История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Скрытый брат

Имя Александра Керенского известно всем. Однако он был лишь вторым министром-председателем Временного правительства, пытавшегося управлять страной после Февральской революции 1917 года. До него этот тревожный и опасный пост занимал князь Георгий Львов - человек, с которым связано несколько интригующих загадок.

После свержения самодержавия в России Временный комитет Государственной думы в Белом зале Таврического дворца решал судьбу России. Быстро согласовывался состав будущего Временного правительства. На должности министра-председателя и министра внутренних дел без всяких проволочек утвердили князя Георгия Львова. Между тем слухи о возможном выдвижении Львова на пост главы правительства повергли в ужас и неистовство императрицу Александру Федоровну. Ведь еще в 1916 году она писала своему мужу, императору Николаю II: «Спокойно и с чистой совестью перед всей Россией я бы сослала Львова в Сибирь...» Одной из причин этой яростной неприязни могла быть принадлежность князя к масонам.

«Великий Восток»

Существуют лишь косвенные улики того, что князь был связан с масонами. И по сути, этот вопрос остается открытым. В 1907-1914 годах Львов вступил в контакт со многими политическими деятелями. Были среди них и левые либералы, среди которых было немало масонов.

Американская исследовательница Нина Берберова в книге «Люди и ложи» отмечает, что с 1907 года Георгий Евгеньевич был тесно связан с московской ложей «Возрождение», а с 1908 года - с ложей «Полярная звезда» в Петербурге. После ее «усыпления» в 1910 году вошел в ложу «Малая Медведица». В которой, кстати, состоял и Александр Керенский. Возможно, здесь и познакомились Георгий Евгеньевич с Александром Федоровичем.

Мог Львов входить и в состав такой масонской организации, как «Великий Восток народов России», которая была тесно связана с ложами Франции. Масонство в основном зиждилось на гуманизме и терпимости, что, по сути, соответствовало политической и общественной позиции князя. Следует помнить еще и о том, что в ложах весьма терпимо относились к политическим противникам и любые прения протекали здесь не иначе, как в форме дружеских бесед.

Один из пунктов устава «Великого Востока народов России» четко выделял стремление к духовному совершенствованию человека и защите его гражданских прав при сохранении свободы политических действий. Все это было созвучно взглядам Георгия Евгеньевича.

Позднее многие русские эмигранты указывали на принадлежность князя к масонам. Возможно, не стоит преувеличивать роль масонских организаций в политическом триумфе Львова. Но нельзя и с порога отрицать ее.

Масоны вполне могли способствовать занятию своими братьями руководящих постов в государственном аппарате России и формировать соответствующим образом общественное мнение.

Не на своем месте

Князь Георгий Львов

Один из основателей кадетской партии Иосиф Гессен прямо писал: «По-видимому, масонство сыграло некоторую роль при образовании Временного правительства. Недоуменно я спрашивал Милюкова, откуда взялся Терещенко, никому до того не известный чиновник при императорских театрах, сын миллионера, - да и еще на посту министра финансов... Милюков говорил: "При образовании Временного правительства я потерял 24 часа (а тогда ведь почва под ногами горела), чтобы отстоять кн. Г.Е. Львова против кандидатуры М.В. Родзянко, а теперь думаю, что сделал большую ошибку. Родзянко был бы больше на месте". Я был с этим вполне согласен, но ни он, ни я не подозревали, что значение кандидатуры как Терещенко, так и Львова скрывалось в их принадлежности к масонству».

Да, парадокс заключается в том, что кандидатуру Львова на посты министра-председателя и министра внутренних дел Временного правительства отстоял не кто иной, как лидер кадетов Павел Милюков. Хотя сам он никогда к масонам и не принадлежал. За спиной Львова стоял и тогдашний английский посол - сэр Джордж Уильям Бьюкенен, который, по некоторым сведениям, тоже был масоном. Конечно, английская корона была заинтересована, чтобы во главе России встал опытный политик, и, думается, за сэром Джорджем было не последнее слово.

Во главе Временного правительства князь Львов проявил себя не лучшим образом. Правительство тянуло с созывом Учредительного собрания, не решало ни аграрного, ни рабочего вопроса. Георгий Евгеньевич то загорался какой-нибудь идеей, то остывал. По его собственным словам выходило, что «кругом истерика, ее врачевать надо, а не разжигать». Он старался обходить стороной социальные трения, произносил миротворческие речи.

После летних событий в Петрограде, когда пролилась кровь и большевики предприняли попытку захватить власть, 7 июля (по старому стилю) 1917 года князь Георгий Львов подал в отставку. При этом он сказал: «В сущности я ушел потому, что мне ничего не оставалось делать. Для того чтобы спасти положение, надо было бы разогнать Советы и стрелять в народ. Я не мог этого сделать. А Керенский это может».

Дальнейшая его жизнь сложилась непросто. Побывав под арестом, он покинул Россию и до 1925 года жил в Париже. Сначала пытался активно заниматься делами эмигрантского движения, но потом вынужден был отойти от дел и вести очень скромную жизнь, перебиваясь случайными заработками. Весной 1925 года скончался.

На похоронах Львова присутствовали немногие из русских эмигрантов, проживавших в то время в Париже и его окрестностях. Отношение к бывшему главе Временного правительства у белой эмиграции было враждебное. Она винила его во всех бедах. Провожали его в последний путь самые близкие и друзья. Некогда народник, а позднее эсер Николай Чайковский произнес надгробную речь, в которой отметил, что покойный олицетворял собой ту русскую общественность, которую можно понять лишь в «культурных странах». При этом Чайковский неоднократно в своей речи называл умершего не иначе как «брат наш». А это обращение было довольно распространено среди масонов.

Голос «против»

Советский историк Арон Аврех долгое время занимался проблемами масонства в России. Он считает, что Львов не был и не мог быть масоном, ссылаясь на воспоминания очень близких к князю людей. Среди них журналист Тихой Полнер, хорошо знавший Львова. По словам Полнера, князь был глубоко религиозным человеком и даже думал об удалении во имя спасения души в Тихонову пустынь.

Как пишет Аврех, Георгий Евгеньевич «был по своим глубинным чувствам и настроениям антизападником, так сказать мистически-русским. Масонство же было явлением чисто западным, и уже этого одного было достаточно, чтобы для Львова масонство стало абсолютно неприемлемым».

Однако не стоит преувеличивать религиозность князя. Достаточно сказать, что поездки Львова в обитель в критические моменты жизни не мешали ему затем довольно быстро возвращаться к бурной политической деятельности. Вряд ли можно считать религиозность Львова каким-то непреодолимым препятствием для вступления в масонскую организацию. Тем более если это сулило реальные блага.

По словам другого историка, одного из специалистов событий 1917 года Виталия Старцева, Верховный совет масонских организаций в России ставил цель «объединения оппозиционных царизму сил для свержения самодержавия и провозглашения в России демократической республики». Это было бы неприемлемо для Львова ввиду его монархических симпатий.

Некоторые источники свидетельствуют о том, что князь по сути не примыкал ни к какой партии, хотя был ближе всего по взглядам к конституционным демократам. Но бросается в глаза особое отношение князя к Керенскому. Современники говорили, что это было похоже «на какое-то робкое заискивание». Когда Львов покидал на какое-то время Петроград, то он на время своего отъезда оставлял своим заместителем не кого-либо, а именно Керенского. Можно предположить, что став секретарем масонского Верховного совета русских лож, Керенский имел какую-то власть над Львовым как рядовым масоном. Хотя документально это не доказано.

К сожалению, находясь на посту министра-председателя, Георгий Львов не сумел справиться с ответственностью, фактически пустив развитие страны на самотек. Но тем не менее он был порядочным политиком и покинул свой пост, понимая, что он «лишний».

Виктор ЕЛИСЕЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Власть     Следущая









Сообщество в G+