История — это картинная галерея, где мало оригиналов и много копий

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Неизвестный герой

Среди немногих сохранившихся произведений Эль Греко, написанных в период пребывания художника в Риме, особое место занимает портрет мальтийского рыцаря Винченцо Анастаджи. Мало кто знает о судьбе человека, запечатленного на холсте великим живописцем. Она между тем тесно связана с судьбой всего Мальтийского ордена.

Винченцо Анастаджи известен в первую очередь как герой обороны Мальты в 1565 году. Тогда около 600 рыцарей Иерусалимского Ордена Святого Иоанна при поддержке тысячи испанских солдат и нескольких тысяч местных ополченцев помешали 40-тысячной османской армии и флоту завладеть островом.

Защитники Европы

Начиная с 1551 года действия североафриканских пиратов, сражавшихся под знаменами султана Сулеймана Великолепного, стали все сильнее беспокоить европейских правителей. Шаг за шагом мусульмане отвоевывали у христиан территории на побережье Африки и острова, расположенные невдалеке от него. Все меньше оставалось сомнений, что в недалеком будущем султан предпримет военную экспедицию, чтобы доказать слабым и враждующим друг с другом европейцам очевидную вещь: все море, от восточного до западного края, теперь по праву принадлежит османам.

Помешать султану было, по сути, некому. Священный союз европейских правителей, к которому неоднократно призывали королей и герцогов римские папы на протяжении XVI столетия, все никак не складывался из-за многочисленных противоречий. Испания и Генуя соперничали с Венецией. Французские короли не желали ссориться с Сулейманом, предпочитая жить с турками в мире и спокойно торговать с ними. Что касается остальных держав, то они были слишком увлечены другими проблемами. А некоторым - например, Англии - почти не было дела до событий в Средиземном море, поскольку они находились слишком далеко от него.

Но пока монархи в Европе размышляли над тем, какие выгоды даст каждому из них объединение армий христианских держав, активные боевые действия с османами вели мальтийские рыцари. Переняв пиратскую тактику, они успешно захватывали и топили турецкие суда по всей акватории Средиземного моря, вызывая у турок настойчивое желание разделаться с Мальтой любой ценой.

Примерно за 40 лет до описываемых событий рыцари-иоанниты (или госпитальеры, впоследствии более известные как мальтийские рыцари) были вынуждены оставить Родос. Захват острова стал одной из первых успешных военных экспедиций Сулеймана, тогда только начавшего править Османской империей. После нескольких лет скитаний госпитальеры перебрались на Мальту. Ее ордену подарил в 1530 году император Карл V в обмен на клятву защищать воды Средиземного моря от неверных. Кроме того, рыцари должны были ежегодно отправлять вице-королю Сицилии (в описываемое время Сицилия подчинялась Испании) одного знаменитого мальтийского сокола в качестве символической платы.

Из последних сил

Когда до рыцарей дошли слухи, что в Стамбуле в большом количестве и в спешке строятся военные корабли, они стали спешно укреплять остров. А также обратились за помощью к испанскому королю Филиппу. Времени для того, чтобы отстроить форты, расположенные у входа в мальтийскую лагуну, и собрать на Мальте достаточное для обороны число наемников, было совсем немного.

К тому же практически до последнего момента оставались сомнения. При всей вероятности нападения османов на Мальту нельзя было исключить, что Сулейман изберет своей мишенью одну из крепостей на тунисском побережье. И все же великий магистр ордена Жан Паризо де ла Валетт разослал всем рыцарям, находившимся на материке, приказ срочно прибыть на Мальту. Одновременно рыцари начали запасать воду и провизию. Спешно укреплялись форты Сант-Анджело и Сенглея, на входе в лагуну был построен форт Сант-Эльмо.

Когда 30 марта 1565 года османский флот вышел в море, подготовка к обороне стала еще более лихорадочной. Но завершить ее рыцари не успели: уже в середине мая турецкие корабли подошли к Мальте. Если бы Сулейману Великолепному удалось захватить остров, он не только стал бы хозяином всего Средиземного моря, но и обрел плацдарм для прямой атаки на Рим.

Прекрасно понимая это, папа Пий IV требовал от Филиппа Испанского помочь рыцарям. Филипп не отказывал в помощи, но терпеливо выжидал, когда наступит удобный момент отправить солдат. Письма королю о помощи посылал и Ла Валетт. Однако рыцари получили подкрепление только спустя четыре месяца после начала осады.

Основные события мальтийской битвы развернулись сначала вокруг форта Сант-Эльмо. Когда османам удалось его захватить, удар приняли форты Сант-Анджело и Сенглея. Защитникам приходилось отражать одновременные атаки неприятеля с моря и суши. Турецкая артиллерия непрерывно обстреливала укрепления. Каждый штурм мог стать последним. Силы рыцарей, остатков испанских отрядов и местных ополченцев стремительно таяли.

Дерзкая вылазка

Винченцо Анастаджи

Винченцо Анастаджи прославился 7 августа 1565 года, во время очередного яростного приступа османов, штурмовавших крепость Биргу и прикрывавший ее форт Сант-Анджело. Историк мальтийского ордена Джакомо Бозио рассказывает, что Анастаджи, чей отряд базировался в городе Мдина (тогда столица острова), совершал вылазки с целью тревожить османов.

Винченцо удалось заметить, что, отправляясь на штурм, турки оставляют лагерь почти без охраны. Этим он и воспользовался. Спрятав сотню кавалеристов невдалеке от лагеря османов, Анастаджи дождался, когда турецкие отряды двинулись на Биргу, и обрушился на османские тылы. Это случилось в самый сложный момент штурма. Предпринятый рейд разрушил планы турок: появление кавалеристов за спиной атакующих вызвало переполох. Многие решили, что на помощь осажденным прибыло подкрепление с Сицилии. Турки бросились спасать разоренный лагерь. Биргу устоял.

А еще через месяц на острове наконец появились свежие испанские войска, чье прибытие заставило османских пашей снять осаду и отправиться обратно в Стамбул. Там их ждал справедливый гнев Сулеймана, полагавшего, что Мальта уже принадлежит ему.

Прошло несколько лет, и Винченцо Анастаджи оказался в Риме. Есть предположение, что за свои боевые заслуги он был в 1571 году назначен комендантом римского замка Святого Ангела - папской резиденции.

Неизвестно, участвовал ли Анастаджи в знаменитой битве при Лепанто, когда прежде непобедимый османский флот, наконец, потерпел крупное поражение от европейцев. Но именно в этот период (либо чуть позже, в 1572-1573 годах) живший и работавший в Риме Эль Греко и написал его портрет.

Солдат и художник

Уроженец Крита, Эль Греко приехал в Рим в 1570 году по приглашению кардинала Алессандро Фарнезе. В его замке он провел полтора года, фактически став личным живописцем. Тогда художник еще не был известен, слава пришла к нему позднее, в Толедо. А пока Эль Греко оттачивал навыки, полученные им в мастерской Тициана.

Между художником и Фарнезе неожиданно случился некий конфликт. В середине 1572 года Эль Греко покинул дворец кардинала, а затем открыл в Риме собственную мастерскую. Не исключено, что там он и написал портрет Винченцо Анастаджи.

Рыцарь (тогда Анастаджи было около 35-40) изображен на портрете стоящим. В качестве фона Эль Греко выбрал тяжелый коричневый занавес. На полу рядом с Винченцо лежит его шлем с лентами-завязками - популярный в то время испанский «морион». Кажется, будто Анастаджи только что снял его и, положив сбоку, едва успел вновь выпрямиться, чтобы принять необходимую позу.

Рыцарь одет в блестящий (очевидно, парадный) доспех, прикрывающий верхнюю половину тела, короткие темнозеленые парчовые брюки и легкие бежевые туфли. На боку висит шпага. Образ дополняют изящный кружевной воротник и манжеты.

Скорее всего, тяжелый нагрудник был написан поверх изображения уже по завершении портрета - обычная практика того времени. Вопреки обыкновению, на доспехах Анастаджи отсутствует изображение знаменитого белого восьмиконечного (мальтийского) рыцарского креста. Причины этого неизвестны. Зато известно, что рыцарь с честью выполнял свой воинский долг примерно до 1585 года, когда был назначен капитаном одной из галер и вскоре погиб в морском бою.

Таким образом, взгляду любого, кто смотрит на портрет, предстает не просто воин, героически сражавшийся с врагами. Это своего рода «универсальный солдат», умевший использовать свои боевые навыки везде, где они только могли пригодиться. Во славу ордена, которому Винченцо Анастаджи служил верой и правдой.

Денис ПЕТРОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Дворцовые тайны    










Сообщество в G+