Одиссея беглого лётчика

Автор: Maks Мар 23, 2020

В послевоенной истории СССР зафиксировано 20 случаев, когда советские летчики угоняли самолет за границу. Все они получали политическое убежище, за исключением Валентина Зосимова.

После шумного демарша Москвы иранское правительство выдало СССР сбежавшего в 1976 году летчика Зосимова. Причины такого покладистого поведения не слишком дружественного к Советскому Союзу Ирана следует, как ни странно, искать в США.

Рейс в один конец

В 1953 году в результате организованного ЦРУ государственного переворота в Иране было свергнуто правительство Мохаммеда Мосаддыка, и полную власть получил шах Реза Пехлеви, который с тех пор следовал указаниям Белого дома. Американские спецслужбы чувствовали себя в Иране, как на своем заднем дворе.

Когда в 1963 году не названный до сего дня пилот угнал в иранский Абадан советский истребитель Су-9, самолет разобрали и вывезли в США, а перебежчику предоставили политическое убежище.

Спустя 10 лет похожий угон совершил инструктор Армавирского авиационного училища старший лейтенант Юрий Сафронов. И вновь ни самолет, ни перебежчика Иран Советскому Союзу не вернул, притом что тренировочный Л-29 не представлял для США никакого интереса.

Этот эпизод вдохновил на аналогичный поступок и Валентина Зосимова, возившего в Азербайджане почту на кукурузнике Ан-2 по маршруту Забрат — Ленкорань. О самом Зосимове известно крайне мало. Сомнения вызывают и год его рождения (1939), и отчество (Иванович). Зато известно другое. Кадровый офицер ВВС, он был уволен из армии за некий дисциплинарный поступок, с понижением на одно звание до лейтенанта. Перевод в гражданскую авиацию и пересадку с военного самолета на почтовый кукурузник он, конечно, мог воспринимать только как унижение.

В общем, мотивы побега очевидны, хотя дома у мужчины оставались жена и двое детей. Но в случае получения политического убежища их тоже можно было попытаться «выторговать» у СССР, а мож-но и обзавестись новой семьей. Имелись бы деньги.

Разумеется, беглец должен был предложить «принимающей стороне» нечто ценное. Старенький Ан-2 не мог заинтересовать никого. Вряд ли представляло интерес и содержимое почты, поскольку действительно секретные документы перевозились другим транспортом и другими курьерами. Но Зосимов надеялся, что его не вернут просто потому, что ранее никого из беглецов-летчиков не выдавали. И здесь он сильно ошибся, выбрав для побега неудачное время.

Давление по всем фронтам

Валентин Зосимов сбежал за границу на Ан-26 сентября 1976 года на Дальнем Востоке старший лейтенант Виктор Беленко угнал в Японию истребитель-перехватчик МиГ-25П. Вот эта машина действительно представляла для американцев интерес. Перебежчику тотчас предоставили политическое убежище в США. Туда же вывезли истребитель.

В шоке пребывало не только командование ВВС СССР, но и высшее советское руководство. И тут 23 сентября приходит известие о новом побеге, последствия которого, впрочем, можно оценить как мелкую неприятность. Угрожающим выглядело только одно — наличие тенденции. Слухи о полученном Беленко сказочном вознаграждении бродили в авиационной среде, вводя в смущение нестойкие души. И тогда советское руководство решило устроить показательную порку, добившись выдачи хотя бы другого беглеца — Зосимова.

Расчет был верный, поскольку, в отличие от США, надавить на Иран можно было довольно легко, и не размахивая ядерной бомбой. И советская сторона все средства такого давления задействовала.

25 сентября о побеге Зосимова сообщили ведущие мировые информационные агентства, а на следующий день советский посол Виктор Ерофеев вручил представителям иранского руководства ноту. В ней прозвучала угроза денонсировать экономическое соглашение между двумя странами на сумму три миллиарда долларов. А соглашение это было для Тегерана важнее, чем для Москвы, поскольку, импортируя из СССР автотранспорт, промышленное и буровое оборудование, иранская сторона еще и получала рынок для сбыта своего природного газа, свинца, цинка, кожи, сухофруктов.

Кроме того, между странами в тот период активно развивалось военно-техническое сотрудничество. В 1976 году был заключен договор, согласно которому СССР должен был поставить Ирану легкую бронетехнику, танковые тягачи и переносные зенитно-ракетные комплексы «Стрела-2» на сумму 550 миллионов долларов США. Также обсуждались возможные поставки военно-транспортных самолетов и обслуживание уже имеющейся в ВВС Ирана техники советского производства. Не менее важными были и предложенные СССР услуги по подготовке военных специалистов Ирана в учебных заведениях Союза, Кроме того, в негласном порядке предприятиями советской военной промышленности Ирану была предоставлена техническая документация по технологиям разработки и изготовления собственного ракетного оружия. И всего этого лишаться ради никому не нужного «водителя кукурузника»? Надо полагать, у иранцев и сомнений-то особых не возникло.

Параллельно по линии спецслужб до сведения иранского правительства была доведена информация о возможности поддержки сепаратистов Иранского Азербайджана и Курдистана. Для пущей убедительности дислоцированные вдоль границы советские войска численностью 180 тысяч привели в повышенную боевую готовность.

На всякий случай иранская сторона обратилась за поддержкой к американцам в лице посла Ричарда Хелмса, но тот заявил, что никаких обращений от Зосимова с просьбой о политическом убежище к нему не поступало. В переводе с дипломатического языка это означало, что янки не собираются вмешиваться в скандал, даже если Зосимов будет головой биться в ворота американского посольства.

Американское дружелюбие

Мотивация американской стороны понятна. Скандал вокруг Зосимова привлекал внимание и к ситуации вокруг Беленко, повышая нервозность в отношениях двух сверхдержав, которые как раз демонстрировали взаимную готовность к «разрядке».

В общем, Зосимова решили выдать, но таким образом, чтобы не отбить у других предателей готовность бежать с чем-нибудь более ценным. И то, что коллизия разворачивалась в Иране, было американцам на руку.

Дело в том, что в 1973 году, как раз после побега Сафронова, Москва и Тегеран подписали конвенцию о борьбе с преступлениями на авиационном транспорте. И по букве этой конвенции Зосимова передать СССР было можно. Правда, здесь имелись юридические нюансы. Перебежчик самолет не захватывал, ничьей жизни не угрожал и ущерба никому не нанес, а возвращать Ан-2 никто не отказывался. При этом Зосимов просил политического убежища, а Иран еще в 1951 году подписывал конвенцию о статусе беженцев. При возникновении же дилеммы, какой договор соблюдать — двусторонний или международный — приоритет отдавался международному.

Собственно, на эти нюансы указывали все, кто поддерживал Зосимова. На родине же в его защиту подписали письмо диссиденты академик Андрей Сахаров, Петр Григоренко, Николай Руденко, Юрий Орлов и супруга Сахарова Елена Боннэр. Но американцев и иранцев в данном случае их мнение не интересовало.

И 25 октября 1976 года Зосимова выдали в СССР. А 15 ноября американцы еще и вернули угнанный Беленко МиГ, разумеется, хорошо его изучив, но все же игнорировав советы перебежчика придержать самолет еще года на два.

В общем, в Иран советские самолеты больше не угоняли. Хотя после произошедшей там в 1979 году исламской революции улетать в эту страну в любом случае вышло бы себе дороже.

Зосимова приговорили к 12 годам заключения. Срок он отбывал в Пермской исправительно-трудовой колонии, где находился минимум до 1985 года. В 1982 году вроде бы участвовал в политической голодовке. Как сложилась его судьба после освобождения, покрыто мраком неизвестности.

Дмитрий МИТЮРИН



, , ,   Рубрика: Назад в СССР

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:63. Время генерации:0,556 сек. Потребление памяти:10.56 mb