Медвежий город

Автор: Maks Окт 24, 2021

Любой рассказ о Риме начинается с волчицы, вскормившей Ромула и Рема. В истории Ярославля фигурирует другое животное — медведь. Тот самый, что изображен на гербе города.

КНЯЗЬ НА ЛЕСНОЙ ТРОПЕ

Легенда об основании города Ярославля такова: объезжал как-то киевский князь Ярослав Мудрый свои владения. У селения, именуемого Медвежий Угол, в месте, где река Которосль впадает в Волгу, увидел он язычников, грабивших купеческий караван. Разбил князь язычников, и согласились они платить ему дань, но принять крещение отказались.

Через некоторое время князь вернулся с дружиной и священниками. Тогда-то язычники и спустили на него медведя, которого Ярослав победил. И язычники пали перед ним, признали власть его и согласились креститься. А Ярослав Мудрый повелел возвести на этом месте город с крепостью, чтобы отныне суда могли беспрепятственно ходить по Волге, бойчее шла торговля, развивались промыслы и ремесла.

Но исследователи относят основание города к тому времени, когда Ярослав был ростовским князем. Соответственно, Ярославль заложили не позднее 1010 года, когда Ярослав перешел на княжение в Новгород. То есть Ярославль — древнейший из ныне существующих городов на Волге.

Город стал опорным пунктом для распространения христианства на северо-востоке Руси. Язычество в здешних местах отступало с боями.

Первое упоминание о Ярославле в летописи относится к 1071 году и связанно с восстанием, которое подняли два волхва. Орава мятежников, человек триста, грабя и убивая, дошла до Белоозера, где была разбита воеводой Яном Вышатичем. Волхвов казнили, предварительно подискутировав с ними о вере.

Ярославль быстрыми темпами развивался как торгово-ремесленный и культурный центр.

Купцы вели дела не только с другими древнерусскими городами вроде Новгорода и Пскова, но и с иностранцами, прежде всего со Скандинавией. Даже в сагах викингов можно найти упоминания о Ярославском крае.

Высокого уровня достигли обработка дерева и металлов, гончарное дело. Расцветали зодчество и живопись. Для населения был характерен высокий уровень грамотности, что привело к расцвету местного летописания. Кстати, самый известный литературный памятник Древней Руси — «Слово о полку Игореве» — был найден именно в Ярославле, в упраздняемом Спасо-Преображенском монастыре, у настоятеля которого рукопись приобрел аристократ-библиофил Алексей Мусин-Пушкин.

ВРЕМЯ БИТВ

Долгое время Ярославль входил в состав Ростовского княжества, которым с 1207 года владел Константин, сын великого князя Всеволода Большое Гнездо. Ярославль он особо любил и много сделал для его процветания.

Перед своей кончиной Константин передал город с окрестными землями своему сыну Всеволоду уже в качестве удельного княжества.

О разорении Ярославля татаро-монголами свидетельствуют страшные археологические находки — деревянные клети, доверху набитые человеческими останками со следами насильственной смерти. В борьбе с захватчиками погиб и князь Всеволод, павший в 1238 году на реке Сити вместе со своим дядей — владимирским великим князем Юрием Всеволодовичем.

Но ярославцы не смирились и восстали в 1257 году, когда монголы затеяли перепись с целью мобилизовать воинов подвластных им земель в свою армию. Битва у холма, названного Тутовой горой, закончилась поражением ярославцев, а в память о погибших построили церковь Параскевы Пятницы.

Из-за смерти представителей мужской ветви ярославских князей в 1260 году удел достался смоленскому княжичу Федору Ростиславичу, носившему прозвище Чермный, что могло означать как «красивый», так и «рыжий». Его появление объяснялось женитьбой на ярославской княжне Анастасии Васильевне и помогло городу избежать очередного разгрома, вызванного резней, которую строптивые ярославцы учинили монгольским сборщикам дани.

Федор Ростиславич вообще умел дружить с захватчиками. Он даже лелеял надежду крестить ордынцев. Человеком Чермный был многогрешным, но перед своей кончиной в 1299 году принял схиму и раскаялся так глубоко, что его даже канонизировали.

Ордынцы разоряли город еще дважды в 1293 и 1322 годах. Досталось Ярославлю и от своих: в 1371 году его разграбили плывшие по Волге новгородские ушкуйники.

В период междоусобной борьбы между Московским и Тверским княжествами ярославские правители чаще выступали на стороне Москвы. Именно ярославцы одними из первых откликнулись на призыв Дмитрия Донского и приняли участие в Куликовской битве.

Последний удельный князь — Александр Федорович Брюхатый — продал в 1463 году Ярославское княжество Москве, но вплоть до своей кончины считался самостоятельным правителем, сохранив право чеканить собственную монету.

ОПЛОТ ОПОЛЧЕНЦЕВ

Попав под власть Москвы, Ярославское княжество вошло в состав так называемой государевой отчины. Московские правители всегда завещали Ярославль прямым наследникам престола. Сюда же в случае серьезной опасности перевозили государственную казну.

Важную роль Ярославль сыграл в событиях Смутного времени. Здесь содержалась супруга свергнутого и убитого Лжедмитрия I — Марина Мнишек. В 1608 году город заняли отряды нового самозванца — Лжедмитрия II, получившего кличку Тушинский вор. Но вскоре тушинцев разбили в полевом сражении. Через три недели к ним подошло подкрепление, так что они смогли захватить слободы и Земляной город. Защитники оказались заперты в Спасском монастыре и в Ярославском кремле, где 24 дня держали оборону.

Когда купец Иоахим Шмидт пришел к ярославцам с предложением сдаться, его сварили в кипящем меду, а останки сбросили с крепостных стен. В итоге тушинцы отступили. В память об этих событиях был заложен храм Казанской Божией Матери, впоследствии разросшийся до монастыря.

Четыре месяца — с апреля по июль 1612 года — Ярославль фактически являлся столицей Российского государства. Дело в том, что именно в Ярославле перед решающим броском на Москву концентрировались силы Второго ополчения, возглавляемого Дмитрием Пожарским и Кузьмой Мининым. Сюда доставлялось оружие и прибывали добровольцы, так что общая численность войска выросла с трех до двадцати тысяч человек.

Организовали в Ярославле и своего рода временное правительство — Совет всея земли. Ему подчинялись органы административного и территориального управления (приказы) и монетный двор.

В Ярославль, прибывали и иноземные делегации, причем члены Совета всея земли проявили себя тонкими дипломатами, обещая престол то польскому королевичу Владиславу, то шведскому королевичу Филиппу, заигрывая даже с англичанами. Все это делалось с одной целью — потянуть время.

В конечном счете Москву освободили, а на престол избрали Михаила Романова, который не забыл о заслугах ярославцев.

ЭПОХА РАСЦВЕТА

ЯрославльВ XVII веке Ярославль переживал пору расцвета, став вторым по величине городом России (после Москвы). Каждый шестой «гость» из «государевой сотни» (это были самые состоятельные купцы страны) проживал в Ярославле. Ярославцы вели торговые операции на огромных пространствах от Архангельска до Бухары.

Собственным неповторимым стилем (обилие росписей и декора) обладало ярославское зодчество. Стены важнейших московских храмов расписывали в основном именно ярославские иконописцы.

Казалось бы, энергия и смекалка ярославских предпринимателей должны были прийтись ко двору в эпоху Петра I, но так не случилось. Наоборот, статус второго города Ярославль утратил. Торговым потокам стало тесно в пределах России, они начали в большей степени зависеть от внешних рынков. Процветал Архангельск, а затем новая столица — Санкт-Петербург.

Многие ярославские купцы, чтобы не разориться, переходили от торговых операций к промышленному производству. Так, купцы Затрапезновы построили полотняную мануфактуру, одну из крупнейших в стране.

В 1771 году в городе насчитывалось 11 крупных промышленных предприятий. Тогда же появились первые каменные здания. Центр города застраивался по утвержденному Екатериной II регулярному плану, сейчас он входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО как «выдающийся пример градостроительной реформы Екатерины II, развернутой в масштабах всей России в 1763 году».

В 1750 году купеческий сын Федор Волков открыл в Ярославле первый в России общедоступный театр, через два года переехавший в столицу. А в конце XVIII века в городе стал выходить первый российский провинциальный журнал «Уединенный пошехонец». Кстати, название находившегося в 150 километрах от Ярославля уездного города (Пошехонье) и его обитатели (пошехонцы) стали синонимом российской провинциальности.

Действительно, расположенная в глубине страны Ярославская губерния являлась своего рода воплощением глубинной Руси. Но без нее и столицы как будто зависали в безвоздушном пространстве. Куда, например, бежали дворяне из занятой французами Москвы? В Ярославль, разумеется.

С Ярославлем были связаны биографии многих деятелей культуры, таких, скажем, как художник Алексей Саврасов и певец Леонид Собинов.

Ярославские купцы и предприниматели составляли экономическую элиту страны. Скрипины, Елисеевы, Пастуховы, заработав внушительные капиталы, пользовались милостью правителей и нередко оказывали влияние на политические события. Финансировали они в основном либеральные и центристские партии — кадетов и октябристов. Именно эти партии устроили Февральскую революцию. А за Февралем наступил Октябрь.

КРОВАВЫЙ ВИХРЬ

Ярославль встретил советскую власть без энтузиазма, и противники большевиков сделали на город особую ставку.

Бывший эсеровский боевик и опытный конспиратор Борис Савинков создал Союз защиты Родины и Свободы. Его головная организация, располагавшаяся в Москве, в мае 1918 года была разгромлена чекистами. Планы пришлось скорректировать, лидеры антибольшевистских сил решили организовать восстания в ряде городов Центральной России — Ярославле, Муроме, Рыбинске.

Ярославское отделение Союза защиты Родины и Свободы возглавлял Петр Карпов, бывший генерал, ставший начальником милиции города Ярославля. Это отделение насчитывало 120 человек. Успех восстания обеспечили именно милиционеры Карпова, а также ударная группа полковника Александра Перхурова из 105 офицеров (частично местных, частично прибывших из Москвы, Калуги и Костромы), вооруженных всего дюжиной револьверов.

В ночь на 6 июля заговорщики собрались на Леонтьевском кладбище. Они напали на находившийся в полукилометре склад оружия и успешно разоружили охрану.

Группы повстанцев атаковали большевиков и в других местах, делая ставку на внезапность. Кроме милиции, на их сторону перешел автодивизион поручика Супонина, состоявший из двух вооруженных пушками броневиков «Гарфорд-Путилов».

Восставшие захватили почту, телеграф, радиостанцию, казначейство, а также губернаторский дом, в котором располагались губернские исполком и чекисты. Председателя ярославского исполкома Давида Закгейма убили в его квартире. С окружным военным комиссаром Семеном Нахимсоном расправились в гостинице «Бристоль», изрубив его шашками.

Около двух сотен большевиков загнали на баржу, которую отбуксировали на середину Волги. Такая практика содержания политических противников в дальнейшем будет использоваться и белыми, и красными, а выражение «баржа смерти» войдет в лексикон эпохи.

Центр Ярославля и заволжская часть — Тверицы — перешли под контроль восставших. Знамена Белого движения развевались теперь не где-нибудь на окраинах страны, а в 250 километрах от Москвы. Можно сказать, что судьба Гражданской войны в течение двух недель решалась в Ярославле.

В бойцах объявившего о нейтралитете 1-го Советского полка вдруг проснулась коммунистическая сознательность. Бои вспыхнули с новой силой.

Нарком по военным делам Лев Троцкий направил к Ярославлю все имевшиеся под рукой силы — отряды питерских рабочих, латышских стрелков, а также венгров и китайцев. Из Москвы были доставлены даже химические снаряды, но ветер помешал их использованию, так что красным пришлось действовать обычной артиллерией.

РАЗГРОМ ВОССТАНИЯ

В охваченной восстанием части города было уничтожено до 80% всех строений. Поскольку пожарная часть и водонасосная станция оказались разрушенными, в городе бушевали пожары.

15 июля Перхуров с полусотней бойцов отправился на пароходе из Ярославля за подкреплением.

20 июля Карпов принял решение о капитуляции, обратившись за посредничеством к лейтенанту Балку, возглавлявшему Германскую комиссию военнопленных №4.

Восставшие сдались не красным, а немцам, которые обещали не выдавать их большевикам. Но обещание свое немцы не сдержали. Все сдавшиеся повстанцы в количестве 428 человек были расстреляны, несмотря на то что среди них попадались несовершеннолетние кадеты и гимназисты.

Для сравнения: из содержавшихся на «барже смерти» двух сотен большевиков в живых осталось около 120 человек.

Трупы погибших при подавлении восстания петроградских большевиков и Нахимсона похоронили в Петрограде на Марсовом поле.

Более поздние катаклизмы как-то обходили Ярославль стороной.

К 1950 году он вошел в двадцатку крупнейших индустриально развитых городов СССР. Местная промышленность дала стране первый советский самосвал, троллейбус, дизельный мотор.

Совсем недавно, в 2010 году, город отпраздновал свой 1000-летний юбилей. Праздник отмечался, можно сказать, во всероссийском масштабе. И даже одному из астероидов главного пояса Солнечной системы накануне юбилея дали название «Ярославль».

А про медведя, с которого началась история города, ярославцы тоже не забывают. В Ярославле стоит несколько памятников медведям.

Ксения МИТЮРИНА

, , , ,   Рубрика: Историческое расследование 75 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:35. Время генерации:0,204 сек. Потребление памяти:10.62 mb