Оружие дьявола

Автор: Maks Авг 1, 2019

На Руси его звали «самострелом», в Англии — «кроссбоу», в Италии — «балестрой», во Франции — «арбалетом». Термин происходит от латинского слова arcaballista, где arcus — «дуга» и ballisto — «бросаю».

Европейский арбалет достиг вершин совершенства в XV-XVI веках. Ни одно сражение не обходилось без этого стрелкового устройства. Воюя на суше и на море, пешими и конными, в поле и на крепостных стенах, арбалетчики стали визитной карточкой Средневековья. Нет единого мнения, арбалет ли был причиной заката рыцарства, но след в мировой истории он оставил более чем заметный.

Древние умельцы

Лук — одно из величайших военных изобретений прошлого, позволяющее ранить и убивать на больших расстояниях. Для эффективной стрельбы он требовал немалой силы и изрядной практики. Стрелку приходилось целиться, удерживая тетиву в натянутом положении, что крайне непросто. Старая английская поговорка гласит: «Хочешь вырастить лучника, начни с его деда». Так что сама судьба предопределила изобретение арбалета. Механизация процесса натяжения и спуска тетивы позволила облегчить прицеливание и увеличила мощность выстрела.

Ручные арбалеты появились примерно в VI-V веках до нашей эры. Пальму первенства в этом вопросе оспаривают Греция и Китай. Древние Сиракузы V века до нашей эры считаются родиной гастрофета, брюшного лука с рычажным механизмом взведения тетивы, а при раскопках в Китае археологи нашли арбалетные спусковые механизмы, которые датируются тем же периодом. Китайские оружейники древности умудрялись создавать даже многозарядные самострелы, так называемые чо-ко-ну, не очень мощные, но с магазином на 10-15 стрел.

Попробуй заряди

В странах Востока, Римской империи и в просвещенной Византии ручной арбалет почему-то популярностью не пользовался. В «дикой» Европе он распространился во времена Крестовых походов, хотя в рукописях упоминается начиная с X века.

Европейский арбалет состоял из дуги (лука), прикрепленной к деревянному ложу, пеньковой тетивы, запорноспускового устройства и, чаще всего, устройства натяжения. На переднем конце ложа для удобства зарядки крепилось стремя. Дуга могла быть деревянной, композитной (клеенной из дерева, роговых пластин и сухожилий) либо металлической. В качестве снаряда использовалась короткая тяжелая стрела (болт). Основу запорно-спускового устройства составлял роликовый затвор, именуемый орехом. Орех изготавливался из кости или бронзы, имел поперечную прорезь для удержания тетивы, продольную прорезь для хвостовика стрелы и фиксировался спусковым рычагом с пружиной. Он был надежен, долговечен, удерживал тетиву точно на оси болта и обеспечивал плавный мягкий спуск даже у оружия большой мощности.

Способы зарядки эволюционировали по мере совершенствования арбалета. На первых порах дуга взводилась либо руками, либо с помощью поясного крюка. Стрелок вдевал ступню в стремя на переднем конце ложа, цеплял тетиву на крюк поясного ремня и заряжал оружие, используя силу ног и спины. Такой арбалет мог пробить кольчугу, был достаточно прост и дешев в изготовлении, но не более.

Следующим шагом стал складной рычаг типа «козья нога». С его помощью усилие натяжения доводилось до 150-200 килограммов. Мощность оружия возросла, но не до такой степени, чтобы представлять опасность для пластинчатых лат.

С XIV века для зарядки арбалетов начали применять английский и немецкий вороты. Полиспаст — блочная система английского ворота — позволяла создавать усилие до 1600 килограммов. Арбалет такой мощности, при попадании болта под прямым углом, был способен пробить даже пластинчатые латы.

АрбалетНемецким воротом, или кранекином, называли реечно-редукторный механизм. Теоретически он был способен создавать усилие до 5000 килограммов. Кранекин был компактнее английского ворота, хотя весил столько же.

Перечисляя зарядные приспособления, нельзя не упомянуть винтовой ворот и оспье. Винтовой ворот в ручных арбалетах применялся редко. Стационарная же стойка-рычаг, называемая оспье, была слишком велика и неудобна для применения в полевых условиях, хотя приставленный к оружию воин мог обслуживать сразу два или три арбалета. Оспье использовали на кораблях или при обороне крепостей.

«Козья нога» против Бога и Шервуда

Превосходя классический лук в мощности, точности, простоте прицеливания, арбалет имел и серьезные недостатки. Вооруженные тяжелым и громоздким устройством арбалетчики оказывались уязвимы перед атаками противника и постоянно нуждались в прикрытии. Арбалет был чувствителен к намоканию, а сложные зарядные механизмы могли легко выйти из строя. Малая скорострельность снижала его эффективность. «Козья нога» позволяла выпускать четыре болта в минуту, ворот — всего два. Кроме того, арбалетчики, занятые долгой перезарядкой, становились уязвимы для ответного огня. Им приходилось скрываться за установленными на землю щитами — павезами — с подпоркой, либо прибегать к услугам оруженосцев.

Недостатком арбалета можно счесть и его немалую стоимость. Именно поэтому даже после изобретения тяжелых самострелов с металлической дугой, взводимой с помощью ворота, на вооружении стрелковых отрядов часто оставались более дешевые арбалеты, укомплектованные «козьей ногой».

Набор плюсов и минусов приводил к странному эффекту: совершенствуясь, арбалет не вытеснял лук, а занимал свою нишу, на равных правах конкурируя со стрелковым собратом.

Если в Шервуде геройствовал лучник Робин Гуд, то в горах Швейцарии не отставал от него арбалетчик Вильгельм Телль.

Истории известны значимые победы, одержанные с помощью лука. Так, во время Столетней войны, в бою при Креси в 1346 году, английские лучники в пух и прах разбили арбалетчиков-генуэзцев. В битве при Азенкуре в 1415 году они же перебили цвет французского рыцарства, численно уступая противнику более чем вчетверо.

Точно так же история помнит и триумфы арбалета. В сражении при Земпахе в 1386 году швейцарские арбалетчики уничтожили полторы тысячи австрийцев, потеряв всего 120 бойцов.

Церковь неоднократно предавала арбалет анафеме. Его проклинали: папа Урбан II, папа Иннокентий II, папа Иннокентий III. Второй Латеранский собор 1139 года объявил его орудием дьявола, а немецкий король Конрад III запретил на всех подвластных ему землях.

Приспособление, с помощью которого простой ремесленник мог запросто угробить благородного рыцаря, просто обязано было считаться богомерзким. И у аристократии имелись весомые поводы для беспокойства. Арбалет слишком часто выступал причиной смерти особ весьма значимых и даже коронованных, как, скажем, король Ричард Львиное Сердце, умерший от раны, нанесенной арбалетным болтом. В Италии XVI века власти запрещали ношение «баллестрино» — арбалетов карманного формата, слывших оружием венецианских киллеров.

Хотя должного результата анафемы и запреты не достигали. С конца XII века городские жители Европы начали активно вооружаться арбалетами для борьбы с рыцарством и даже создавать стрелковые гильдии.

Заслуженная пенсия

Направляющий канал для снаряда и устройство спускового механизма вызывают большое искушение назвать арбалет переходным звеном от лука к огнестрельному оружию, но на самом деле это не так. Являясь лишь механизированным луком и используя для выстрела энергию упругой дуги, арбалет отличался от устройств «огневого боя» принципиально.

Сделавшись настоящим кошмаром для закованных в панцири аристократов, ручной арбалет с воротом пробивал латы с 50 шагов. По крайней мере, так утверждают источники XV века. И все же могильщиком рыцарства стал не арбалет, а появившийся на полях сражений массовый наемник-пехотинец, вооруженный, в том числе, стремительно распространявшимися аркебузами и мушкетами.

Боевой арбалет постепенно вытеснялся свинцом и порохом, но благодаря бесшумности и точности он еще долго выступал в роли охотничьего оружия. Арбалетами пользовались представители всех сословий, от сельских браконьеров до владельцев родовых поместий, державших в арсеналах настоящие произведения искусства, украшенные резьбой и инкрустацией. Стремление к совершенству приводило к появлению все новых конструктивных решений.

Да, арбалет не был прототипом огнестрельного оружия, но кое-какие технические идеи, вроде коробчатых магазинов китайских «чо-ко-ну» или трубчатых магазинов и нарезных стволов немецких пулевых арбалетов, спустя столетия нашли свое место в конструкциях многозарядных полуавтоматических винтовок.

Виктор ШТЕРН



,   Рубрика: История оружия

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:61. Время генерации:1,230 сек. Потребление памяти:8.52 mb