Разводное дело полководца

Автор: Maks Янв 22, 2018

Историки утверждают: Суворов не проиграл ни одной битвы. Зато в личной жизни Александр Васильевич потерпел полное поражение.

В общении с друзьями молодой генерал Александр Суворов не раз признавал: «Правда, я немного общался с женщинами… Мне не доставало времени заниматься с ними, и я страшился их». Более того, на офицеров, возивших жен с собой, смотрел с недоумением. Польского генерала, проживавшего в шатре с супругой, он так и назвал: «с женой почивающий». Если бы Суворов знал, что ждет его самого…

Послушный сын

За ряд блестящих побед в 39 лет Александр Суворов получил чин генерал-майора. Золотые эполеты он заслужил в боях, а не лестью и взятками. Война была его жизнью, и менять что-либо он не хотел. Другого мнения придерживался его отец, отставной генерал. Василий Иванович давно присматривал сыну подходящую партию.

Однажды, будучи в Москве, Александр заехал в родительский дом. Отец обнял его и пригласил за стол. А за трапезой сказал: «Возраст мой уже почтенный. Не ровен час, приберет Господь. Хочу перед смертью увидеть внуков. Жениться тебе надо!» В невесты сыну он выбрал княжну Варвару Прозоровскую — дочь своего приятеля-генерала. 43-летний Александр, чтивший родителя, возражений не высказал. «Меня родил отец, и я должен родить, — писал он в дневнике, — чтобы отблагодарить отца за мое рождение».

Не теряя времени, пару познакомили. Девица была хороша собой: статная, с большими зелеными глазами. А приданое имела всего 5000 рублей, оттого и рисковала остаться старой девой: ей стукнуло уже 23. Точных описаний их первой встречи не сохранилось, но Суворов от увиденного им прелестного создания был в восторге. Какие же чувства испытала Варвара при виде маленького, сухощавого и суетливого жениха, понять несложно. Однако он был генералом, причем в фаворе у императрицы. Как бы там ни было, 18 декабря 1773 года Александр и Варвара были помолвлены, спустя четыре дня — обручены, а 16 января 1774 года венчаны. На все про все ушло менее месяца.

Ожидания от брака у обоих супругов оказались завышенными. Александр Васильевич рассчитывал, что жена в окружении челяди будет ждать его в имении и растить детей. Варвара же, наслышанная о генеральских женах, менявших наряды и блиставших на балах, считала, что ей уготована такая же судьба. Но супруг оказался прижимист, требователен и скуп на эмоции…

Рогоносец

Варвара ПрозоровскаяПосле свадьбы, как и положено, новобрачные отправились в свадебное путешествие — туда, где генерал Суворов должен был принять командование армией, противостоящей туркам. Та «поездка на войну» Варваре даже понравилась — все ей было в новинку, вокруг сновали статные усачи в офицерских мундирах, целовавшие ей ручку. Да и супруг относился к ней с любовью, оберегая от малейших проблем. На то была веская причина — Варвара ждала ребенка. Через несколько месяцев у Суворовых родилась дочь Наташа.

Обремененный семейством, Александр Васильевич вскоре получил хорошее назначение — командовать Санкт-Петербургской пехотной дивизией, а затем — Московской. Вот только столичная жизнь оказалась ему не по нраву. При первой же возможности Суворов «сбежал» в Крым, на войну с турками. Молодой жене ничего не оставалось, как следовать за ним и вместо порхания на балах трястись в повозке и слушать сальные шутки офицеров.

Из-за постоянных переездов у Варвары случилось два выкидыша. А муж, на словах мечтавший о сыне, совсем ее не понимал и супружескому ложу предпочитал бивуачный костер. К слову, о его странностях ходили легенды. Например, он любил говаривать, почистив ружье: «Жена моя в надлежащем виде». За обедом у вельможи мог позволить себе кричать петухом. А поутру нагишом бегал по росистой траве, уверяя окружающих, что это полезно для здоровья…

Неудивительно, что столь разные люди вскоре стали избегать общества друг друга. Но, одолевая турок и французов, полководец и подумать не мог, что в его домашнем тылу зреет измена. Кто-то из доброхотов сообщил ему об этом. И действительно, вернувшись домой, Суворов застал жену в объятиях двоюродного племянника — 30-летнего секунд-майора Николая Суворова. На мгновение мир перестал существовать для обманутого мужа: «Развод! Немедля!»

В сентябре 1779 года Александр Васильевич, обвинив жену «в презрении закона христианского», подал в Синод прошение о расторжении брака. Однако церковный орган затягивал с ответом, и генерал через Потемкина обратился к Екатерине II. Императрица также решила не торопиться и пригласила Суворова на разговор.

Предсмертное прощение

На аудиенции государыня пожаловала рогоносцу бриллиантовую звезду ордена Святого Александра Невского, которую до этого носила на парадном платье, и, сославшись на христианское прощение, посоветовала крепко подумать. О христианском прощении сказал Суворову и протоиерей Кронштадтский отец Григорий. В итоге обманутый муж написал архиепископу Никифору прошение «остановить временно разводное дело».

Варвара приехала к нему в Астрахань и была кротка, как лань. Увидев ее раскаяние, муж всю вину за произошедшее теперь валил на коварного соблазнителя. Казалось, в семье воцарился мир. Но по прошествии четырех лет Варвара опять сорвалась. В этот раз, уехав на подавление ногайского восстания, Суворов оставил ее в московском доме. Туда же был вхож эффектный секунд-майор Иван Сырохнев. Будучи хорошим лингвистом, он помогал генералу оформлять его книги. Но когда Александр Васильевич без предупреждения воротился домой, то увидел, что майор активно помогает ему и на супружеском ложе.

Второе прошение в Синод было отвергнуто по причине отсутствия свидетелей. В те времена найти лжесвидетелей не являлось проблемой, но честь не позволяла дворянину Суворову опуститься до такой низости. Поскольку юридически развод оказался невозможен, граф заменил его разводом фактическим. Отослав жену вместе с приданым к ее отцу, он забрал дочь Наташу и определил в Смольный институт (при этом девочке были запрещены всякие контакты с матерью). А сына, родившегося спустя три месяца, признавать отказался. И только Наташа, «Суворочка», как нежно называл ее генерал, убедила его в обратном. Повзрослев, она привезла 11 -летнего Аркашу в имение родителя. Сходство отца и сына было
очевидным. Разразившись слезами, Александр Васильевич признал мальчика своим ребенком, а императрица, узнав об этом, пожаловала Аркадию чин камер-юнкера.

Варвара, которой оскорбленный супруг выделил всего 1200 рублей содержания в год, после смерти отца оказалась по уши в долгах. Нищета заставила ее забыть о гордости и просить мужа о помощи. Но тот, формально не отказав, денег не дал. Графиню спас Павел I, повелев Суворову передать ей дом в Москве и увеличить содержание до 8 тысяч рублей в год. Император хотел принудить Александра Васильевича еще и погасить долги Варвары Ивановны, но Суворов отказался наотрез.

Генералиссимус не желал даже слышать о неверной жене, за глаза называя ее не по имени, а исключительно непечатным словом. Хотя дочку и сына по-прежнему обожал. В предсмертный час он сказал 16-летнему Аркадию: «Прости меня… И матери передай, чтоб она меня тоже простила».

Варвара пережила мужа на шесть лет. Умирая, она прошептала: «Ну, наконец-то, я так соскучилась…» Кому предназначались эти слова, ее дети даже не сомневались.

Егор МАРОВСКИЙ

,   Рубрика: История любви




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:71. Время генерации:0,892 сек. Потребление памяти:32.72 mb