История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Тихая война степного маршала

Из исторических деятелей Монголии в мире на слуху три имени: Чингисхан, Чойбалсан и Цэдэнбал. И если первые двое известны не только управленческими талантами, но и военными победами, то Цэдэнбал опередил их в другом: он пребывал у власти аж 44 года!

В СССР Монголию с иронией нередко величали «самой независимой страной в мире», имея в виду, что от нее ничего не зависело. Разумеется, это неправда: Монголия сделала немало для того, чтобы «азиатский тыл» Советского Союза был надежно прикрыт от штыков Китая и мечей Японии. Да и промышленность этой небогатой, но вполне самодостаточной страны была не такой уж скудной: молибден и вольфрам, фосфориты и нефть, а уж про кожу, ткань, мясо и молоко можно было и не говорить.

Большая часть этих богатств была добыта и реализована под руководством «главного монгола» XX века Юмжагийна Цэдэнбала.

Рожденный в Туве

Если бы не Октябрьская революция, Монголия со своими религиозными традициями, экономической отсталостью и привычкой ко всему относиться с буддийским спокойствием была бы чем-то вроде сегодняшнего Тибета - страной монахов и скотоводов. Ведь вплоть до 1920 года треть мужского населения этой страны носила монашеское одеяние, в степях и в горах каждый день возносили молитвы около 800 монастырей.

Неудивительно, что и будущего «главного монгола» тоже хотели сделать ламой. Тем более что Цэдэнбал с детства проявлял большие способности. Невзирая на то, что сын бедных скотоводов, родившийся на северо-западе Монголии в 1916 году, научился читать и писать только в 10 лет, он все схватывал буквально на лету. Примечательно, что территория, на которой родился Цэдэнбал, периодически входила то в состав Монголии, то в состав Тувы, так что «главный монгол» был отчасти и тувинцем.

Так как Монголия на тот момент была охвачена революцией, власть активно готовила молодежь к борьбе и искала талантливых ребят. Поэтому учителя, а потом и инспекторы отдела образования, посещавшие школу, рекомендовали способного паренька на дальнейшую учебу. И в 1930 году Цэдэнбала направили на учебу в дружественную Россию. Здесь он учился на подготовительных курсах для монгольских граждан, сначала при Иркутском госуниверситете, потом в Улан-Удэ. После этого он на какое-то время вернулся в Монголию, где быстро выдвинулся на самый верх и одно время был едва ли не замом Чойбалсана - «монгольского Сталина», который проводил преобразования по указке Кремля железной рукой и без малейших колебаний. Духовенство, аристократы и все, кто не желал двигаться в фарватере революции, были безжалостно уничтожены: расстреляны, брошены в тюрьмы, высланы из страны. По оценкам историков, количество жертв насчитывало около 30 тысяч - для небольшой Монголии это была страшная «плата» за реформы.

Однако Цэдэнбалу, как считают биографы, повезло - в разгар репрессий он находился в Иркутске, а потом в Москве, куда его направили после получения образования.

Как выяснилось впоследствии, в Кремле искали человека, способного заменить Чойбалсана, репутация которого была испорчена участием в репрессиях и неоправданной жестокостью. И Цэдэнбал был одним из кандидатов на эту роль.

Невиданный взлет

Однако он об этом ничего не знал. Правда, в Москве с ним имел беседу министр финансов СССР, в результате которой молодой монгол мог понять, что на него очень рассчитывают. И не где-нибудь, а на самом верху. Но до этого еще было далеко, и, насладившись красотами Москвы, Ленинграда и черноморскими курортами Крыма, он вернулся в монгольские степи, где и занялся преподаванием.

Но уже в 1939 году, когда ему исполнилось 23 года, Цэдэнбала назначили заместителем министра финансов. А спустя небольшое время - министром финансов Монгольской Народной Республики и одновременно председателем правления Монгольского торгово-промышленного банка. Вероятно, образованный и умеющий ладить с людьми Цэдэнбал очень выгодно смотрелся на фоне туповатых и развращенных властью революционных фанатиков, поскольку он очень быстро выдвинулся на самый верх и стал одним из самых могущественных лиц монгольского государства. Однако на самую главную вершину - пост руководителя партии и страны - Цэдэнбалу путь была заказан: там царил небожитель Чойбалсан, который устроил в стране собственный культ.

Но Цэдэнбал туда особо и не стремился: он был властолюбив, но умел скрывать свои амбиции, и кроме пристрастия к выпивке, особых недостатков не имел. Хотя этот недостаток впоследствии сыграл в его карьере немаловажную роль. В 1940 году Цэдэнбал сопровождал Чойбалсана во время визита в Москву. В Кремле состоялась беседа со Сталиным. Как известно, «отец народов» любил устраивать своим гостям своеобразные проверки на алкоголь.

Молодой монгол хозяину Кремля понравился, но чтобы развеять последние сомнения, Сталин предложил: «Товарища Чойбалсана мы хорошо знаем. Это проверенный друг. А вот товарищ Цэдэнбал - человек новый. Давайте посмотрим, как он проявит себя. Я предлагаю именно ему налить нам так, как он считает нужным!»

По словам Цэдэнбала, в кабинете, кроме Сталина, были еще Берия и Молотов, на сервировочных столах стояли коньяк, вино и водка. Рядом - различного размера рюмки, бокалы и фужеры. После недолгих раздумий Цэдэнбал выбрал грузинский коньяк, поставил самые большие фужеры, наполнил их и раздал присутствующим.

«Молодец, - произнес Сталин, - товарищ Цэдэнбал - настоящий преданный друг. Ты, Лаврентий, смотри, не трогай его!»

Когда в 1952 году великий маршал Чойбалсан отправился на небеса к своим безродным предкам, новым главой Монголии стал Цэдэнбал. За несколько лет до этого он привез из Москвы молодую жену - русскую девушку по имени Анастасия Филатова. С ней он прожил всю жизнь. И супруга политического лидера сыграла в жизни Монголии не меньшую роль, чем сам лидер.

Под каблуком мещерской красавицы

Юмжагийн Цэдэнбал с женой Анастасией Филатовой

Сегодня монгольские ученые считают, что за 44 года на посту главы партии и государства Цэдэнбал «внес огромный вклад в развитие страны, в повышение благосостояния своего народа, в укрепление независимости страны и мощи оборонной сферы». Цэдэнбал способствовал развитию легкой и пищевой промышленности, высших учебных заведений, сделал монголов поголовно грамотными, довел численность населения, составлявшую в 1940 году 750 тысяч человек, к 1980 году до 2 миллионов.

Однако, как отмечали критики «главного монгола», его политическая деятельность была вялой и безынициативной. Он являлся послушным сателлитом Кремля, и за все годы правления не сказал против ни одного слова. А к концу 1970-х годов увлечение алкоголем и вовсе разрушило его здоровье - Цэдэнбал в результате склеротических изменений мозга стремительно терял память и стал фактически заложником своей властной и энергичной жены.

Анастасия Филатова в те годы вела небывалую кипучую общественную деятельность. Она создала и возглавляла Детский фонд, первый национальный институт такого рода в Азии, назначала и снимала министров, определяла политику страны, вмешивалась во все назначения, требовала отчетов и докладов от чиновников.

Сам же Цэдэнбал, который в 1960-х годах сумел подавить оппозицию и укрепить свою власть, уже ничего не хотел и во всем слушался жену, тихо подремывая на партийных заседаниях. Все это очень беспокоило власти СССР, которых теребили возмущенные доклады монгольской номенклатуры, не желавшей сидеть «под каблуком мещерской красавицы». И только в 1984 году главного даргу (руководителя) Монголии сняли с постов Первого секретаря ЦК МНРП и председателя Президиума Великого народного хурала, причем, как официально сообщалось, «с учетом состояния его здоровья и личного согласия».

На самом деле, никакого согласия Цэдэнбал не давал: его пригласили в Москву вместе с семьей, где и взяли под домашний арест.

Последние годы «главный монгол», измученный болезнью, жил в своем мире: жена не позволяла ему читать газеты и смотреть телевизор, чтобы он, не дай бог, не узнал, что на самом деле творится в мире. В 1991 году маршал, который ни участвовал ни в каких сражениях, скончался.

После смерти тело Цэдэнбала перевезли в Монголию, где он и был похоронен.

Супруга пережила мужа на 10 лет и умерла в нищете и безвестности.

Дмитрий КУПРИЯНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Власть     Следущая












Интересные сайты: