Царица Смуты

Автор: Maks Мар 7, 2019

Марина Мнишек меняла мужчин как перчатки. Она была женой — официальной или фактической — двух самозванцев и атамана Заруцкого. Однако трудно понять, где заканчивался политический расчет и начиналась любовь. И начиналась ли она вообще?

Две свадьбы одного самозванца

Дочь сандомирского воеводы Марина Мнишек была вовсе не красавицей. Маленького роста, щуплая — такие женщины в те времена не ценились. Но недостатка в мужчинах Марина не испытывала. Скорее — их было слишком много в ее короткой жизни.

А начиналось все так. В мае 1604 года отец Марины — Юрий Мнишек — заключил брачный контракт с самозванцем, который войдет в историю как Лжедмитрий I. Самозванец обещал, во-первых, жениться на Марине, но только тогда, когда взойдет на московский престол. А во-вторых — заплатить тестю миллион польских злотых и передать жене во владение Новгород и Псков.


Кроме того, самозванец обещал обратить Россию в католичество. А если не сумеет, Марина может с ним развестись. Оставив себе — в качестве компенсации — Новгород с Псковом.

Договор, прямо скажем, выгодный для Юрия Мнишека. И для Марины тоже. Но ее, конечно же, никто не спрашивал. Ей было в это время то ли 15, то ли 16 лет. Мнение Марины никого не интересовало.

Самозванец отправился в поход. Они с невестой расстались почти на два года. Вряд ли Марина сильно тосковала. По крайней мере, не написала жениху ни одного письма.

А Юрий Мнишек в самый трудный момент, в январе 1605 года, бросил самозванца и вернулся в Польшу. Лжедмитрий стал царем без помощи Мнишека. Но от намерения жениться на Марине не отказался.

Однако существовала сложность. Невеста — католичка. А московская царица должна быть православной. Но Марина о переходе в православие даже не думала. Пришлось выкручиваться.

Первая свадьба состоялась в Кракове. По католическому обряду. Причем вместо жениха был его представитель — дьяк Афанасий Власьев.

Вторая свадьба прошла в московском Успенском соборе. Тут уж присутствовали и жених, и невеста. Но Марина отказалась принять православное причастие. «Оба они не пожелали причаститься Святых Тайн, — вспоминал архиепископ Арсений Елассонский. — Это сильно опечалило всех, не только патриарха и архиереев, но и всех видевших и слышавших».

Более того, сразу после венчания Марина, ставшая царицей, сбросила с себя русское платье и переоделась в польское. Молодожены не пошли, как положено, в баню. Пируя, ели «нечистую» телятину. На редкость вызывающее поведение.

Свадебные торжества и погубили Лжедмитрия. Он пировал в Кремле, поляки дебоширили в Москве, а в итоге — мятеж и гибель самозванца.

Под платьем фрейлины

И здесь возникает вопрос: зачем Лжедмитрий вообще женился на Марине? Ведь свадьба создавала для него массу проблем. А дальше было бы еще хуже: надо отдать Псков с Новгородом и ввести католичество.

Да, самозванец обещал жениться. Но он много чего обещал. А из всех обещаний, вообще говоря, только одно и выполнил -женился.

Видимо, Лжедмитрий просто любил Марину. Прав был Пушкин. «Твоя любовь… Что без нее мне жизнь, / И славы блеск, и русская держава?»

17 мая 1606 года Лжедмитрий погиб, а Марина уцелела. Ее укрыла фрейлина под своим пышным платьем.

Она процарствовала девять дней. А потом почти два года провела в ссылке. После чего ее с отцом отпустили в Польшу.

Отец и дочь Мнишеки пообещали не вступать в контакт с новым самозванцем — Лжедмитрием II, которого обычно называют Тушинским вором. Однако из Москвы направились именно к нему.

Юрий Мнишек сразу признал своего «зятя». С Мариной сложнее. Очевидец событий писал, что «царица и другие персоны, знавшие Дмитрия в Москве, увидев нашего, не захотели его признавать, и скрыть это было невозможно».

В принципе, Марина могла поверить, что первый самозванец был царевичем Дмитрием. Но поверить, что «шклобский бродяга» Лжедмитрий II — это ее муж Лжедмитрий I, она никак не могла. И все же, по словам того же очевидца, «после долгих уговоров» согласилась «притворяться вместе с нами».

Уговаривал ее, разумеется, отец. Который, подсунув дочь очередному проходимцу, благополучно вернулся в Польшу. А Марина больше года жила в тушинском лагере.

«Воровала со многими»

Марина МнишекЛжедмитрий I, как ни крути, был человеком ярким. Лжедмитрий II — жалкая марионетка в руках своего окружения. Захватить Москву ему не удалось. А когда польский король Сигизмунд III решил сам сесть на московский трон, с Лжедмитрием II совсем перестали считаться. И он, бросив Марину, в навозной телеге бежал из Тушина в Калугу.

Родной брат Станислав Мнишек звал Марину домой, в Польшу. Но в ней, до сих пор послушной и безропотной, пробудились амбиции и честолюбие. Марина вспомнила, что она не кто-нибудь, а московская царица. «Всего лишила меня превратная фортуна, одно лишь законное право на московский престол осталось при мне», — написала она королю Сигизмунду. И бежала из тушинского лагеря к Лжедмитрию II. Бежала гордо — не в навозной телеге, а на лошади, с ружьем и саблей, переодевшись в гусарское платье.

На этот раз никто ее не заставлял. Она сама приняла решение. И сама выбрала свою судьбу.

Марина доказала, что она личность. Покинув Тушино, она сначала оказалась в стане гетмана Яна Сапеги. А он как раз терпел поражение от русского войска. В разгар боя Марина бросилась к валу, который обороняли поляки, с криком: «Что вы делаете, злодеи, я — женщина — и то не испугалась!» И переломила ход сражения.

Ход истории она переломить не могла. Лжедмитрий II сходил со сцены. А в декабре 1610 года его убил ногайский князь Петр Урусов. Через месяц Марина родила сына Ивана и крестила его в православии.

Ее сына прозвали Воренком. При этом поговаривали, что она родила его не от Тушинского вора, а от казачьего атамана Ивана Заруцкого. А может, и от кого другого, поскольку «воровала со многими».

Все кругом обвиняли Марину в распутстве. Дескать, и с казаками блудила, и с Тушинском вором жила невенчанной (хотя, по некоторым данным, они тайно обвенчались). Однако надо помнить, что те же казаки всерьез рассматривали Воренка как претендента на престол. Поэтому политическим противникам выгодно было выставить ее гулящей девкой, а ее сына — «зазорным» младенцем.

В Москву в оковах

Так или иначе, после гибели Лжедмитрия II Марина связала свою судьбу с Заруцким. Похоже, она искренне его полюбила.

А Иван Заруцкий был авантюристом до мозга костей. Он, участник похода Лжедмитрия I, боярин Лжедмитрия II, один из руководителей Первого ополчения, задался целью сделать сына Марины Мнишек царем.

Забрав Марину и Воренка, Заруцкий покинул Первое ополчение и ушел на Рязанщину.

Расклад сил сложился не в пользу атамана. А после избрания на престол Михаила Романова вся компания — Заруцкий, Марина, Воренок — превратились в главных врагов новой династии.

Они отступили на юг и оказались в Астрахани. Здесь Марину ждали новые сюрпризы. Она снова сделалась пешкой в чужой игре. Заруцкий пытался заключить союз с ногайцами и выдать Марину замуж за мурзу Яштерека. Кроме того, он отправил посольство к персидскому шаху. Шах долго расспрашивал «про литовку Марину»: какова она лицом, «сколько хороша, молода ли или стара»? Дочь польского пана могла закончить жизнь в шахском гареме. И это было бы красиво. Но вышло иначе.

Заруцкий с Мариной и сыном бежали из Астрахани, но были схвачены казаками, которые предпочли перейти на службу к царю Михаилу. Всю троицу в оковах привезли в Москву. Заруцкого посадили на кол, Воренка повесили, а Марина, как говорилось в наказе русскому гонцу в Польшу, «с тоски по своем выбледке умерла». Вообще-то ей было с чего тосковать. Ребенку, которого повесили, едва исполнилось четыре года.

Как и любая женщина, Марина Мнишек хотела любви. Но еще больше — стремилась к власти. Она не нашла любви и не добилась власти. Но прожила яркую жизнь. Слишком яркую. И оттого — слишком короткую.

Глеб СТАШКОВ



,   Рубрика: История любви

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,193 сек. Потребление памяти:8.37 mb