Комендант смерти

Автор: Maks Авг 2, 2020

Гражданская война разделила бывшую царскую империю на белых и красных. И каждая из этих сил была представлена множеством негодяев. Одним из таких был Степан Саенко — комендант харьковского концлагеря, который мучил и терзал людей до тех пор, пока жертва не начинала мечтать о смерти…

В роду Саенко не было ни садистов, ни палачей. Обычная многодетная полтавская семья, глава которой зарабатывал на жизнь столярным делом. Степан, родившийся в августе 1886 года, с 13 лет помогал отцу работать в мастерской. Однако заказов было немного, и ему пришлось устроиться на железную дорогу.

Мелкий уголовник

Но уже с подростковых лет Степана тянуло к криминалу. Он подворовывал, хулиганил, принимал участие в уличных разборках.

Документов о его дореволюционной деятельности почти не сохранилось, но имелись косвенные свидетельства того, что будущий герой революции привлекался к ответственности по уголовным статьям. В 1910-1912 годах имя Саенко упоминалось по делу разбойных банд, орудовавших в южных губерниях империи.

С началом Первой мировой войны Степан ухитрился уклониться от мобилизации. Однако его все же отловили и отправили на фронт. Но Саенко в феврале 1917 года дезертировал. Вместе со своими земляками-украинцами, которые стали в будущем его боевыми товарищами, он нашел убежище в Харькове. Этот город навсегда вошел в его жизнь.

Уже через месяц после бегства дезертир вступил в ряды РСДРП и по заданию большевиков занялся формированием отрядов Красной гвардии в Ивановском районе. Степан хорошо знал Ивановку, здесь он и набирал себе боевиков и костоломов, преимущественно из уголовников.

Вероятно, с заданием он справился, потому что уже через год Саенко обязали навести порядок на границе между Украиной и Россией. Так в декабре 1918 года он стал военным комендантом Белгорода, где служил начальником милиции его брат Владимир. В начале 1919 года Степан получил назначение в уголовный розыск, и оттуда начался его служебный рост.

По протекции Кина

Степан СаенкоВскоре усердный служака назначается командиром отряда ЧОН Харьковского губисполкома. По исследованиям харьковских историков, скорее всего, «благодетелем» Саенко был Павел Кин (кличка Андрей), один из участников боевых дружин Якова Свердлова в Екатеринбурге. В свое время тот служил вместе с Яковом Юровским — палачом царской семьи. Павел Кин на тот момент состоял в должности военно-революционного коменданта Харькова. Он-то и назначил Саенко своим заместителем.

Кин был первым, кта предложил создать в Харькове концентрационный лагерь. Так как после Октябрьского переворота в городе жило множество всяких контрреволюционеров, их следовало «проредить». И декретом Совнаркома «О красном терроре» от 5 сентября 1918 года власть санкционировала создание концлагерей. Один из первых был создан в Харькове — он находился на улице Чайковской, дом №5.

Комендант Саенко взялся за дело с большой прытью. Исполнителей он подбирал из уголовников, австро-германских военнопленных и китайцев. В комендантском взводе насчитывалось 37 человек. Как писал историк Роман Гуль, среди подручных коменданта выделялись особой жестокостью матрос Эдуард Вольбедахт, следователь Любарский, бывший парикмахер Мирошниченко, некий Йесель Манькин. На этот период приходятся самые страшные злодеяния комиссара и его своры. Именно тогда его прозвали Комендантом смерти.

В арсенале Саенко и его подручных, по свидетельству очевидцев, были самые изощренные пытки. Особенно Саенко любил, чтобы жертва мучилась — револьвер применять не хотел, так как пуля, по его мнению, есть орудие гуманности. Поэтому в концлагере людей распинали, резали на куски, сдирали с живых кожу, скальпировали, выкалывали глаза, отрезали груди, прижигали пылающими углями, закапывали живьем в землю.

Здесь погибли бывший иркутский губернатор Бантыш и его сын, епископ Никодим (Кононов), генералы Нечаев и Кусков, князь Путятин. По предварительным подсчетам, в концлагере Харькова расстреляли и замучили около 1200 человек. Когда город освободили белогвардейцы Добровольческой армии, комиссия три дня извлекала изувеченные тела из земли для передачи родственникам для перезахоронения.

Жуткая, но заслуженная «слава» Саенко быстро распространялась за пределами Харькова. Его боялся даже легендарный Махно, который не боялся никого и ничего.

В период Гражданской войны, когда у красных наступили тяжелые времена, Саенко был назначен помощником коменданта в Сумах.

А с 1920 года он стал верховным следователем наркомата юстиции. Спустя год его назначили заместителем начальника уголовного розыска Харькова. Опыт работы у него был колоссальный. Поэтому с бандитами и ворами Саенко разбирался без суда и следствия. Сажать в тюрьму подвластную ему публику Саенко считал непозволительной роскошью, предпочитая даже вчерашних соратников вешать в людных местах, просто для устрашения других.

Бывший сотрудник уголовного розыска Харькова вспоминал: «Собрали сход и решили Саенко убрать. Четверо вооруженных бандитов поджидали eго летним вечером на Клочковской, где в доме №81 Саенко проживал большую часть жизни. Когда из темноты на Саенко двинулись грозные фигуры, то он, не раздумывая долго, начал стрелять. Четыре трупа оставил Саенко на улице, а сам вышел из передряги невредимым».

С концлагеря на завод

В 1924 году Саенко покинул силовые структуры и перешел на хозяйственную работу. Отныне он был директором завода «Красный октябрь» (Харьковский машиностроительный завод), а затем фабрики «Красная нить». Он с гордостью носил партбилет, являлся членом бюро Дзержинского райкома КПБ(У). Получал медали, грамоты, как-то его наградили именным оружием.

В начале 1930-х годов после прохождения краткосрочных юридических курсов его назначили главным государственным арбитром при Харьковском облисполкоме.

В 1937-1938-х годах большинство старых честных чекистов и большевиков, в свое время установивших советскую власть на Украине, были арестованы и репрессированы. Пришли и за Саенко. А он встретил их на пороге с гранатой в руке. «Вы меня знаете, — сказал он тихо, — подорву всех!»

Чекисты его знали. Поэтому уехали, решив, что возьмут его позже. Но так и не пришли. Днем ситуация кардинально изменилась, и уже некоторые из тех, кто распорядился арестовать Саенко, были расстреляны.

По утверждениям писателя Владимира Батшева, в 1942-1943 годах, во время немецкой оккупации Степан Саенко руководил подпольем Харькова. Численность его группировки составляла от 50 до 450 человек. Они провели ряд успешных вылазок, уничтожили несколько десятков гитлеровцев. Хотя это вызывает большие сомнения — вряд ли человека, который всегда был на виду и притом имел множество врагов, оставили бы работать в подполье.

Куда более правдоподобна другая версия, согласно которой во время войны Саенко находился в эвакуации, в Уфе.

На пенсию он вышел в 1948 году, тогда же за особые заслуги перед советской властью бывшего участника красного террора наградили орденом Ленина. На пенсии Саенко выращивал на даче помидоры и огурцы, очень любил цветы, ездил в лес за ягодами и грибами. Был пенсионером союзного значения, на досуге писал стихи, и на праздники к нему, как к ветерану двух войн, приходили пионеры. А он рассказывал им о суровых революционных буднях.

Скончался он а августе 1973 года, в возрасте 87 лет. И никаких мук совести бывший комиссар, о жестокости которого писали все — от Мельгунова до Алексея Толстого, — не испытывал.

Виктор ВОЛЫНСКИЙ



, , , ,   Рубрика: Злодеи

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:49. Время генерации:0,121 сек. Потребление памяти:7.6 mb