Мрамор Древней Греции

Автор: Maks Апр 26, 2020

Лорд Элгин, он же граф Томас Брюс, вошел в историю как английский дипломат эпохи Наполеоновских войн и коллекционер античных ценностей. Однако греки считают Элгина вором, укравшим их национальное достояние. Греция почти два столетия добивается от Британии возвращения ценностей, но англичане не спешат расставаться с коллекцией лорда Элгина.

Под владычеством Османской империи Греция находилась почти четыре столетия. Все это время турки не считали нужным заботиться о старинных античных памятниках в колыбели западной цивилизации. Более того, величественные статуи олимпийских небожителей османы считали просто каменными идолами, не достойными внимания.

Посол британской короны

3 февраля 1830 года в Лондоне был подписан протокол, согласно которому Греция получила независимость от Османской империи. Уже через несколько лет после обретения независимости греки предъявили претензии англичанам по поводу вывезенных с их территории ценностей. Речь шла о «мраморах Элгина» — собрании скульптур и панно из храмов Парфенон и Эрехтейон и Пропилеи Афинского акрополя. В ответ англичане развели руками, упирая на то, что если бы не действия лорда Элгина, то эти ценности вообще бы не сохранились. Так кто же он такой лорд Элгин — вор или спаситель?!

Отпрыск старинного шотландского рода Томас Брюс родился в 1766 году. После смерти отца и брата к нему перешел титул лорда Элгина и пэра Шотландии. В 1798 году Томас был назначен послом Британии в Блистательной Порте Селима III. Перед отъездом Элгин поинтересовался у членов британского правительства, нет ли у Британии нужды в изучении античного искусства. Ответ был отрицательным, но лорд все равно решил заняться этим делом.

В сентябре 1799 года Элгин отправился в Константинополь, но по пути посетил Палермо, где встретился с послом Британии в Неаполитанском королевстве Уильямом Гамильтоном. Последний также занимался собирательством предметов античности. В частности, греческих ваз. Гамильтон благоволил к молодому коллеге и дал ему несколько ценных советов. Например, он посоветовал Элгину нанять в Неаполе художника, который бы копировал в Греции все, что имело художественную ценность. В качестве такового английский дипломат пригласил итальянского пейзажиста Джованни Лузьери и его помощника — русского подданного Федора Калмыка. Прибыв в Константинополь, Элгин засвидетельствовал свое почтение султану, а позднее отправил Лузьери и Калмыка в Афины срисовывать интересные предметы старины.

На тот момент Афины были провинциальным городишком, где проживало не более 10 тысяч человек: греков, евреев, турок. Управляли городком два турецких правителя — гражданский и военный. Солдаты турецкого гарнизона квартировались прямо в Акрополе, превращенном в военную крепость. Из-за чего памятник архитектуры серьезно пострадал во время турецко-венецианских войн. В 1687 году снаряд попал в храм Парфенон, который турки использовали как склад пороха. В итоге взрыв сильно разрушил фронтон храма. Неудивительно, что, прибыв на место, художники Элгина увидели греческий храм в печальном состоянии.

Парфенон в шотландское поместье

Коллекция лорда ЭлгинаПодпольная торговля античными ценностями в Греции началась еще в XVIII веке и росла по мере увеличения интереса французов и англичан к предметам античного искусства. Впрочем, храм Парфенон испытывал новые разрушения не стараниями охотников за антиквариатом, а из-за строителей гарнизона. Чтобы не возить камни издалека, те просто разбирали бесценную кладку храма и использовали её для новых хоз-построек. Мраморные скульптуры, упавшие с фронтона, турки сжигали, чтобы получить известь. А старинные саркофаги они использовали как корыта для водопоя скота. Плиты, некогда облицовывавшие стены древнегреческих театров и форумов, нередко служили столами трактиров или крышами хибар.

Поначалу военный управляющий (дисдар) не позволил художникам делать рисунки в Акрополе, считая, что те могут зарисовать план крепости и продать его греческим повстанцам. Но пять гиней убедили наместника, что его волнения напрасны.

Между тем война между турками и французами складывалась для первых не очень удачно. Наполеон занял Египет и грозился идти дальше. Но английский адмирал Нельсон разгромил французский флот близ устья Нила и облегчил положение армии султана. После чего османы вновь овладели Египтом, а Лондон стал лучшим другом Константинополя. Посол королевы — лорд Элгин вместе с адмиралом Нельсоном были удостоены награды от Селима III — ордена Полумесяца.

Кроме того, как считают англичане, Элгин получил из рук султана фирман (разрешение), который позволял беспрепятственно посещать Акрополь, возводить леса и лестницы вокруг «древнего храма идолов» (Парфенона), зарисовывать и проводить раскопки. Но самое главное, что по указанному фирману англичане могли забирать скульптуры и плиты, при условии, что этим они не причинят урона военным сооружениям.

Уже в 2019 году турецкий профессор Орхан Сакин заявил, что такого разрешения султан никогда не давал. В архивах, где он перерыл все, что возможно, была обнаружена лишь копия (!) письма якобы султана на итальянском языке, где сказано, что англичане могут забрать любой мрамор, который они хотят. Однако оригинала или даже копию письма на турецком языке так и не нашли. Турки убеждены, что такого фирмана никогда и не было, а Элгин просто сфальсифицировал разрешение.

Как бы там ни было, но афинский дисдар за несколько гиней не стал вдаваться в подробности, а разрешил англичанам забирать бесполезные камни. Забирать мрамор из Афин Элгин прислал соотечественника Филиппа Ханта, который вместе с Лузьери нанял рабочих и принялся демонтировать скульптуры и панно со стен Парфенона. Барельефы, фризы, панно варварски выпиливались из стен, вырывались и нередко разбивались при падении с высоты. Как уже было сказано, получив ответ, что Британии не интересны древние развалины, лорд Элгин планировал украсить барельефами и статуями свой новый дом в шотландском Данфермлине.

Проклятие статуй

Коллекция мрамора, которую собрали люди Элгина, включала в себя 21 статую с восточного и западного фронтона Парфенона, 15 метопов, изображающих битвы между лапифами и кентаврами, а также 75 метров фриза Парфенона, который украшал стену над главным входом. Кроме того, мародеры лорда поживились статуями из других зданий Афинского Акрополя, забрали кариатиду из Эрехтейона, четыре плиты из парапетного фриза храма Афины и ряд других архитектурных фрагментов.

Размеры коллекции были столь велики, что лорду для вывоза в Британию понадобилось несколько кораблей. Один из них наткнулся на риф и затонул возле острова Китира, но Элгин оплатил работу пловцов, и ящики с мрамором были подняты. Однако насладиться шедеврами древнегреческого скульптора Фидия лорду не удалось. Сначала, в 1803 году, по возвращении в Англию, он был арестован французами и провел в плену три года. Кроме того, завсегдатай восточных борделей, Элгин где-то подцепил сифилис и жена, на чьи деньги он вел работы по изъятию ценностей, потребовала развод. Все это привело к банкротству графа.

В самой Англии имелось немало сторонников греческой революции, одним из которых был поэт Джордж Байрон. Он прямо обвинял Элгина в воровстве культурных ценностей у греков и посвятил ему несколько нелицеприятных стихотворений. Другой современник, Джон Ньюпорт, писал: «Достопочтенный лорд воспользовался самыми неоправданными средствами для совершения самого вопиющего грабежа». Элгин пытался оправдать свои действия тем, что турки все равно бы разрушили памятники, а он просто спас их.

Также граф упирал на то, что его действия были санкционированы султанским фирманом. В итоге, чтобы свести концы с концами, Элгин согласился продать коллекцию Британскому музею. Правда, ему еще пришлось доказывать, что его скульптуры — это не римские копии, а самые что ни на есть древнегреческие оригиналы. Музей купил коллекцию у Элгина за 35 тысяч фунтов, в то время как ему самому она обошлась в 75 тысяч. Выкуп не покрыл всех его долгов, и, скрываясь от кредиторов, он бежал во Францию. Сифилис немало обезобразил его лицо и здоровье, и в 1841 году лорд умер в Париже. А его коллекция стала одной из жемчужин Британского музея.

Но Греция не оставляла попыток вернуть утраченные сокровища. Все два века греки просили и требовали Лондон вернуть на землю Эллады вывезенные ценности. Англичане же не собирались этого делать, даже несмотря на то, что сами турки признали отсутствие фирмана. В 2009 году в Афинах был открыт новый музей Акрополя, что сняло довод Лондона о пагубности греческих осадков для статуй. В защиту возврата ценностей выступил и голливудский актер Джордж Клуни, но его просьбы о возврате отверг Борис Джонсон — нынешний премьер-министр Британии.

Алексей АНИКИН



, , , ,   Рубрика: Невероятные артефакты

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:63. Время генерации:0,182 сек. Потребление памяти:8.92 mb