Кукуйская царица

Автор: Maks Авг 5, 2019

Немку Анну Монс, первую любовь Петра I, иногда называют единственной женщиной, и которой царь испытывал настоящие чувства. Этот роман преподносят как идиллию. Но в жизни все было совсем иначе.

«Окно в Европу»

В молодости Петр I славился любовью к веселым пирушкам в обществе друзей. Женщин нельзя назвать главным интересом его жизни. В 1689 году мать практически насильно женила Петра на Евдокии Лопухиной. 17-летний сын не посмел ослушаться матери.

Но от сыновней покорности чувства к жене не рождаются. Царю не просто не нравилась Лопухина — для него Евдокия воплощала собой весь тяжеловесный, патриархальный уклад старой Руси, который тянул страну назад.

Хотя Лопухина с 1690-го по 1693 год родила монарху троих сыновей (до взрослых лет дожил только старший — Алексей), супруг, не питая к ней теплых чувств, продолжал жить так, будто вовсе и не был женат.


Петра влекла Немецкая слобода, называвшаяся Кукуем. Там он встретил женщину, которая стала для него своего рода «окном в Европу».

Время не донесло до нас ни одного портрета, про который можно с уверенностью сказать, что на нем изображена Анна Монс Но все воспоминания современников о ней сходятся в одном: она была женщиной поразительной красоты. Этого, конечно, не могла не заметить и мать Анны.

Фрау Моне после смерти мужа унаследовала гостиницу в Немецкой слободе и… очень красивую дочку. Мамаша сразу поняла: дочь — более перспективный капитал, чем недвижимость, и стала думать, как бы найти ей богатого покровителя. Анна, судя по всему, нисколько не противилась, а даже радовалась подобной участи.

Одним из таких покровителей стал Франц Лефорт (в честь него назван московский район Лефортово). Он был уроженцем Швейцарии, близким другом Петра и большим специалистом по организации веселых развлечений. Лефорт и познакомил царя со своей любовницей Анной Монс, которую с удовольствием уступил Петру.

Существует легенда, что Анна познакомилась с царем раньше. И даже спасла его во время Стрелецкого бунта 1689 года, когда Петр бросился спасаться в Троице-Сергиеву лавру. Но это всего лишь красивая легенда.

Так или иначе, Петр влюбился. По-настоящему. Русскую аристократию эта связь привела в бешенство. Ведь царь теперь не вылезал из Кукуя. При этом ненавистниками Анны двигал не только грубый национализм.

Царь, обычно довольно прижимистый, осыпал фаворитку подарками: и роскошный каменный дом в Немецкой слободе, и портрет Петра, усыпанный бриллиантами, и пенсия для матери Анны — более семисот рублей в год, и даже Дудинская волость (она находится на территории современной Калужской области).

Бояре роптали, уверяя, что немка околдовала царя, дабы тот Русь-матушку превратил в поганую Европу. Петр не имел привычки прислушиваться к сплетням и жил так, как считал нужным — с женщиной, которая ему нравилась.

Просьбы вместо чувств

Анна МонсЧеловеческие качества Моне были, мягко говоря, далеки от идеала. В народе ей дали злое прозвище Кукуйская царица.

Ощущая свою власть над влюбленным Петром, Анна не упускала ни одного случая использовать чувство царя в своих интересах, причем в чисто материальных. В письмах Монс к Петру не найти никаких проявлений эмоций — одни просьбы.

Царь, конечно, иногда восставал и журил возлюбленную за холодность и требовательность. Но надолго его не хватало. Вскоре любовь вновь ослепляла монарха.

В 1698 году, вернувшись из Европы, Петр помчался не к законной жене и матери своего сына, а к Кукуйской царице. Видимо, от встречи он пришел в такой восторг, что через неделю сослал опостылевшую Евдокию Лопухину в монастырь.

Вскоре Петр I стал всерьез задумываться о заключении законного брака с Монс. Тут за головы схватились не только поклонники «древнего благочестия», но и соратники царя.

Кукуйскую царицу ненавидели. Все знали, что она, пользуясь положением фаворитки, берет взятки и устраивает за государственный счет дела своих родных и близких. Современники вспоминали, что в присутственных местах существовало правило оказывать содействие в делах и тяжбах всем, кто приходил с рекомендациями от Анны Монс.

Но на это еще можно было закрыть глаза. В конце концов, в окружении Петра I воровали все без исключения. Главная проблема заключалась в том, что все соратники царя знали: Петр — не любимый и не единственный мужчина красавицы-немки.

Наказание за измену

Франц Вильбоа, русский адмирал французского происхождения, оставил мемуары. В них он писал, что Петр «непременно женился бы на Анне Монс, если бы эта иностранка искренне ответила на ту сильную любовь, которую питал к ней царь. Но она, хотя и оказывала ему свою благосклонность, не проявляла нежности к этому государю. Более того, есть тайные сведения, что она питала к нему отвращение, которое не в силах была скрыть».

При этом Анна «проявляла нежности» к другим. Однако никто не решался сообщить об этом вспыльчивому царю. Правда вскрылась неожиданным образом.

В апреле 1703 года при осмотре переправы в Шлиссельбурге утонул саксонский посланник Кенигсек. В его вещах нашли письма Монс. Послания к саксонцу сильно отличались от тех, что Анна писала Петру. Письма просто пестрели проявлениями нежности и признаниями в любви. Никаких просьб. Никаких требований. Более того, в вещах Кенигсека обнаружили и подаренный ему Анной медальон.

Письма, написанные саксонскому посланнику, конечно, передали царю. Реакция Петра I последовала незамедлительно. Анну посадили под домашний арест, который продолжался до 1706 года.

На этом ревнивый любовник не остановился. У Монсов отобрали все имущество. По «делу Монсихи» лишили свободы три десятка человек, которых Петр обвинил в содействии изменщице. А потом уже и саму Анну обвинили в ворожбе, к которой она якобы прибегла, чтобы вернуть себе Петра.

Впрочем, через некоторое время царь немного смягчился и разрешил бывшей любовнице посещать лютеранскую церковь. Видимо, чтобы каялась.

Дипломатический скандал

Но даже под домашним арестом немецкая красавица времени даром не теряла. Ее посещал приятель Кенигсека — прусский посланник Георг Иоганн Кайзерлинг. Он совершенно потерял голову от Анны. Потерял настолько, что попросил у царя согласие на брак с Монс.

Петр, чувства которого еще не остыли, пришел в бешенство и поехал к Анне. Она подтвердила, что хочет замуж за Кайзерлинга. Петр отобрал у нее свой портрет с бриллиантами и
сказал практически крылатую фразу: «Чтобы любить царя, надо иметь царя в голове!»

Вскоре Петр предъявил Кайзерлингу претензии: «Как вы могли обманным путем обольстить женщину, которую я люблю и относительно которой у меня были самые серьезные намеренья?»

Царь, конечно, лукавил: никаких серьезных намерений относительно Монс у него давно уже не было. Но дело закончилось тем, что Петр и Меншиков спустили Кайзерлинга с лестницы. Этот неприятный эпизод посланник описал в письме к своему монарху: «Оба они, несмотря на то, что Шафиров бросился к ним и именем Бога умолял не оскорблять меня, напали с самыми жесткими словами, и вытолкнули меня не только из комнаты, но даже вниз по лестнице, через всю площадь».

Вышел дипломатический скандал. Его с трудом замяли, объявив зачинщиками потасовки гвардейцев, которые стояли в карауле. Несчастных приговорили к смерти. Правда, потом помиловали — за них заступился прусский король.

На этом можно поставить точку в истории любви Петра I и прекрасной немки.

В июне 1711 Анна Монс обвенчалась с Кайзерлингом. Но уже в сентябре новоиспеченный супруг умер по дороге в Берлин.

Сметливая Монс, овдовев, сразу начала судебную тяжбу с родными мужа за его имение и отсудила у них недвижимость. Богатство не пошло ей на пользу: в 1714 году она скончалась от чахотки в возрасте 42 лет.

Имущество она завещала своему последнему любовнику — шведскому капитану.

Мария КОНЮКОВА



,   Рубрика: История любви

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,211 сек. Потребление памяти:8.43 mb