Несвятая миссия

Автор: Maks Окт 23, 2017

9 июля 1941 года фашисты-гитлеровцы вошли в Псков. А уже 17 августа в городе состоялась первая религиозная служба — как ни странно, гитлеровцы не препятствовали деятельности церкви. И даже в чем-то способствовали…

Известно, что советская власть, особенно до войны, по отношению к церкви буквально свирепствовала: множество священников были убиты, сосланы в Сибирь, сидели в тюрьмах. И приход гитлеровцев для некоторых из них стал избавлением от смерти. Летом 1942 года в Пскове состоялся крёстный ход «в честь годовщины освобождения города от большевизма». Мероприятие проходило в рамках «праздника», который на оккупированных территориях начали отмечать 22 июня. Нацисты называли его Днём освобождения русского народа.

Крёстный ход был организован так называемой Псковской православной миссией — сотрудничавшей с нацистами пастырско-миссионерской организацией. Что же это за организация, деятельность которой и поныне вызывает ожесточённые споры?

Озверевшие большевики

Крестный ход в окупированном немцами ПсковеСразу скажем, что к христианству, с его гуманизмом и состраданием к ближнему, элита Третьего рейха (включая, естественно, самого Адольфа Гитлера) относилась пренебрежительно. Церковников в Германии преследовали, однако Гитлер был вынужден до поры до времени заигрывать с разными силами.

А вот в СССР борьба с «религиозным дурманом» велась варварскими методами.

Между тем накануне войны, согласно сведениям, которые, как считают многие исследователи, были известны руководству рейха, в СССР среди неграмотного населения верующие составляли 84%, среди грамотного — 45%.

Как считает доктор исторических наук Борис Ковалёв, к православию Гитлер относился ещё более пренебрежительно, чем к другим направлениям христианства. Однако уже летом 1941 года на оккупированных территориях начали открывать церкви. Скажем, в Пскове, где незадолго до войны закрыли последний, находившийся на окраине города храм, к зиме их было уже шесть, а на всей Псковщине — более 60.

Торжества по случаю возобновления богослужения начинались обычно такими словами: «Или есть Бог, тогда должны быть уничтожены злодеи-большевики, или есть большевики, и будут уничтожены храмы».

По словам Бориса Ковалёва, немцы понимали, что жители оккупированных городов и деревень никогда не будут с ними, да и с их ставленниками, откровенны. Другое дело — батюшки. А от них уже можно было получать достоверную информацию. Гитлеровцев, в частности, интересовали настроения людей, планы партизан, а также экономические вопросы: площадь посевных земель, урожайность тех или иных культур.

Псковскую православную миссию летом 1941 года организовал митрополит Сергий (в миру — Дмитрий Николаевич Воскресенский). Её активисты ставили цель при помощи оккупантов возродить религиозную жизнь на северо-западе нашей страны.

Митрополит Сергий — выпускник Московского Заиконоспасского духовного училища — продолжал служение в трудные 20-30-е годы XX века. После присоединения к СССР Эстонии, Латвии и Литвы был создан так называемый Прибалтийский экзархат — структурное подразделение Московской патриархии, объединившее православные церкви на территории новых советских республик. 24 февраля 1941 года Сергия назначили митрополитом Виленским и Литовским, экзархом Латвии и Эстонии. Его резиденция находилась в Риге.

Перед вступлением немцев в столицу Латвии у экзарха была возможность эвакуироваться, но он предпочёл остаться с паствой.

«Молиться за победу немецкого оружия»

18 августа 1941 года в Псков прибыли первые миссионеры-священники. В основном это были эмигранты. Они отдавали себе отчёт в том, что нацизм — это зло, но большевизм в их глазах был ещё большим злом, для борьбы с которым можно сотрудничать с кем угодно, — то есть они хотели перехитрить дьявола. Какую-то часть священников составляли и уцелевшие в годы репрессий батюшки. В октябре 1942 года миссию возглавлял протоиерей Кирилл Зайц, который в годы Гражданской войны сражался в рядах белогвардейцев.

— С первых же дней работы миссия начала активную фашистскую пропаганду, широко используя при этом устные проповеди, беседы, церковные службы и профашистскую печать, — рассказал кандидат исторических наук подполковник ФСБ Станислав Бернев. — Издаваемый ею журнал «Православный христианин» писал: «Германия вправе рассчитывать, что верующий русский народ высоко оценит подвиги освободительной германской армии и во всём окажет ей лояльную, деятельную жертвенную поддержку». Во всех церквях было предписано «молиться за победу немецкого оружия».

В мае 1943 года Псково-Печёрский монастырь посетил печально известный генерал Андрей Власов. Выступая перед монахами, он заявил, что идёт воевать за свободную Россию без большевиков, и попросил настоятеля благословить его.

Всё это резко отличалось от позиции Московской патриархии. Уже 22 июня 1941 года патриарший местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский), обратившись к верующим, благословил их на защиту Отечества. На оккупированные территории с советских самолётов разбрасывали подписанные митрополитом Ленинградским Алексием антифашистские листовки.

Да и у советских граждан крепли патриотические чувства: в условиях войны росло понимание, что нельзя отождествлять сталинский режим и саму Россию. Этому способствовали и успехи Красной армии.

В начале сентября 1943 года Иосиф Сталин принял в Кремле трёх митрополитов — Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича). Результатом этой встречи стало возрождение патриаршества. Кроме того, вождь дал согласие на строительство новых храмов, предложил открывать духовную академию и духовные семинарии. После этого священники начали открыто крестить красноармейцев, а самих служителей культа стали награждать советскими орденами и медалями.

Печальный конец

Это событие деморализовало многих деятелей Псковской православной миссии. Уже вскоре немецкое руководство организовало в Риге совещание православных архиереев Латвии, Эстонии и Литвы. Ещё в сентябре 1942 года была принята резолюция: «Советская власть подвергла Православную Церковь неслыханному гонению. Ныне на эту власть обрушилась кара Божия. Желая отдалить неотвратимую гибель и угодить своим лицемерным союзникам, большевики притворяются, будто бы изменили своё отношение к Православной Церкви, вернув ей свободу… За подписью Патриаршего Местоблюстителя блаженнейшего Сергия, митрополита Московского и Коломенского, большевики распространяют нелепое воззвание, призывающее русский народ сопротивляться германским освободителям… Для нас это воззвание служит ярким доказательством того, что большевики по-прежнему держат Православную Церковь в своих тисках…».

В 1944 году, когда исход войны уже фактически был предрешён, митрополит Сергий стал выступать с критикой нацизма, действий немецких властей. 28 апреля того же года машина, на которой он ехал из Вильнюса в Ригу, была расстреляна людьми в немецкой военной форме. Митрополит и ещё три ехавших с ним человека погибли. Кто в действительности совершил это преступление, доподлинно не известно до сих пор.

Осенью 1944 года началось восстановление советской власти в Прибалтике. Все не сумевшие уйти на Запад сотрудники миссии были арестованы, а затем приговорены к различным срокам заключения. Скажем, Кирилла Зайца осудили на 20 лет, он скончался в лагере в 1948 году.

Кстати, последний участник миссии — протоиерей Георгий Тайлов — умер в Латвии 8 мая 2014 года. Ему было 99 лет

Давид ГЕНКИН

, ,   Рубрика: Назад в СССР


Комментариев к записи: 1

  1. Андрей от 23.10.2017 в 16:50 пишет:

    Давид Генкин — в общем то неграмотный мудак… Пардоньте за мой французский. Все «зверства» большевиков против церкви заключались в том, что церковь была отделена от государственной кормушки. Только то и всего. То есть имущественный баланс церкви был снят с повестки дня госбюджета. Вера — стала частным делом. Хочешь — верь. Хочешь — нет. Ну а люди, которые при царе насильственно платившие церковную десятину стали сами решать стоит платить попам или нет. Если у автора хватило бы ума и желания порыться в газетах с 1918 по 1940 год, то нашли бы море объявлений о закрытии тех или иных приходов по поводу отсутствия средств у прихожан на содержание их мест оправлений религиозных культов. Это касается всех конфессий. А так же нашел бы не мало статей, особенности по материалам 8 съезда ВКП(б) о недопустимости оскорблений чувств верующих. Да в принципе можно было бы даже проследить судьбу известного богоборца Демьяна Бедного. А если посмотреть деятельность духовенства на ниве борьбы с Советской Властью, то мотивы репрессий станут более чем понятны. Тут и участие в бандах, и хранение оружия, и осуществление коммуникаций между подпольем. Так что «перехитрение диавола» это не оправдание. Это именно то, что являлось закономерностью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
22 − 21 =


SQL запросов:62. Время генерации:0,641 сек. Потребление памяти:31.62 mb