Последняя тайна Чернобыля

Автор: Maks Апр 28, 2019

С большинства документов по делу о пожаре на ЧАЭС в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года еще не снят гриф «совершенно секретно». Истинный ход событий можно восстановить только по воспоминаниям пожарных и их близких.

Катастрофа на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС ночью 26 апреля 1986 года в одночасье перевернула жизнь миллионов людей и стала проблемой целого мира.

Звезда по имени Полынь

Многие говорили, что в Библии, в Откровении Иоанна Богослова было пророчество о взрыве: «Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде «полынь»; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки» (Откр. 8:10-11).

Растение полынь обыкновенная имеет второе наименование — чернобыль или чернобыльник, происходящее от черноватого стебля. Отсюда и возникло мнение, что в указанном выше тексте речь идет о страшной атомной катастрофе.

Многие ликвидаторы апрельской аварии принесли свои жизни в жертву ради спасения миллионов. Вот как описывает один из пострадавших последствия лучевой болезни: «Я чувствовал, как силы оставляли меня, невидимые лучи разрушали организм изнутри. При малейшем напряжении сердце готово было выскочить из грудной клетки, в висках гудел стопудовый колокол, перед глазами все время вертелись радужные кольца, а на лбу выступали крупные капли пота. Мне трудно было думать, сосредотачиваться на чем-либо; тяжело было ходить и стоять из-за невыносимой боли в суставах. Я, конечно, терпел… Но это была не жизнь, а ежедневная мука… Мудрые врачи разводили только руками: по большому счету это не лечится».

Подвиг пожарных

В ночь с 22 на 23 мая 1986 года произошел «особый пожар» — в Чернобыле, в помещениях главных циркуляционных насосов третьего и четвертого блоков АЭС. Пожар был очень опасным, так как в случае развития грозил остановкой этих самых насосов, которые держали на себе третий и четвертый реакторы — машинный зал был заполнен тоннами масла, а сами трубопроводы и турбины находились под водородом. Остановка насосов неминуемо вела к выходу из режима третьего блока ЧАЭС, это грозило страшной катастрофой. Последствия ее были бы гораздо серьезнее, чем у аварии 26 апреля.

Развитие пожара и взрыв предотвратили пожарные во главе с Владимиром Михайловичем Максимчуком, который впоследствии посмертно был удостоен звания Героя Российской Федерации.

Вдова Владимира Михайловича, писатель и художник Людмила Максимчук, вспоминала, как 26 апреля ночью, в половине второго, когда дома все спали, зазвонил телефон. Дежурный по Главному управлению пожарной охраны (ГУПО) МВД СССР коротко передал данные о пожаре на атомной станции в Чернобыле. Так Владимир Михайлович раньше всех других в Москве узнал и расшифровал сообщение о страшной трагедии, подобной которой еще не было.

Позже эту новость узнают все, а в первые сутки в главке никто не мог с точностью утверждать, что конкретно случилось на Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС). Владимир Михайлович возглавлял тогда оперативно-тактический отдел ГУПО МВД СССР, был в звании подполковника.

После пожара 26 апреля 1986 года личный состав по охране ЧАЭС выбыл из строя, поэтому было принято централизованное решение по созданию сводных отрядов из пожарных частей всей страны. Люди приезжали, несли вахту и уезжали, а опасность оставалась.

Владимир Максимчук с женой ЛюдмилойРазмещали ликвидаторов в здании пожарной части по охране города Чернобыля. Среди них было много необученной молодежи, тех, кто впервые в жизни сталкивался со службой пожарных. Все очутились в нелегких условиях, бытовые вопросы не были решены. Никакой организации режима и питания, кругом грязь, антисанитария. Кто что с собой привез, тот тем и довольствовался, делились друг с другом. Было жарко, все боялись инфекции и заразы, а зараза — кроме прочих микробов — имела особый привкус радиации. Помещение оказалось совсем не приспособленным для проживания и отдыха: было поставлено всего 15 коек (а ликвидаторов — больше 100 человек!), белья не было. Народ спал на полу и питался консервами — в лучшем случае. Форточки открывать не разрешали — мера предосторожности. Духота была ужасная. Психологическая обстановка угнетала. Мыться было негде, одежды сменной не было.

Самое страшное: излучение в зоне составляло 250 рентген в час. При такой дозе излучения человек мог работать только несколько минут.

В уставных документах пожарной охраны МВД СССР не было указаний по действию оперативных подразделений при тушении пожаров на атомных объектах, что стало причиной гибели 28 человек на пожаре на ЧАЭС 26 апреля.

Обыкновенный герой

От Главного управления пожарной охраны МВД СССР на место катастрофы в Чернобыле поочередно выезжали руководители. Но ни один из них не руководил лично, как это делал Максимчук. В этих условиях он избирал верную тактику посменного тушения в условиях повышенной опасности (в каждой смене 5 человек — бойцы во главе с офицером), ограничивал пребывание каждой смены в опасной зоне (до 10 минут), чтобы люди не переоблучились.

Далее он мобилизовал всех имеющихся в наличии сотрудников и резервистов. Вызвал резерв из Киева и Иванково, лично руководил тушением пожара с 02 часов 30 минут до 14 часов 23 мая 1986 года — пока физически держался на ногах. И уже отдавая последние силы, произвел расчет пенной атаки с таким прицелом, чтобы не дать вспыхнуть пожару вновь или «проснуться огню» в другом месте кабельных тоннелей.

Из маршрутного листа, хранящегося в музее Чернобыля в Киеве, написанного Владимиром Максимчуком в феврале 1991 года, можно узнать следующее: «23 мая 1986 года. В 02 часа 10 минут дежурный по штабу доложил о получении сообщения с АЭС о пожаре в помещениях 402 и 403. В 02 часа 30 минут с группой офицеров прибыл на станцию… Находился на станции до 14 часов 30 минут. Средств защиты, за исключением респиратора-лепестка, не имел. Обут был в кеды, другая обувь не подходила… Находясь в туннеле, принял решение о тушении пожара звеньями, о чередовании смен, состоящих из пяти человек и о доставке их в транспортный коридор на БТР…»

В этом состояла новая тактика ликвидации пожара. Решительность и самоотверженность Владимира Михайловича спасли людей (а их было 318 человек, и все остались живы), станцию и — по большому счету — полпланеты. Когда 12-часовое тушение подходило к концу, Владимир Михайлович уже не мог стоять на ногах. С поля сражения, с лучевыми ожогами голени и дыхательных путей, его увезли в Киев. К машине несли на носилках — сильно тошнило, рвало, говорить громко не мог. Под капельницами он провел около месяца, а дальше предстояли мытарства, тяжкие болезни, малоэффективное, изнуряющее лечение.

По современным методам подсчета Владимир Михайлович получил не менее 700 рентген. И только сила воли, твердость характера, высокая мораль позволяли ему не просто выживать, но и вершить большие дела.

Предложенная им тактика тушения пожаров на атомных объектах прежде не имела аналогов и впоследствии стала достоянием мирового сообщества пожарных. Сам же пожар попал в разряд «секретных».

С тех самых пор пожарные страны стали называть Владимира Михайловича Героем Чернобыля.

Выдающийся пожарный России, генерал-майор внутренней службы Владимир Михайлович Максимчук умер от рака, возникшего вследствие лучевой болезни, 22 мая 1994 года, пережив свой подвиг в Чернобыле на восемь лет. Похоронен в Москве, на Митинском кладбище, рядом с Мемориальным комплексом памяти пожарных, погибших в результате ликвидации аварии и пожара на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года.

Своим личным героизмом он предотвратил развитие трагедии на ЧАЭС в мае 1986 года, спас жизнь и здоровье миллионов людей — такого примера не подал ни один из больших руководителей, находившихся там же.

Мария КОСОРУКОВА



, ,   Рубрика: Без рубрики

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:58. Время генерации:0,144 сек. Потребление памяти:8.35 mb