История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Железный поляк

Имя Яна Черского носят несколько горных хребтов в Забайкалье и Восточной Сибири. Его именем названы потухший вулкан в Бурятии и горный пик на берегу Байкала, а также стоянка первобытного человека в окрестностях Иркутска. А еще - несколько улиц, видов рыб и даже небольшой аэропорт в Якутии. При этом широкой публике имя этого человека практически не известно.

Ян Черский родился 3 мая (по старому стилю) 1845 года под Витебском в семье польского помещика Доминика Черского. Из-за финансовых трудностей ему пришлось покинуть стены гимназии и поступить в Виленский шляхетский институт.

Неудачливый бунтовщик

Но все закончилось в 1863 году. Дворянский стипендиат Черский принял участие в охватившем большую часть Польши восстании. После его подавления юноша долго скрывался от царских властей. Повоевав в партизанском отряде и поблуждав в лесах, больной и изможденный Ян был взят в плен.

Он был отправлен в армию, а не на каторгу. Местом бессрочной службы ему назначили Амурский линейный батальон в Благовещенске. Но потом его отправили в город Омск. Правда, для этого пришлось одному из чиновников на пути следования дать «на лапу» мешочек, в котором было пять золотых монет - подарок матери.

В Омске Черский служил охранником каторжной тюрьмы, которая располагалась за частоколом старинной крепости. Приходилось стоять в многочасовых караулах, совершать обходы по крепостному валу. В остальное время его ждали занятия на плацу: отработка ружейных приемов, бесконечная муштра. Вскоре он стал фельдфебелем.

Однажды во время смотра на него обратил внимание великий князь Владимир, которому понравилась выправка Черского. Но командир батальона объяснил, что солдат-молодец - поляк и ссыльный штрафник. Однако после этого случая командир заинтересовался им: узнав, что Черский владеет французским языком, освободил его от службы, стал давать наряды по службе в канцелярии. В библиотеке офицерского собрания было немало книг. Там Черский ознакомился со многими работами по геологии. Бывая в увольнениях, стал совершать экскурсии по окрестностям Омска, исследуя природу, собирая образцы минералов и окаменелостей.

В 1867 году у него обострилась какая-то неизвестная болезнь. Оказалось, что у Яна Черского тяжелое расстройство нервной системы, сопровождающееся нарушением кровообращения.

Летом 1868 года через Омск в Балабинскую степь проезжал академик Александр Миддендорф. До него уже дошли слухи о странном любителе «ископаемых ракушек», и он решил с ним познакомиться. Эта встреча стала переломной в судьбе Черского. О его палеонтологических находках академик сообщил в столицу.

Весной 1869 года Черского признали негодным к строевой службе и выпустили на свободу. Чтобы выжить, он давал уроки купеческим детям. Иногда работать приходилось в буквальном смысле слова за еду.

По Байкалу и Саянам

Ян и Мавра Черские

Осенью 1871 года Яна Черского вызвали в Сибирский отдел Императорского Русского географического общества, располагавшийся в Иркутске. Здесь ему предложили постоянную работу и жалованье 25 рублей в месяц.

В середине мая 1873 года в сопровождении нескольких рабочих он отправился в свою первую экспедицию - в пограничный с Китаем район Восточного Саяна (Китайские и Тункинские гольцы) плюс бассейн реки Онот. Этот район исследовался впервые. Осенью Черский представил Сибирскому отделу геологическую карту местности.

Летом 1874 года Сибирский отдел вновь направил Черского в экспедицию. На этот раз в течение трех недель он обследовал Еловский отрог Тункинских Альп, примыкающий к Саянам, и установил точное географическое положение кряжа. Руководители Сибирского отдела убедились, что в лице Яна Доминиковича приобрели талантливого и неутомимого сотрудника.

В Петербурге сумели оценить его вклад в российскую науку. Академия наук приняла к печати его палеонтологическую работу - описание черепа ископаемого носорога. Им были обнаружены 24 разных вида млекопитающих четвертичного периода.

Летом 1876 года Черский совершил небольшую геологическую экскурсию по реке Иркут и представил отчеты, где изложил свою точку зрения на геологическое устройство юго-западной части Иркутской губернии. За эту работу Русское географическое общество наградило его серебряной медалью.

В 1877 году Сибирский отдел предложил Черскому начать систематическое изучение берегов озера Байкал.

Вскоре в его личной жизни произошли изменения. Он вступил в брак с дочерью своей квартирной хозяйки. Его жене, Мавре Павловне, было тогда 20 лет, а Черскому - 32. Молодая женщина стала его надежной опорой. К концу 1877 года у него обострилась застарелая болезнь суставов. Но он махнул на это рукой и вскоре отправился в путешествие вдоль Байкала. Обследовал участок западного берега от устья Ангары до устья реки Голоустной. Затем поднялся до верховий этой реки, пересек горный хребет и вышел в бассейн Ангары.

Суровая Якутия

В 1891 году Академия наук снарядила экспедицию для исследования Якутии. Во главе ее поставили Черского.

Весной он с женой Маврой Павловной и 12-летним сыном Александром выехал из Петербурга через Иркутск в Якутск. В пути Черский заболел и настолько ослаб, что его приходилось порой на руках поднимать в кибитку.

В Якутске был снаряжен караван. Экспедиция прошла обычным путем через южную часть Верхоянского хребта в Оймякон на Индигирке. Приходилось очень тяжело. Индигирка уже вздулась от дождей. Переправы через реки, штурм горных склонов, торфяные болота... Лошади, услышав осиное жужжание, рывком забирались в чащу, разрывая на себе тюки и ломая ящики с поклажей.

15 августа их ждал «сюрприз». Утром вокруг палаток толстым слоем уже лежал снег. От Оймяконского плоскогорья Черский двинулся на северо-восток и перевалил хребет Тас-Кыстабыт длиной около 175 километров и высотой до 2341 метра.

Затем Черский пересек Нерское плоскогорье в бассейне Неры - восточного притока Индигирки. Перевалив Момский хребет, 28 августа путешественники увидели семь похожих на юрты рубленых домиков с плоскими кровлями и несколько казенных амбаров. Над ними возвышалась почерневшая от плесени деревянная колокольня. Вот такой и была вся «крепость» у речки Ясашной. В нескольких верстах плескалась Колыма.

Пять верхнеколымских «граждан на зимний сезон» заняли отведенный им «второй по изяществу», как шутил Черский, юртообразный домик. Слюдяные окошки, грубо сколоченный шероховатый пол, законопаченные мхом стены да русская печь в полкухни - так предстояло прожить Черским и двум их спутникам около девяти месяцев. Все население «крепости» составляли 55 человек.

В конце зимовки у Черского обострилась болезнь. «При самых лучших условиях, - писал он, - я надеюсь протянуть еще недели три, но больше - вряд ли». К концу апреля 1892 года он уже не надеялся выздороветь. С каждым днем ему становилось все хуже: хрипы и клокотание в груди, страшное исхудание, невозможность принять лежачее положение. Он дремал час-другой, сидя в постели, обложенный подушками.

25 мая Ян Черский продиктовал Мавре Павловне свое особое распоряжение. В случае своей смерти он поручал жене доплыть до Нижнеколымска, доставить туда собранные ботанические и зоологические коллекции, а также продолжить начатые им геологические исследования.

1 июня 1892 года при помощи сопровождавшего их казака и местных жителей удалось спустить на воду баркас. Начался спуск по реке Ясашной, которая через несколько верст впадала в Колыму. Сохранился дневник Черского с поденными записями. По словам геолога Сергея Обручева, это «трагический документ самоотверженной работы бесстрашного и непреклонного в достижении своих научных целей исследователя и его не менее мужественной жены». С 20 июня записи вела Мавра Черская. Ян Доминикович сидел в носовой части лодки, делая геологические пометки на карте. Порой он приказывал пристать к берегу и просил жену или сына принести тот или иной образец горных пород.

К 10 июня путешественники добрались до Среднеколымска. Состояние Яна Доминиковича было критическим, ему уже было не под силу любое движение. Но все же было решено продолжить путь. Это трагическое плавание длилось до 25 июня, когда судно подошло к устью Омолона. В этот день Ян Черский скончался. Мавра Павловна похоронила мужа на левом берегу Колымы, в заимке Колымской. В 1943 году здесь был поставлен памятник.

Виктор ЕЛИСЕЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая












Интересные сайты: