего счастья. Но вот для тех, кто жил на неведомых ранее европейцам островах вдоль побережья Южной Америки, это событие стало концом мирной жизни и началом бесконечного ужаса.

Где рождается золото?

Как и большинство деятелей эпохи Великих географических открытий, Колумб был не столько романтиком, сколько прагматичным предпринимателем. На поиск нового пути в Индию его толкала жажда славы и богатства. Вообще, биография первооткрывателя Америки полна темных пятен. Даже его дневники дошли до нас не в оригинале, а в обработке епископа Бартоломе де лас Касаса, который всячески старался создать образ истинного «рыцаря веры». И тем не менее в сохранившихся записках адмирала мы можем встретить такие пассажи: «Золото - это совершенство. Золото создает сокровища, и тот, кто владеет ими, может совершить все, что пожелает, и способен даже вводить человеческие души в рай».

Слово «золото» встречается на страницах дневниковых записей и писем Колумба настолько часто, что от него просто устаешь. Он неоднократно повторял, что «с помощью Господа нашего найдет золото там, где оно родится». Коренное население островов при этом его интересовало исключительно как живые указатели на этом пути. Поэтому первое, что он сделал, - это захватил нескольких туземцев в плен и заставил показывать себе дорогу среди Багамских островов.

Напомним, что Колумб был свято уверен в том, что достиг берегов Азии, а не какого-то нового континента. Поэтому с местными вождями он пытался общаться на арабском, который немного знал один из участников его экспедиции. И очень удивлялся, что местность не похожа ни на Аравию, ни на Индию, ни на Китай в его представлении.

Чем дальше продвигалась маленькая испанская флотилия вглубь архипелага, тем больше золота удавалось собрать у туземцев. Пока что его еще не отбирали силой, а выменивали на безделушки. Местные сказки о существовании каких-то островов с богатейшими россыпями и даже «полностью золотых» лишь подстегивали алчность испанцев.

Первое путешествие Колумба завершилось тем, что «Санта-Мария» села на мель, снять с которой ее было невозможно. Тогда Колумб оставил ее экипаж на острове, названном Эспаньола (Гаити), а сам двинулся в обратный путь, торопясь известить испанскую королевскую чету - Изабеллу и Фердинанда - о том, что экспедиция не была напрасной. С собой, помимо золота, он вез и нескольких туземцев в качестве живых диковин.

«Забота о благе для душ»

Ритуальный каннибализм индейских племён

В Испании Колумба встретили как героя. Вскоре он снова двинулся к берегам «Азии», на этот раз уже во главе 17 кораблей. Открыв несколько новых островов, испанцы впервые наткнулись на явные следы того, что некоторые племена практикуют людоедство. Кстати, само слово «каннибал» появилось именно тогда - оно произошло от искаженного названия народа караибов (карибов).

Еще более неприятный сюрприз ожидал Колумба на Эспаньоле. Оказалось, что никто из оставленных им людей не выжил. Все они были убиты индейцами. И, как вскоре выяснилось, убиты за дело. Сначала они терроризировали окрестные поселения туземцев грабежами и насилием. Как рассказывали островитяне, «один из христиан взял себе трех жен, другой четырех».

Затем, видимо, при дележе награбленного золота, испанцы стали драться между собой. В конце концов у местного вождя (касика) лопнуло терпение. Он перебил наглых пришельцев и сжег их форт. Если поначалу индейцы считали людей на «крылатых кораблях» пришедшими с неба и относились к ним с крайним почтением, то теперь более распространенными эмоциями стали страх и отвращение.

Реакция Колумба была крайне резкой. Ему и в голову не пришло в чем-то обвинить своих людей. Вместо этого он окончательно перестал воспринимать несчастных туземцев как полноценных людей. Вот что он писал в «Памятной записке», составленной для посланника к Фердинанду и Изабелле: «Далее передайте их высочествам, что забота о благе для душ каннибалов и жителей Эспаньолы привела к мысли, что чем больше их доставят в Кастилию, тем лучше будет для них... Их высочества соблаговолят дать разрешение и право достаточному числу каравелл приходить сюда ежегодно и привозить скот, продовольствие и все прочее, необходимое для заселения края и обработки полей... Оплату же всего этого можно производить рабами из числа каннибалов, людей жестоких и вполне подходящих для этой цели, хорошо сложенных и весьма смышленых. Мы уверены, что стоит только вывести их из этого состояния бесчеловечности, и они могут стать наилучшими рабами, перестанут же они быть бесчеловечными, как только окажутся вне пределов своей страны».

Покорение Эспаньолы

Пока Колумб продолжал исследование Кубы и окрестных архипелагов, его брат Бартоломе привез на Эспаньолу три воинских отряда, которые грабили, насиловали и убивали. Индейцы пытались сопротивляться, но эффективно противостоять испанцам не могли. А те ожесточались все больше и больше.

1495 год стал для индейцев настоящим адом. Испанцы топтали их лошадями, травили собаками и убивали без всякой жалости. Христофор Колумб обложил всех непомерной данью, которую следовало выплачивать золотом или хлопком. Те, кто не мог ее выплатить, бросали свои жилища и бежали в горы, где погибали от голода. К тому же на острове началась эпидемия оспы, завезенной европейцами. Кровавое покорение Эспаньолы стало первым актом в массовом истреблении всего населения Антильских островов.

Епископ Бартоломе де лас Касас описывает совершенно чудовищные вещи, которые видел своими глазами: «Христиане бились об заклад о том, кто из них одним ударом меча разрубит человека надвое, или отсечет ему голову, или вскроет внутренности. Схватив младенцев за ноги, отрывали их от материнской груди и ударом о камни разбивали им головы или же кидали матерей с младенцами в реку, а когда они погружались в воду, христиане смеялись и шутили, говоря: "Смотрите, как нехристи пускают пузыри!" или связывали матерей с младенцами спиной к спине и притом всех, которых находили на своем пути... Воздвигали длинные виселицы так, чтобы ноги [подвешенных] почти касались земли и, вешая по тринадцать [индейцев] на каждой, во славу и честь нашего искупителя и двенадцати апостолов, разжигали костры и сжигали [индейцев] живьем. Иных [индейцев] обертывали сухой соломой, привязывая ее к телу, а затем, подпалив солому, сжигали их. Другим - и всем тем, кому желали сохранить жизнь, - отсекали обе руки, и руки эти подвешивали к телу, говоря этим индейцам: "Идите с этими письмами, распространяйте вести среди беглецов, укрывшихся в лесах.."»

Близко к небесам

Но и этого Колумбу показалось мало. Вернувшись в Испанию в 1496 году, он подал католическим королям «гениальную» идею. Для удешевления покорения новых земель он предложил высылать туда преступников. Приговоренные к смерти получали возможность «отработать» свою казнь, прожив в «Индиях» за свой счет два года. Прочие посылались за океан на год. Там они должны были содействовать «обращению индейцев в христианство и заселению Эспаньолы и Индий Моря-океана, ибо сие будет угодно господу нашему владыке и возвеличит его святую веру, и расширит предел наших королевств и владений». На деле они, разумеется, попросту были заняты выколачиванием из индейцев золота и обращением их в рабство.

И при всем этом Колумб писал о новых землях в возвышенных и благочестивых тонах, словно не замечая того, какими чудовищными методами ведется их покорение. Во время своего третьего плавания, в 1498 году, когда он впервые вышел к берегам континента Южная Америка, адмирал восторженно отмечал, что «места эти наиболее высокие в мире и наиболее близкие к небу». Более того, по его мнению, где-то рядом был расположен земной рай: «...оттуда, вероятно, исходят воды, которые... текут в места, где я нахожусь». То, что он и его матросы творили в этом «раю», Колумб предпочитал игнорировать. Или золотой туман застил ему глаза.

Но достигнуть вожделенного богатства ему было не суждено. Из третьей экспедиции он вернулся в Испанию в цепях, обвиненный в утайке королевских доходов (слишком тонким показался католическим королям золотой ручеек, текущий из «Индий»), Кстати, среди прочего в обвинительных бумагах значилось и то, что Колумб «человек жестокосердный и неспособный управлять страной». То есть его методы показались чрезмерными даже самим испанцам.

Ему удалось добиться королевского прощения и в 1502 году снарядить еще одну экспедицию. Он все еще полагал, что открыл новый путь в Индию и надо только получше разведать новые берега. Но кроме географических наблюдений, ему не удалось добиться ничего. Корабли, источенные червями и севшие на мель, приходилось бросать. Сам Колумб сильно болел. Он просидел почти год на Ямайке, ожидая помощи, в итоге вернулся в Испанию осенью 1504 года больной и почти разоренный.

20 мая 1506 года первооткрыватель Америки умер. Его высокие покровители к тому времени либо тоже были мертвы, либо отвернулись от него. Так что смерть Колумба прошла почти незамеченной. Но начатое им дело покорения Нового Света было продолжено с яростью и энтузиазмом.

В 1513 году теолог Хуан Лопес де Паласиос Рубиос составил документ под названием «Рекеримьенто» (требование), который надолго стал основой программы покорения Америки. Это был своего рода ультиматум индейцам, которым предлагалось покориться или умереть. «Если же не сделаете требуемого или хитростью попытаетесь затянуть решение свое, заверяю вас, что с помощью божьей я пойду во всеоружии на вас, и объявлю вам войну, и буду вести ее повсеместно и любыми способами, какие только возможны, и вас подчиню деснице их высочеств и церкви, и вас, и ваших жен, и детей велю схватить и сделать рабами, и как таковыми буду владеть и распоряжаться в зависимости от велений их высочеств, а вам причиню наивозможнейшее зло и ущерб», - говорилось в нем. Испанские идальго приняли эти инструкции с восторгом. «Земной рай», открытый Колумбом, был обречен.

Виктор БАНЕВ

Вальядолидская хунта

Католическая церковь пыталась разобраться в том, что же делать с индейцами, не одно десятилетие. Сначала дискуссия шла в принципе о том, являются ли они полноценными людьми и есть ли у них душа. Ведь Библия существования новых континентов, населенных неизвестными народами, не описывала. В 1537 году папа римский Павел III издал буллу Sublimus Dei, в которой прямо указывал, что «индейцы Запада и Юга» обладают душой и не могут обращаться в рабство. Однако на них лежит обязанность обращения в христианство. Этот документ был удивительно прогрессивным для своего времени, однако практически никак не повлиял на реальное положение индейцев. Зато сильно впечатлил богословов.

В 1550-1551 годах состоялся масштабный диспут, известный как Вальядолидская хунта. На нем силой своих аргументов решили помериться главный защитник индейцев Бартоломе де лас Касас и убежденный сторонник «справедливой войны» ради христианизации Хуан Хинес де Сепульведа. Аргументы Сепульведы были таковы: испанцы обязаны спасти «несчастных жертв идолопоклонства», а право на это им дал сам Христос через папу; индейцы практикуют каннибализм, человеческие жертвоприношения и вообще не способны к самостоятельному управлению. Даже города, возведенные ацтеками, Сепульведа считал созданными «инстинктивно», подобно муравейникам или ульям. Лас Касас возражал на это, что индейцы по всем признакам обладают теми же достоинствами и таким же разумом, что и европейцы, а испанцы, в свою очередь, наделены теми же пороками, что и дикари. Кроме того, он подчеркивал, что обращение ко Христу должно происходить добровольно, а не по принуждению.

По итогам каждый остался при своем мнении. Хотя Сепульведа при каждом удобном случае заявлял, что победу в диспуте одержал именно он. На реальную политику в отношении индейцев это не повлияло никак, и зверства по отношению к коренному населению Америки продолжались еще несколько столетий.



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Историческое расследование     Следущая










Сообщество в G+