Нищая королева театра

Автор: Maks Май 20, 2019

Время, когда русские на родине Вии Артмане считались освободителями, а не оккупантами, было для нее счастливым. «Царица сцены», «Королева с русской душой», «Мать-Латвия» — как ее только не именовали ее СМИ. А рижане, видя Артмане на всесоюзном экране, говорили: «Смотрите, это наша!» Но затем всеобщая любовь сменилась гонениями и нищетой…

Артмане считалась одной из самых утонченных актрис советского экрана, а в театре убедительно играла аристократок и королев, хотя была отнюдь не голубых кровей. Алида (это позже она стала Вией) родилась в деревне, в семье польки Анны и немца Фрица. Отец умер совсем молодым (в 19 лет) еще до рождения дочери. Отчим был драчуном и пьяницей, и мать с грудным ребенком мыкалась по углам и батрачила у фермеров. С 10 лет и сама Алида бегала с хлыстом, собирая в кучу стадо…

Любовный шантаж

Потом они переехали в Ригу. Там мама мыла полы в богатом доме, а дочь ходила в школу и мечтала стать юристом, «чтобы наказывать злых людей и оправдывать добрых». Однажды дочь хозяев, учившаяся балету в Берлине, застала деревенскую девочку за танцем перед зеркалом, показала ей несколько па и захлопала в ладоши, когда та грациозно повторила движения! Вскоре Анна устроилась уборщицей на радио, а ее дочь пошла в танцкласс. После войны 16-летняя Алида поступила в актерскую студию Художественного театра (ныне театр «Дайлес»), где и стала Вией. Это было ее второе имя. Будет и третье, взятое при особых, весьма драматических обстоятельствах. Но об этом позже. А тогда молодой актрисе повезло — икона латвийского театрального искусства Эдуард Смильгис оставил ее в театре.

Вскоре она играла Джульетту, Офелию и Елизавету Английскую.

Ведущий актер театра, красавец-ловелас Артур Димитерс, караулил Вию после спектаклей у служебного входа и «бомбил» любовными записками. Но Артмане держала оборону. Артур не унимался. Он бросил жену, звал Вию замуж, грозился в случае отказа перекрыть путь на сцену. Она сдалась через два месяца и жалела об этом всю жизнь…

Душа любой богемной компании, Артур был ревнив и буен во хмелю. На подмостках они были идеальным дуэтом, дома же царил полный разлад. Вия частенько плакала. Но тем не менее именно Димитерс (по словам их общего сына Каспарса) совершил поступок, на который способен далеко не всякий мужчина, чтобы сохранить семью…

Началось с того, что Артур устроил Вие сцену ревности, мол, не слишком ли натурально она сыграла «чувства» с Евгением Матвеевым в фильме «Родная кровь»? И ведь был недалек от истины…

Миллионы женщин рыдали в кинотеатрах над этой большой кинолюбовью, а по всему Союзу ползли слухи о романе актеров в жизни. Тем более что у Вии вскоре родилась дочь Кристиана.

«Очаровательная мерзавка»

Вия Артмане

Вия Артмане с дочерью Кристианой в домашней обстановке

Артмане сыграла более чем в 70 фильмах женщин всех времен и народов, от крестьянок и милиционерш до аристократок и королев, пока, наконец, не воплотила на экране «саму себя» — «очаровательную мерзавку», стареющую приму английских подмостков Джулию Ламберт. Фильм «Театр» в 1978 году стал словно «окном в Европу» — с экранов повеял ветерок западной жизни.

Народ тащил в пункты вторсырья макулатуру, чтобы заполучить заветный томик Моэма, по мотивам романа которого и был снят фильм. Малоизвестный английский автор оттеснил даже горячо любимых французов — Дюма и Сименона! (Их тоже продавали за макулатуру.) Народная молва тут же свела Вию с Калныньшем, красивым молодым хищником, соблазнившим и покинувшим героиню Артмане. Но на этот раз сплетники ошибались: романа меж актерами не случилось, другое дело, что начинающий Инвар после дуэта с примой пошел в гору.

Как бы там ни было, письма от мужчин шли Вие пачками со всей страны. А она боялась, как на эту истерию отреагирует Димитерс, которого теперь все чаще называли «мужем Артмане»… Впрочем, их сын вспоминал не одни лишь раздоры. Бывало, его родители после спектаклей аж до утра с азартом обсуждали сцены из своей знаковой «Елизаветы Английской», которую играли в дуэте лет сорок подряд. Да, ссорились, но тут же мирились и вновь спорили до хрипоты. Каспарс часто говорил, что его отец был для Вии Станиславским.

В браке с Артуром Вия прожила 27 лет. «Любовь была на сцене, а в жизни она прошла мимо. Меня никто не щадил. Кроме мамы. А мужчины рядом не было. Был актер. Отец моих детей». В день смерти мужа она вышла на сцену и, как всегда блестяще, сыграла королеву. Но уже с другим партнером. «Он был великим актером, — говорила Артмане. — Такого в Латвии не будет лет пятьдесят как минимум». А позже добавляла: «Мы долгие годы были друг для друга отдушиной…» После смерти мужа она сильно сдала, но это было лишь началом ее страданий…

Народная и забытая

В 1993 году появился «настоящий» хозяин ее дома. Точнее, выдававший себя за наследника незаконный сын любовницы бывшего владельца здания. Он объявился в Риге и потребовал в рамках объявленной в стране реституции квартиру, в которой Артмане прожила с семьей 40 лет! Вия пошла по инстанциям и влиятельным знакомым.

В свое время народной артистке СССР, депутату Верховного Совета не отказал бы никто. В театре ее вечно просили: «Вия, иди — тебя обязательно послушают!» Она шла и «пробивала» — кому путевку в санаторий, а кому и квартиру. Но теперь, в другой, по существу, стране — независимой Латвии, — старые друзья помочь не могли, даже если бы захотели. Новые владельцы дома с местной примадонной не церемонились: отопление и электричество отключили, назначили огромную арендную плату. Как говорила Вия, ей словно напомнили, что она лишь батрачка, случайно оказавшаяся на хозяйском месте. «Мой старший брат Каспарс в ответ на травлю мамы в прессе опубликовал статью «Сколько стоит Вия Артмане?»», — вспоминала дочь актрисы Кристиана. Власти выделили жилплощадь в доме, пострадавшем от пожара. «Мы взяли кредит и общими усилиями привели ее в порядок, но в итоге квартиру пришлось продать. Просто не смогли на свои мизерные заработки выплачивать банковские проценты».

Вия с дочерью и внучкой переехали в «зарижский домик» без водопровода и газа в поселке Мурьяни. Актриса перенесла два инсульта и инфаркт, но работу не бросила. Ранним утром, заварив в турке кофе «по-ковбойски» (стакан кипятка и ложка холодной воды), отправлялась за 40 километров в свой любимый театр.

Очередной президент Латвии, канадская гражданка Вике-Фрейберга, считала Артмане «высокопоставленной коммунисткой». И немудрено, что за последние 20 лет латвийскую актрису номер один не выдвигали на мало-мальски значимые премии. Лишь однажды вручили грамоту. Когда за дело взялись журналисты, Вия получила не самый престижный, но все же орден — Трех Звезд. И рада была несказанно. На пенсии она жила скромно, на грани бедности, постоянно страдая от сильных болей (трофические язвы на ногах). Скончалась в больнице на 80-м году жизни. Первые лица Латвии соболезнования семье не выразили. Объявленный среди соотечественников сбор средств мало что дал, достойный памятник на могилу Артмане оплатил белорусский предприниматель Андрей Павлович.

За 10 лет до смерти Артмане приняла православие и новое имя — Елизавета. «Я попала в… незаслуженную ситуацию в жизни, но сама себя не могла спасти, — говорила она. — Из этой ямы меня вытащили главным образом люди православные… У русских открытая душа, уникальное восприятие человека. Когда я приняла православие, то, как мой сын говорит, стала как ребенок, сбросив с себя все свои тяжести. И я простила всех за то, что со мной сделали…»

Людмила МАКАРОВА

За экраном

Сын Артмане Каспарс рассказывал годы спустя: «Действительно, у них с Матвеевым получилась не только работа, но и любовь. Грешно, но так случилось. Моей жене Лиге мать призналась в этом… Рассказала, что у них с отцом был договор: он принимает дочь — и они больше никогда никому об этом не говорят. Люди продолжали шептаться. Мама гуляла с коляской по парку, а бабульки с острым языком говорили: «Девочка — вылитый Матвеев!»



  Рубрика: Женщина в истории

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:61. Время генерации:0,349 сек. Потребление памяти:10.66 mb