Александр Невский — спаситель Руси

Автор: Maks Окт 1, 2021

В российском историческом сознании Александр Невский воспринимается как полководец. Но свою страну он спас прежде всего как политик. Благодаря ему пресловутое «монгольское иго» превратилось в то, что в реальности «игом» и не являлось.

ТРУДНОЕ ДЕТСТВО

Авторы, которые пишут об Александре Невском, делятся на две группы. Первые склонны рисовать елейно-героический образ, концентрируясь на Невской битве и Ледовом побоище. Вторые изображают князя прислужником монгольских захватчиков. Историческая правда, конечно же, гораздо сложнее.

Две самые известные свои победы Александр одержал в возрасте 19-21 года. Сложно сказать точнее, поскольку обычно датой его появления на свет указывалось 30 мая 1220 года. Но здесь, вероятно, имела место подтасовка: почитавший Александра царь Петр Великий тоже родился 30 мая, и в качестве дня рождения своего кумира он мог подобрать ту дату, которая представлялась ему удобной. Современные же историки указывают в качестве дня рождения Александра 13 мая 1221 года.

Его отец — Ярослав Всеволодович — был сыном Всеволода Большое Гнездо, носившего титул великого князя Владимирского, то есть старшего над удельными князьями Северо-Восточной Руси. Южная половина Руси обычно признавала старшим великого князя Киевского. Особняком держалась Новгородская республика, в которой власть князя жестко ограничивалась боярством и вечевой сходкой, а сам княжеский престол не переходил по наследству.

Правивший в Новгороде в 1209-1218 годах Мстислав Удатный считался отличным полководцем, но город удержать не сумел и решил миром договориться с конкурирующим кланом Всеволодовичей. Свою дочь Феодосию он выдал замуж за Ярослава, и в этом браке на свет появились сыновья — Федор, Александр (будущий невский герой), Андрей, Константин, Ярослав, Михаил и Василий.

В возрасте, когда современные малыши только заканчивают детский сад и идут в школу, Федора и Александра отправили княжить в Новгород, разумеется, приставив к ним наставников из местных. Убегать от мятежных подданных за восемь лет пришлось только один раз. То есть правление считалось достаточно спокойным.

Отчасти это объяснялось заинтересованностью новгородцев в помощи Ярослава и его старшего брата — великого князя Владимирского Юрия Всеволодовича. Монголы были еще далеко, но из Финляндии на новгородские владения надвигались шведы, а из Прибалтики — рыцари-крестоносцы и датчане.

Ярослав в 1234 году разбил крестоносцев на Омовже (реке Эмайыга), причем летописец зафиксировал эпизод, когда в конце битвы часть тяжеловооруженных рыцарей провалилась под лед — отсюда растут ноги у версии, что в Ледовом побоище никакой лед под рыцарями не проваливался, а эпизод был просто позаимствован.

В это же время у русских появился и новый враг в лице литовских племен. Крестоносцам от этих язычников тоже доставалось, так что после разгрома при Шавли (1236) Орден меченосцев оказался поглощен Тевтонским орденом.

В 1237-1242 годах на Русь обрушилось нашествие монголов. Ярослав Всеволодович старшему брат не помог, и тот погиб в катастрофической для русских битве на реке Сити. Но, возможно, у Ярослава имелись уважительные причины. Литовцы как раз активизировали набеги на русские земли. При отражении этих набегов Александр и получил первый боевой опыт.

В 1239 году он вступил в брак со своей тезкой Александрой — дочерью полоцкого князя Брячислава. Информация о ней крайне скудна: в сущности, известны только имена рожденных ею четырех сыновей — Василия, Дмитрия, Андрея и Даниила. Из дочерей же поминается только Евдокия — супруга Константина Ростиславича Смоленского.

ОТКУДА ПРОЗВИЩЕ?

Ярослав, условно говоря, «выслуживался» перед властителем монголов Батуханом (Батыем). Захватив в 1240 году семью князя Михаила Черниговского, Ярослав заставил его отказаться от попыток нанести удар двигавшимся на Киев монголам.

Помимо падения Киева, этот год памятен одержанной новгородским князем Александром Ярославичем победой над шведами. Битва произошла при впадении в Неву реки Ижоры. Успех был обеспечен быстротой и скрытностью, позволившими русским нанести внезапный удар по шведам, вероятно, имевшим численное превосходство.

Но само сражение оставляет ряд вопросов. Начнем с того, что в шведских источниках оно не поминается вовсе, а в Новгородской летописи упоминается мимоходом. Подробное же описание битвы содержится в составленном после смерти Александра «Житии», по своему жанру предполагающем максимальное приукрашивание главного героя. Командующим шведским войском назван ярл (правитель Швеции) Биргер, хотя в реальности ярлом был Ульф Фасси, а Биргер занял этот пост восемью годами позже.

Впрочем, факт битвы никто всерьез не отрицает. Речь же идет о том, что незначительную пограничную стычку раздули до размеров великой победы. И прозвища Невский Александр удостоился гораздо позже — уже в XVI веке, когда вопрос о контроле над бассейном Невы приобрел поистине геополитическое значение.

Можно допустить и такую трактовку: опасаясь, что монголы доберутся и до Новгорода, часть жителей решила признать власть шведов. Те прислали войско во главе с Биргером (который, еще не будучи ярлом, занимал не последнее место в государстве), но с боевыми действиями не спешили, надеясь, что Новгород сам упадет им в руки, подобно перезрелому плоду. Однако Александр не стал выяснять отношения с прозападной новгородской партией, а просто выдворил пришельцев силовым образом.

Здесь, кстати, лежит и объяснение парадоксального вроде бы факта — победоносного князя новгородцы выдворили сразу после одержанной им победы. С чего бы? Потому что действовал не по воле боярской верхушки.

И о своем решении новгородцы тут же пожалели.

НОВГОРОДЦЫ ОДУМАЛИСЬ

Вместо шведов активизировались ливонцы, получившие союзника в лице псковского князя Ярослава Владимировича. Будучи изгнан из-за конфликта с отцом Александра Невского, он укрылся у крестоносцев, демонстрируя склонность к католической вере. Вероятно, именно с помощью князя-перебежчика в 1241 году ливонцы захватили пограничную крепость Изборск, а затем разбили подошедшее псковское войско. Потеряв около 800 ратников, псковичи в результате не смогли отстоять даже родной город, ворота которого врагам открыли изменники во главе с бывшим посадником Твердило Иванковичем (сентябрь 1241 года).

Когда на подвластных Новгороду землях племени водь крестоносцы заложили деревянную крепость Копорье, альтернатива стала очевидной — либо драться, либо сдаться. Для вразумления тугодумов отряд крестоносцев совершил набег и сжег деревню, расположенную всего в 30 километрах от Новгорода. Пришлось слать гонцов, бить челом и звать Александра обратно на княжение.

Тот, разумеется, вернулся. Последовал штурм Копорья, во время которого погиб ближайший соратник князя — боярин Гаврила Олексич — родоначальник многих аристократических династий. Гарнизон крепости перебили, а поддержавших крестоносцев местных эстонцев (чудь) перевешали.

Таким образом Александр перекрыл возможный маршрут вражеского вторжения, пролегавший к северу от Чудского озера. Следующим успехом 1241 года стало взятие Изборска и перекрытие южного фланга ливонского пограничья. Правда, в тылу еще оставался занятый врагом Псков, но, учитывая настроения жителей, город сдался 5 марта 1242 года.

По новгородским источникам, в плен было взято 20 орденских рыцарей. На понятии «рыцарь» следует остановиться особо, поскольку оно является ключевым и для определения вражеских сил, и для установления потерь, врагом понесенных.

Те, кто обвиняет русские летописи в преувеличениях, указывают, что во всем Ливонском ландмейстерстве было не больше сотни полноценных «рыцарей», владевших собственными замками. Однако российские летописцы подразумевали под этим понятием любых тяжеловооруженных конных воинов — как самого «рыцаря», так и входивших в его отряд («копье») боевых слуг (не менее четырех человек).

ПОБЕДА НА ЛЬДУ

Именно такое войско и было разбито 5 апреля 1242 года Александром в знаменитой битве на Чудском озере, известной также как Ледовое побоище.

Сражению предшествовал поход в орденские владения на территории современной Эстонии. Вероятно, противник настиг русское войско на марше, и для отпора врагу пришлось развертываться на ходу. Поскольку княжеская конница находилась в авангарде и арьергарде, такой походный порядок превратился в строй со слабым центром и сильными флангами. Атаковав клинообразной «свиньей», крестоносцы увязли в русской пехоте и попадали в «клещи».

Часть ливонцев, включая командовавших ими ландмейстера и епископа Дерптского, сумели ретироваться, но победа была вполне убедительной. Даже известный своей русофобией Карл Маркс сделал такое резюме: «Александр Невский выступает против немецких рыцарей, разбивает их на льду Чудского озера, так что прохвосты были окончательно отброшены от русской границы».

Попытка западных «культуртрегеров» приобщить русских «схизматиков» к «европейским ценностям» закончилась крахом.

А дальше начинается то, что обычно остается за скобками героической легенды, хотя Александра эти события не компрометируют, а напротив — должны быть поставлены ему в заслугу.

РАСПРИ СРЕДИ МОНГОЛОВ

Покоритель русских земель — внук Чингисхана Бату — правил Золотой Ордой со столицей в Сарае (на Волге), которая, в свою очередь, входила в состав Монгольской империи со столицей в Каракоруме.

Ярослав Всеволодович получил от Батыя ярлык (разрешение) на великое княжение Владимирское, но в 1246 году отправился в Каракорум, где, согласно летописи, был отравлен по приказу Туракины — матери монгольского властителя хана Гуюка. Показательно, что практически одновременно в Сарае за отказ склонить голову перед идолами монголы учинили зверскую расправу над противником Ярослава — Михаилом Черниговским.

Складывается впечатление, что в противостоянии между монгольскими императорами и их вассалами (золотоордынскими ханами) от позиции Ярослава и его сыновей кое-что зависело. В противном случае того же Ярослава не стали бы травить, а просто убили бы. Ярослав сделал ставку на Бату и по большому счету не проиграл, хотя торжества своего не увидел.

Александр на момент смерти отца завершил кампанию против литовцев, где одержал три победы — у Торопца, Жижицкого озера и Усвята. Получив известие о смерти родителя, вместе с братом Андреем он сначала поехал в Орду за ярлыком на великое княжение. Бату отправил братьев в Каракорум — к главе Монгольской империи Гуюку.

Отношения Гуюка и Бату на тот момент осложнились до предела, так что монгольский император даже отправился в поход против непокорного золотоордынского вассала. И по дороге очень своевременно скончался. Так и подмывает высказать предположение, что Александр и Андрей рассчитались за отца, отравив зловредного Гуюка. И перед этим получили от него ярлыки, причем два сразу: Андрей на владимирское, а Александр — на киевское великое княжение.

БРАТ НА БРАТА

Из-за такого подарка братьям трудно было не поссориться. Доставшееся Александру киевское великое княжение считалось старше владимирского, но цена ему была невелика, поскольку речь шла о разоренном татарами городе, который и ранее, в лучшие для себя времена, как мячик, перелетал от одного удельного князя к другому. Самым серьезным претендентом на него был державшийся по отношению к монголам довольно независимо Даниил Галицкий. А дочь Даниила Анастасия была замужем за Андреем и наверняка говорила ему о том, что сам Андрей должен владеть Киевом. Стравливать потенциальных конкурентов монголы тоже умели.

1251-1252 годы стали периодом брожения, когда Бату проталкивал на престол в Каракоруме своего политического союзника хана Менгу, а римские папы активизировали попытки насадить католичество, обещая русским князьям помощь против монголов. Александр прибывшим от папы Иннокентия IV легатам ничего не обещал. А чего стоили их обещания помощи — это видно по поднятому князем Андреем восстанию против монголов.

От участия в этой авантюре Александр разумно воздержался и сумел минимизировать ущерб от организованной захватчиками карательной экспедиции, известной под названием Неврюевой рати. Монголы шутя разметали восставших и никакими особыми зверствами не отметились. Андрей бежал в Швецию, но в 1256 году вернулся на Родину. Благодаря заступничеству Александра ему даровали прощение и выделили удел, превратившийся потом в Суздальско-Нижегородское княжество.

КОНФЛИКТ УЛАЖЕН

Александр НевскийПолучив великое княжение Владимирское и став теперь главным на Северо-Восточной Руси, Александр передал Новгород своему сыну Василию. Отмечается, что тот проявил себя достойным военачальником, отбив нападения литовцев и ливонцев, но здесь надо учитывать, что речь идет о 14-летнем подростке. И хотя дети тогда взрослели быстро, очевидно, что за Василия действовали более опытные воеводы.

В 1256 году Александр провел удачный поход против финского племени емь, грабившего с подачи шведов и ливонцев новгородские земли. Боевые действия велись на территории Финляндии; более того: многие историки доказывают, что войска Александра добрались тогда чуть ли не до Лапландии.

Добычу, собрали богатую, но очевидно, что все предприятие затевалось главным образом для поднятия в Новгороде авторитета великокняжеской власти. Буйные новгородцы упорно саботировали перепись, которую собирались провести ордынские чиновники, чтобы определить, какой данью обложить русские княжества, причем речь шла не только о денежных суммах, но и контингентах, которые предстояло отправлять в Орду для участия в завоевательных походах.

Александру эта идея тоже не нравилась, но он имитировал покорность, поскольку понимал, что для борьбы с монголами сначала нужно объединить русские земли под властью великого князя. В противном случае все закончится новым страшным разгромом.

Александр перепись все же провел, причем поддержавшему своих подданных — новгородцев — Василию пришлось удалиться в изгнание, а его советники подверглись жестоким экзекуциям («овому носа урезаша, а иному очи выимаша»). Однако результаты переписи ни во что не материализовались. Сначала в 1256 году умер Батый, затем — его сын и наследник Сартак, с которым Александр даже стал побратимом. Новый золотоордынский хан Берке готовился к войне со своими ближневосточными родичами Хулагидами и давить на Александра опасался.

В 1262 году во многих городах Руси восставшие жители перебили ордынских сборщиков дани (баскаков), что, по идее, должно было спровоцировать карательный поход монголов. Но ничего подобного не произошло. Александр отправился в Орду улаживать конфликт, или, как утверждают его критики, «лебезить перед ханом». И добился всего, чего хотел. Резню баскаков решили предать забвению. Сбор дани для Орды возлагался теперь на великого князя, получавшего дополнительный рычаг влияния и на князей удельных. Так что баскаки, отбирающие у забитых русичей последнее добро и даже красных девиц, — это все существовало только до 1262 года.

ЗАГАДОЧНАЯ СМЕРТЬ

Об участии сколь-нибудь значительных русских контингентов в завоевательных походах монголов сведений практически не сохранилось. И даже непонравившихся русских князей в Орде убивать перестали, а если и убивали, то вследствие интриг, затеянных своими же соотечественниками.

Сравнивая ситуацию с западноевропейскими реалиями, получается, что русские князья становились вассалами золотоордынских ханов примерно в такой же степени, в какой правители Уэльса или Шотландии были вассалами королей Англии.

Правда, в 1281-м и 1293-1294 годах Владимиро-Суздальская Русь подвергалась набегам ордынского войска, но и набеги эти происходили не по причине монгольских капризов, а из-за стремления третьего сына Александра Невского — Андрея — любой ценой сковырнуть старшего брата Дмитрия (что в конце концов он и смог сделать). Правители Уэльса или Шотландии точно так же втягивали англичан в свои свары в ущерб независимости родины, но почему-то никто не говорит, что они тоже были под игом.

Придавленную игом страну Владимирская Русь к концу правления Александра Невского напоминала мало. Например, последним событием 1262 года был поход сына великого князя Дмитрия Александровича и его дяди Ярослава Ярославича на Дерпт. Войско новгородцев, тверичей и владимирцев овладело посадом и вернулось с богатой добычей. Еще через 6 лет Дмитрий нанесет крестоносцам поражение под Раковором, более крупное по масштабам, чем Ледовое побоище.

Александр Ярославич скончался 14 ноября 1263 года на обратном пути из Сарая, где, предположительно, был отравлен. Ордынцы явно его боялись и, возможно, предпочли нанести удар на упреждение. Хотя не исключено, что смерть имела естественные причины.

Ордынских ханов в качестве сюзеренов придется терпеть еще долго, хотя слушаться их будут лишь от случая к случаю.

Дмитрий МИТЮРИН

Загадки истории » Историческое расследование » Александр Невский — спаситель Руси

, , ,   Рубрика: Историческое расследование 94 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,816 сек. Потребление памяти:10.98 mb