Охота на «Шарнхорст»

Автор: Maks Авг 18, 2019

Уничтожение британской эскадрой германского линкора «Шарнхорст» считается самым северным морским сражением в мировой истории. В контексте же Второй мировой войны этот бой важен как печальный для немецкого флота эпилог к растянувшейся почти на два с половиной года борьбе вокруг арктических конвоев.

Поставки союзной военной техники в СССР в рамках ленд-лиза осуществлялись с августа 1941 года. Прикрытием конвоев занимались британцы, поскольку советский Северный флот состоял из девяти эскадренных миноносцев, уступавших по совокупной огневой мощи одному германскому тяжелому крейсеру «Лютцов». Между тем действовавшая с весны 1942 года в Баренцевом море группировка кригсмарине «Норд» включала не только «Лютцов», но еще три сопоставимых с ним по мощи тяжелых крейсера, один легкий крейсер, две флотилии эсминцев, два десятка субмарин плюс, в качестве «вишенки на торте», линкор «Тирпиц».

Крестный путь полярных конвоев

Летом 1942 года немцы смогли разгромить конвой PQ-17, вследствие чего лендлизовские поставки по северному маршруту полностью прекратились. Зафиксировать свое господство в Арктике кригсмарине решило операцией «Вундерланд». Вторгнувшийся в глубокий советский тыл тяжелый крейсер «Адмирал Шеер» потопил ледокол «Сибиряков» и обстрелял порт Диксон. «Сибиряков» немцы потопили на 73-м градусе северной широты, но назвать противостояние мощного крейсера со стареньким и слабовооруженным ледоколом самым северным морским боем можно только сочень большой натяжкой.

В сентябре британцы с большими потерями провели конвой PQ-18. Затем были еще четыре зимних конвоя и новый перерыв, затянувшийся до ноября 1943-го. Немцы за этот период осуществили ротацию в группировке «Норд», заменив два переведенных на Балтику крейсера «Шарнхорстом».

В кригсмарине этот корабль считался своего рода символом. Имя героя Наполеоновских войн Герхарда Шарнхорста впервые было присвоено крейсеру 1906 года постройки, потопленному во время Первой мировой войны англичанами. Новый «Шарнхорст», спущенный со стапелей в 1936-м, отомстил за предшественника во время операции «Джуно», когда на пару с линкором «Гнейзенау» уничтожил авианосец «Глориес» и два эсминца. Это был первый в истории случай столкновения линкоров с авианосцами и единственный, в котором линкоры одержали победу.

За успех экипаж «Шарнхорста» заплатил полусотней погибших, а сам корабль получил серьезные повреждения. После ремонта судно отправилось в Атлантику, где потопило восемь транспортников союзников. Потом был прорыв в компании с «Гнейзенау» и «Принцем Ойгеном» через Ла-Манш в Германию, выглядевший как «щелчок» по носу лордов британского адмиралтейства.

Свою деятельность в арктических водах «Шарнхорст» начал совместным с «Тирпицем» рейдом к Шпицбергену. Эффект оказался ничтожным, да еще и поврежденный британскими сверхмалыми субмаринами «Тирпиц» временно вышел из строя.

Личный счет адмирала Фрезера

Нанося удар по коммуникациям, связывавшим Германию с северной Норвегией, англичане затруднили снабжение группы «Норд» топливом и возобновили проводку конвоев.

Прибывший в Мурманск в начале декабря 1943 года конвой JW-54A вообще не имел потерь. Дениц попытался отыграться на конвое RA-54B (19 транспортов), обнаруженном германской авиацией в районе Фарерских островов 23 декабря 1943 года — как раз на рождественские праздники. Немецкие самолеты даже атаковали британцев, но сразу их потеряли. Через два дня о местонахождении JW-54B сообщила подводная лодка U-601, пытавшаяся атаковать англичан вместе с поспевшей на помощь U-716. Но, будучи обнаружены судами эскорта, немецкие подводники воздержались от суицида. И тогда Дениц выдвинул на перехват надводные корабли — линкор «Шарнхорст» с пятью эсминцами (Z-29, Z-30, Z-33, Z-34, Z-38) под командованием контр-адмирала Эриха Бэя.

Охрану конвоя осуществлял эскорт контр-адмирала Ричарда Барнетта в составе тяжелого крейсера «Норфолк», двух однотипных легких крейсеров «Белфаст» и «Шеффилд», а также восьми эсминцев. Однако при необходимости на помощь могло выдвинуться соединение из флагманского линкора «Дюк оф Йорк», легкого крейсера «Ямайка» и четырех эсминцев, возглавляемое лично командующим флотом метрополии Брюсом Фрезером.

Отправляясь на «охоту», немецкие корабли вели радиопереговоры, которые британцы перехватили и оперативно дешифровали. Таким образом, Фрезер имел полное представление о действиях противника, рассредоточившегося между расположенным к югу от архипелага Шпицберген островом Медвежий и мысом Нордкап, считающимся северной оконечностью Норвегии.

Командующий флотом метрополии решил взять врага в «клещи». Для этого он со своей эскадрой выдвигался к мысу Нордкап с запада, в то время как эскадра Барнетта шла с юга.

Вечером 25 декабря командиру эскорта сообщили об обнаружении противника с помощью радиолокатора на расстоянии 17,5 мили. Немцы о близости англичан не подозревали, поскольку выключили свои радары… в целях маскировки. В общем, стремление вплоть до самой атаки оставаться не обнаруженными привело к прямо противоположному результату.

Но Бэй еще больше ухудшил свое положение, когда в полночь приказал выйти в эфир, чтобы доложить о сложных погодных условиях и невозможности задействовать эскадренные миноносцы. С берега флегматично рекомендовали продолжать поиск конвоя одним «Шарнхорстом». Радиограмма, перехваченная британскими радистами, в расшифрованном виде легла на стол Брюсу Фрезеру. Командующему флотом метрополии оставалось лишь шире раскинуть силок в ожидании несущейся навстречу добычи.

Один из британских офицеров так описывал своего командира Брюса Фрезера в день перед решающим боем: «На нем не было морской униформы как таковой, он был одет в старые брюки, рубашку-поло, свитер и потрепанную адмиральскую фуражку, с трубкой, испускавшей искры и пламя… это был настоящий триумф личности…»

Подчиненные знали, что Фрезер до Второй мировой войны некоторое время был капитаном авианосца «Глориес», потопленного в июне 1940 года у берегов Норвегии. И рассчитаться за свой корабль с «Шарнхорстом» было для него делом чести.

Крейсера на «хвосте»

Линкор «Шарнхорст»Около 8 утра 26 декабря 1943 года германский линкор вышел в море навстречу своей гибели. Дело происходило на 71-м градусе северной широты — всего на полтора градуса ниже параллели, на которой «Адмирал Шеер» потопил «Сибирякова».

В 8:36 на экранах радиолокационных станций «Белфаста» и «Норфолка» появились контуры «Шарнхорста», после чего британские крейсера стремительно пошли на сближение.

В 9:29 противники увидели друг друга, но если англичане были к этому готовы, то для немцев появление врага стало сюрпризом. Бэй, однако, успел осуществить поворот, благодаря которому устремившийся в атаку дивизион британских эсминцев проскочил у него за кормой. Трем английским крейсерам теперь приходилось рассчитывать только на себя, притом что по совокупной артиллерийской мощи они уступали «Шарнхорсту».

Первым открыл огонь «Норфолк», и его стрельба оказалась наиболее результативной.

За 20 минут «Шарнхорст» получил три попадания 203-миллиметровыми снарядами. Первый из них ударил в верхнюю палубу с левого борта между палубной 150-миллиметровой установкой и торпедным аппаратом. Второй снаряд попал в носовые дальномеры, уничтожив антенны носового радара и выведя из строя всю радиолокационную систему. Третий, угодивший в полубак снаряд разорвался в матросском кубрике.

Огонь более крупных орудий «Шарнхорста» не нанес англичанам серьезного ущерба, но, пользуясь превосходством в скорости, линкор сумел оторваться от противника и ближе к полудню выскочил к северо-востоку от транспортов конвоя.

Появление трех британских крейсеров вновь сорвало атаку. Немцам пришлось перенести огонь на преследователей. Прямым попаданием удалось вывести из строя кормовую башню «Норфолка»: артиллерийский погреб оказался залит водой, а боевые расчеты пришлось эвакуировать. Второй попавший в середину крейсера снаряд убил офицера и шестерых матросов, выведя из строя радиолокационное оборудование (кроме одной системы). Еще один залп германских 280-миллиметровых орудий нанес серьезные повреждения крейсеру «Шеффилд», позволив «Шарнхорсту» вторично оторваться от противника.

Теперь Бэй отправился на юго-восток — туда, где конвой, скорее всего, должен был находиться и откуда было ближе всего до собственной базы. Разумеется, он не знал, что в этот же район выдвигается и Фрезер с линкором «Дюк оф Йорк» и эсминцами. Появление этого соединения не оставляло немцам ни единого шанса.

На сердце германского командующего было неспокойно, и в 13:15 он отослал эсминцам радиограмму о свертывании «охоты», чем лишний раз демаскировал свое местоположение. Расшифровка этой радиограммы тоже легла на стол Фрезеру. Исходя из координат точки, в которой противники последний раз выясняли отношения, и указанного Бэем времени прибытия на базу, рассчитать маршрут возвращения немцев было под силу любому школьнику-хорошисту.

В 16:17 локаторы «Дюк оф Йорка» снова запеленговали противника, на сей раз на дистанции 225 кабельтовых.

«Мы будем сражаться до последнего снаряда»

Зимняя ночная мгла уже опустилась над Баренцевым морем, и в 16:47, под выпущенные британским флагманом осветительные ракеты, начался третий, последний, раунд артиллерийской дуэли. Еще через три минуты на «Шарнхорст» обрушились все 10 орудий главного (356 миллиметров) калибра «Дюк оф Йорк» и 12 шестидюймовых орудий крейсера «Ямайка».

На германском линкоре была выведена из строя одна из двух носовых башен, а другая получила серьезные повреждения. Еще один британский снаряд пробил борт в районе кормовой башни.

Что до немецких снарядов, то броня «Дюк оф Йорка» была для них слишком крепкой.

Бэю оставалось уповать на преимущество в скорости, и некоторое время казалось, что он действительно сможет оторваться от противника. Но в 18:20 еще один снаряд английского флагмана взорвался под первым котельным отделением «Шарнхорста», пробив тонкий верхний броневой пояс и гласис главного котельного отделения (80 миллиметров), возвышавшийся на 70-80 сантиметров над главной броневой палубой. Скорость германского линкора упала до восьми узлов, и хотя в последующие пять минут она была увеличена почти втрое, этих пяти минут хватило, чтобы отрыв от преследователей начал сокращаться.

Бэй, видимо, понимал фатальность случившегося, отправив в 18:24 прощальную радиограмму: «Мы будем сражаться до последнего снаряда».

Через 25 минут «Дюк оф Йорк» осветительными снарядами показал эсминцам их жертву, после чего по «Шарнхорсту» началась стрельба как на учениях. За полчаса несколькими залпами было выпущено 55 торпед, из которых в цель попала примерно каждая пятая.

Германский линкор сотрясался от взрывов и был окутан клубами дыма, которые и стали для англичан главным ориентиром.

Только в 19:48, когда дым немого рассеялся, эсминцы убедились в уничтожении «Шарнхорста».

Из экипажа в 1968 человек лишь 30 матросов были спасены «Скорпионом» и еще шесть «Матчлессом». Все офицеры начиная с контр-адмирала Бэя погибли.

Вечером в кают-компании Фрезер объявил своим подчиненным: «Джентльмены, битва с «Шарнхорстом» закончилась для нас победой. Я надеюсь, что любой из вас, кому когда-либо придется вести свой корабль в бой с намного более сильным противником, будет командовать своим кораблем так же доблестно, как сегодня командовали «Шарнхорстом»».

Олег ПОКРОВСКИЙ

Поздравление от Сталина

Сталин, получив известие об уничтожении «Шарнхорста», прислал специальное поздравление Уинстону Черчиллю — случай крайне необычный, поскольку речь шла об уничтожении всего одного, пускай и знаменитого, линкора противника.

В 1946 году британская королева наградила Брюса Фрезера баронским титулом.



, , ,   Рубрика: Вторая Мировая война

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,215 сек. Потребление памяти:8.44 mb