Юрий Никулин 1921-1997: Сердце клоуна

Автор: Maks Май 15, 2022

По популярности с Юрием Никулиным в советское время могли сравниться лишь его коллеги по знаменитому трио — Евгений Моргунов и Георгий Вицин. В отличие от них он не был профессиональным актером, а работал в цирке. Свое сердце клоун считал самым чувствительным органом — и оказался прав.

Прикосновение смерти Юрий впервые почувствовал в 19 лет, когда вел кабель связи по льду Финского залива. Стоял сильный мороз. Через несколько часов молодой человек уже не ощущал ног. От смерти спасли пограничники, нашедшие солдата.

«В РУБАШКЕ РОДИЛСЯ»

После войны с Финляндией красноармеец Никулин подлежал демобилизации, но началась война с Германией.

Позднее он вспоминал, как шел по Ленинграду и увидел застывших у репродукторов людей. Ни о каком возвращении домой речи уже не было. Правда, оставалась надежда, что немца быстро разобьют. Многие тогда в это верили. Увы, война с Германией оказалась самой страшной в истории страны.

Зенитная батарея, в которой служил Никулин, не раз подвергалась атакам. Артобстрелы, бомбежки, танковые клинья. Юрий Владимирович рассказывал об одном из самых страшных артобстрелов с дрожью в голосе. От взрывов и осколков один за другим погибали его товарищи, а потом на них двинулись танки. Самым ужасным моментом стала смерть друга: парню осколком срезало часть черепа.

Удивительно, но даже в таких ситуациях Никулин не терял бодрости духа и умудрялся шутить. Однажды его отделение послали рыть окоп. Ночь, ливень, темнота, изредка подсвечиваемая сигнальными ракетами. Настроение мерзопакостное. На месте солдат встретил суровый майор. «Инструмент взяли?» — отрывисто бросил офицер. «Взяли!» — бодро ответил Никулин и вытащил из-за голенища сапога деревянную ложку. Все, включая майора, улыбнулись, настроение было уже иным.

В другой раз Никулина с сослуживцем послали доставить пакет. По пути красноармейцы попали под бомбежку. Все вокруг горит и грохочет, а Юрий, приподняв голову, толкнул в бок товарища: «Ну что, Сашка, бомбежка кончится, по бабам пойдем?»

На войне у него было три хобби: игра на гитаре, хорошие книги и кино. Осенью 1943 года в Советском Союзе вышла картина «Два бойца», где Марк Бернес исполнял две песни — «Темная ночь» и «Шаланды, полные кефали». На передовой о фильме слышали, но посмотреть его не имели возможности. Тогда командир отправил Никулина в город посмотреть фильм и рассказать о нем остальным. Для того чтобы рассказ был эффектнее, боец трижды посетил сеанс и запомнил слова песен. После в моменты отдыха он пел сослуживцам знаменитую «Темную ночь».

Именно в такой момент в блиндаж заскочила мышка и встала на задние лапки, выпрашивая хлеб. «Петухов замахнулся на незваную гостью прикладом, — писал в дневнике Никулин. — «Вася. Не надо». — «Мышь-то немецкая!» — «Да нет! Это наша мышь, ленинградская! Посмотри на ее морду»…»

В этом же блиндаже Никулин едва не погиб. После дежурства он крепко заснул, и разбудить его не смогли даже во время артобстрела. Тогда командир приказал вынести солдата за руки и за ноги, а через минуту точным попаданием блиндаж был взорван. В другой раз сослуживец попросил у него прикурить. Юрий отошел от батареи, и тут же в нее ударил фугас. Как говорят: «В рубашке родился».

ЖИЗНЬ В КИНО

Юрий Никулин 1921-1997В кино Никулин попал не как все. В театральный вуз его не взяли ввиду «отсутствия актерских данных». Тогда Юрий пошел в клоуны. Увидев его на манеже, режиссер Файнциммер пригласил артиста на роль пиротехника-неудачника в комедию «Девушка с гитарой». Дебют в кино вышел удачным, но звездой Юрия Владимировича сделал не он, а режиссер Гайдай. Именно он начал снимать троицу Вицин — Никулин — Моргунов в своих комедиях. Актерский талант Никулина оказался настолько многогранным, что помимо ярких комедийных ролей он сыграл и массу драматических. Чего только стоят его работы в таких фильмах, как «Ко мне, Мухтар!», «Двадцать дней без войны», «Чучело». При этом Юрий Владимирович регулярно выходил на арену, где продолжал смешить зрителей.

И все же миллионы знали его не как клоуна, а как талантливого актера. Потому и принимали его игру за чистую монету, а персонажей — за черты характера самого актера. Случайно встретив на улице Балбеса, мужчины предлагали ему «сообразить на троих». То, что выпить любил Балбес, а не он сам, Никулин даже не объяснял. Все было бесполезно. Поэтому он быстро придумал «рабочую отмазку»: «Не могу! Зашился!»

Но и без алкоголя его здоровье с годами ухудшалось. После 70 лет артиста беспокоили давление, легкие, печень. К этому «букету» добавился сахарный диабет. Наблюдая актера в передаче «Белый попугай», зрители и не догадывались, что тяжелобольной человек может так легко травить анекдоты. Возможно, оттого, что Юрий Владимирович старался не жаловаться на здоровье и обращался к врачам, только если уж «сильно приперло». Но в цирке, конечно же, знали, что их директор вот-вот может уйти «по состоянию здоровья».

Узнал об этом и другой известный в СССР клоун Олег Попов. В июле 1997-го он позвонил коллеге из Германии, где жил и работал, и спросил: так ли это?! Никулина вопрос застал врасплох, ибо никто из его окружения ему об этом даже не намекал. После звонка у него прихватило сердце, но, чтобы не волновать близких, признался он в этом только двум людям: Людмиле Гурченко и давнему другу, кардиологу Александру Бронштейну. Последнему артист даже намекнул, что, если сердце не отпустит, он что-нибудь с собой сделает. Бронштейн срочно забрал артиста в свой Центр эндохирургии.

«Мы положили его в палату, сняли электрокардиограмму — и… ничего с ее помощью не обнаружили, — вспоминал Бронштейн. — Но сейчас есть другой способ диагностики — коронарография, которой у нас владеют блестяще. На следующий день ему эта коронарография была проведена. Когда мы увидели результаты, наступил шок».

РОКОВАЯ ОПЕРАЦИЯ

Оказалось, три главных сосуда, питавших сердце Никулина, были блокированы. Орган с трудом питался через второстепенные сосуды. Бронштейн принял решение готовить артиста к срочной операции,чтобы деблокировать хотя бы один сосуд. При этом влиятельные и богатые поклонники артиста предлагали ему улететь в Германию или США, беря на себя оплату лечения. Но сразу же возникало две проблемы. Первая — транспортировать пациента, одной ногой стоящего в могиле, было нельзя. Вторая — сам Никулин наотрез отказывался лететь за границу.

В своих воспоминаниях кардиолог Бронштейн писал: «Когда большой консилиум разошелся, Никулин попросил меня сесть на край кровати, взял меня за руку и сказал: «Шурик, не бросай меня. Я никуда не поеду. Я буду с тобой вместе, что бы ни случилось». Сказал без дрожи, без слез. Просто сказал, и все». В какой-то момент Никулин почувствовал себя лучше, боли отступили, и он попросил врачей выписать его. Но Бронштейн понимал, что облегчение временное, и пациент может умереть в любой момент.

Операцию по стентированию обычно проводят за 20-30 минут, у Никулина она продолжалась более трех часов. Все из-за того, что на операционном столе у пациента остановилось сердце. Орган пытались «завести» в течение 40 минут, и в итоге это удалось. Однако у оперируемого пострадали другие органы — печень, почки, мозг…

Из операционной артиста перевели в реанимацию, где за его жизнь 16 дней боролись лучшие врачи страны. Увы, все усилия оказались тщетны. 21 августа в 10 часов 16 минут утра сердце доброго клоуна остановилось.

Петр БЕРЕЗИН

  Рубрика: Как уходили великие 115 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:50. Время генерации:0,247 сек. Потребление памяти:9.4 mb