Польский холокост

Автор: Maks Авг 31, 2018

Истребление евреев нацистами в годы Второй мировой войны давно осуждено человечеством как ужасное и беспрецедентное преступление. Геноцид евреев получил название «холокост». Однако мало кто знает, что уже после Второй мировой войны на повторение еврейской травли решилась социалистическая Польша.

1 сентября 1939 года солдаты Третьего рейха пересекли границу Польши. С этого началась Вторая мировая война. На захват соседней страны у гитлеровских войск ушло чуть больше месяца. Для поляков вторжение немцев стало катастрофой. Но для польских евреев эта война означала смертный приговор.

Послушные исполнители

Евреи в Польше появились еще в XI веке. Польские князья не притесняли их, и еврейская община к XX веку достигла численности в 3 миллиона человек.

Однако польская католическая церковь была против еврейских поселений и всячески подогревала народный антисемитизм. Так что простые поляки на вопрос «Кто виноват?» практически всегда отвечали: «Жиды!» Особенно сильно выросли антисемитские настроения между Первой и Второй мировыми войнами. Связано это было не в последнюю очередь с могущественным соседом — Советской Россией. Так как большинство большевистских лидеров в 1920-е годы имели еврейское происхождение, поляки в «красной чуме» видели именно иудейский след.

В 1938 году немцы изгнали из Германии в Польшу несколько тысяч евреев. А после оккупации Польши нацисты устроили здесь планомерное уничтожение евреев. Было построено несколько лагерей смерти: Хелмно, Освенцим, Треблинка, Майданек, Белжец и Собибор. Увы, не обошлось в этой позорной истории и без участия поляков.

Польский городок Едвабно, входивший в 1941 году в состав советской Белоруссии, более чем наполовину был заселен евреями. Их численность составляла около 1600 человек. 23 июня 1941 года в Едвабне появились гитлеровцы, которые дали отмашку польским антисемитам учинить погромы. Утром 25 июня поляки, движимые чувством наживы, стали врываться в дома евреев, убивать мужчин топорами и вилами, их жен и дочерей насиловать. Имущество убитых палачи забирали себе. Дошло до того, что польские дети играли в футбол отрезанной головой учителя иврита. Увидев кровавую вакханалию, местный ксендз не стал препятствовать злодейству, считая всех евреев коммунистами.

Через две недели немцы отдали приказ о ликвидации в Едвабне оставшихся евреев. Причем сделать это должны были опять поляки. К заданию палачи отнеслись творчески. Построив евреев в колонну по четыре, они приказали возглавить шествие 90-летнему раввину, вручив ему красный флаг. Сопровождал шествие оркестр, игравший веселую музыку. Прогнав несчастных от центральной площади до окраины, они заперли пленников в барак, где хранились трупы убитых. После этого барак был подожжен. Живые и мертвые сгорели в огне.

Аналогичные трагедии разыгрались в городке Радзивилов, где были убиты 650 евреев, в Вонсоше и в Визне. Польская правительственная комиссия, расследовавшая события времен войны, установила, что поляки совершили преступления против соседей-евреев как минимум в 24 районах страны. В результате погибли десятки тысяч евреев.

Новые погромы

Варшавское геттоПосле войны, когда Польша оказалась в советской зоне влияния, преступления нацистов были подвергнуты широкой огласке. Но в самой Польше антисемитские настроения не исчезли. Поляки, еще не забывшие злобного отношения к России, считали, что выжившие евреи с помощью русских поквитаются с ними. Хотя их численность в стране сократилась на 85% — из 3,3 миллиона погибло 2,8 миллиона. Кроме того, многие поляки неплохо обогатились, разграбив еврейские дома, и возвращать награбленное не собирались.

11 августа 1945 года польские подростки начали кидать камни в здание Краковской синагоги. Сторож поймал одного из них, но его товарищи позвали взрослых, и те стали избивать евреев. Во время расправы кто-то высказал «новость», что евреи в этой синагоге убили польских детей, а их кровь передали в госпиталь Красной армии. После чего еврейский погром стал набирать силу. Причем в грабежах принимали участие польские милиционеры и солдаты. Погромы прекратились, когда в Краков был введен полк внутренних войск Польши. Советские военные участия в подавлении не принимали.

1 июля 1946 года в городе Кельце исчез 8-летний Генрик Блашчик. На самом деле мальчик был отправлен отцом в деревню, где в течение двух дней ему внушали, что он должен будет рассказать. По возвращении ребенок поведал, что его похитили евреи и намеревались убить, чтобы из его крови сделать мацу. Уже утром 4 июля у здания еврейского комитета собралось 2 тысячи поляков, которые кричали: «Смерть евреям!», «Смерть убийцам наших детей!», «Завершим работу Гитлера!»

К полудню в здание вошла группа под началом сержанта польской милиции Владислава Блахута и разоружила евреев. Милиционер приказал оборонявшимся выйти на улицу. Когда те отказались, стал бить их пистолетом по голове, выкрикивая: «Немцы не успели уничтожить вас, но мы закончим их работу». Вскоре поляки снесли двери и ворвались в здание. Евреев стали избивать кирпичами, прутьями и досками. Всего погибли от 40 до 47 человек, среди которых были беременные женщины и дети. Стоит отметить, что погромщики убили и двух поляков, пытавшихся остановить соплеменников.

Несмотря на то что власти жестко отреагировали на погром (были расстреляны девять зачинщиков), евреи стали уезжать из Польши. Обелить репутацию Польши не помог и процесс в мае 1949 года над убийцами евреев в Едвабне. Впрочем, этот суд не освещался в прессе, и рядовые граждане ничего о нем не знали. Девиз «Польша для поляков» к концу 1940-х годов практически полностью оказался выполненным.

Вон из страны!

В 1956 году лидером Польской объединенной рабочей партии и Польши стал Владислав Гомулка. В начале своего правления он предпринял ряд реформ: смягчил политику в отношении крестьян, нормализовал отношения с католической церковью, приветствовал развитие профсоюзов. Кроме того, Гомулка пресек антисемитские настроения во власти. Разрешил деятельность благотворительной еврейской организации «Джойнт». Не препятствовал созданию еврейских детских садов, клубов и частных кооперативов.

Однако в середине 1960-х экономика Польши стала буксовать, цены увеличились, а зарплаты стояли на месте. Поляки стали роптать на правительство, которое не могло найти выход из ситуации. В июне 1967 года Гомулка вместе с другими лидерами европейских соцстран был вызван в Москву. Причина была в Шестидневной войне на Ближнем Востоке, где Израиль разбил арабов, поддерживаемых СССР.

По указанию Москвы соц-страны в знак протеста против «израильской агрессии» должны были разорвать отношения с Израилем. Гомулка решил использовать это явление для объяснения проблем в экономике. В Варшаве он заявил однопартийцам о необходимости «дать отпор израильской агрессии» и добавил, что в Польше Израиль поддерживают «сионистские круги», подрывающие нормальную жизнь.

В марте 1968 года ситуация в стране накалилась еще больше. Поводом стало запрещение пьесы «Дзяды» Адама Мицкевича, где власти усмотрели русофобскую риторику. Студенты воспротивились запрету и написали петицию в сейм, которую подписали и тысячи рабочих. Но в верхах это обращение объявили «кознями сионизма». В прессе появились статьи о «врагах народной Польши» и списки фамилий с указанием еврейских имен.

За две недели на предприятиях Польши было проведено 1900 собраний и митингов, где звучали призывы «очистить Польшу от евреев-сионистов». Вскоре последовали случаи физических расправ. Наконец, выступая на митинге, Гомулка заявил: «Евреи, которым Израиль дороже, чем Польша, должны покинуть нашу страну».

Лидер Польши еще не знал, что выпускает джинна из бутылки. Будучи женатым на еврейке, он не был антисемитом. А министр внутренних дел Польши Мечислав Мочар — был, и даже не скрывал этого. В МВД собрали картотеку на всех евреев с польским гражданством, после чего их стали выдавливать из госучреждений, университетов, школ, газет, театров… 11 апреля 1968 года премьер-министр Польши Циранкевич заявил в сейме, что для граждан еврейской национальности граница открыта. Страну покинуло 13 тысяч из 28 тысяч евреев, среди которых в основном были граждане с высшим образованием.

Только на XII пленуме ЦК Польской рабочей партии в июле 1968 года удалось закрыть вопрос с антисионистской кампанией. Но антисемитские проявления на бытовом уровне встречаются по сей день.

Прохор ЕЖОВ

, , , , ,   Рубрика: Военная тайна




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:65. Время генерации:0,605 сек. Потребление памяти:33.89 mb