Палач из палачей

Автор: Maks Мар 23, 2019

У него было открытое лицо, только вот что-то не так с глазами. Посаженные слишком близко друг к другу, они создавали впечатление, что этот молодой человек привык не доверять никому, настороженный, как дикое животное. При рождении он получил имя Виктора-Бернхардта. И отцовскую фамилию Арайс, что переводится как «пахарь»…

Семья в городе Балдонё Курземского уезда Российской империи, где 13 января 1910 года родился младенец мужского пола, была небогатой. Мать младенца, Берта-Анна Буркевиц, из немецких крестьян-поселенцев, умудрилась выйти замуж на местного кузнеца Теодора Арайса. Неизвестно, по доброй ли воле. Но папаша Арайс считал себя истинным латышом и запрещал в своём доме говорить по-немецки.

Выбиться из нищеты

Вероятно, он не слишком-то любил свою жену, а потому на Первую мировую войну с отправился радостью, подальше от надоевшей семьи с двумя маленькими спиногрызами. Виктор, которому в августе 1914-го было четыре с половиной года, увидел отца только спустя 13 лет. Теодор приехал на родину из Китая, где находился все годы после русской революции и Гражданской войны. И привёз с собой молодую жену-китаянку. Как всё это время жили жена и его собственные дети, Арайса-старшего не интересовало. А жили они не то что бедно, а просто бедствовали.

Во время войны дом семьи Арайс сгорел дотла, со всеми пожитками. Так что Берте-Анне пришлось скитаться вместе с детьми — Виктором и младшенькой Эльвирой. Есть было нечего. Виктору пришлось с восьми лет наниматься на вспомогательные работы. А дед и бабка, жившие в Цоде, куда в конце концов явились балдонские беженцы, не горели желанием помогать «блудной» дочери. Хоть у них и был большой земельный участок, который обрабатывали батраки, детей Берты-Анны они считали не выше тех же батраков. И использовали их так же.

В 1926 году мать с детьми перебралась в Елгаву, где 12-летний Виктор пошёл в школу. Но и в эти елгавские годы они жили очень бедно. Учась в немецкой гимназии, Виктор летом всё так же батрачил. Он мечтал только об одном — окончить школу, поступить в университет и стать обеспеченным человеком. Школу он окончил поздно, ему было уже 20. И вместо университета оказался сразу же в латышской армии. Военная служба давалась ему легко — сильный, выносливый, смелый, он не боялся трудностей. И скоро получил первое звание капрала. В 1932 году он, наконец, исполнил мечту — стал студентом Латвийского университета. К этому времени сестра уже была девушкой, а мать успела развестись с предавшим её мужем.

Впрочем, учёба в университете продолжалась недолго. Хотя Виктор и получал стипендию 30 латов, прожить на них было нереально. Он, конечно, вступил в элитное братство «Леттония», в котором состояли латыши, мечтавшие построить национальное государство, но ради учёбы ему приходилось подрабатывать. И хотя Виктор был усердным студентом, но, не окончив курса, он ушёл с юридического факультета — ему предложили работу в полиции. И учёбу в полицейской школе, которую он окончил в 1935 году и получил звание лейтенанта. Его сразу же направили сначала в Кегумс, а потом в Заубе, где он женился на Зельме Зейбот. Его жена была из обеспечённой семьи, её мать владела магазином. Жизнь вроде бы стала налаживаться. Виктор оставил службу и думал вернуться в университет, но тут настал 1939 год.

Латвия по договору с фашистской Германией вошла в состав СССР. Смешно, но молодой человек всерьёз подумал, что при новом режиме получить образование станет проще. Он вернулся к учёбе, предоставив в деканат автобиографию, живописующую мучения всей его предыдущей жизни. И был принят. Да и как можно было не принять студента с такой социально правильной фамилией — Пахарь?

Война

Виктор АрайсОн успел завершить обучение, смог даже защитить диплом, сдав экзамен в том числе по марксизму-ленинизму! Но тут порядок снова сменился. Латвию оккупировали немецкие войска. И советские дипломы перестали хоть что-то стоить. Только что устроившийся в адвокатскую контору Арайс покинул Ригу. И стал думать, как жить дальше. Немцы, по его мнению, пришли надолго, если не навсегда. Сам он потом утверждал, что разочаровался в коммунизме, когда пошли первые аресты, и даже создал в лесах партизанский отряд для борьбы с большевиками, а потом во главе этого отряда вернулся в Ригу и взял штурмом рижскую префектуру. Как было на самом деле, никто не знает. Но одно несомненно: именно Арайс с его соратниками встречали у этой префектуры немецкие части Вальтера Шталекера 1 июля 1941 года. Виктор твёрдо решил служить новому режиму.

Именно эта служба и привела к тому, что рижане, пережившие немецкую оккупацию, стали именовать его палачом. Виктор предложил Шталекеру создать так называемые отряды безопасности из коренных латышей. Шталекер, которому Виктора порекомендовал его подчинённый Ганс Дреслер, приятель Арайса по гимназии, дал отмашку. Так появились полицейские формирования из латышей, получившие название «команда Арайса». Размещались они на улице Валдемара, и каждый вечер туда приходили молодые люди, решившие служить оккупационному режиму. Среди них было много студентов и даже школьников старших классов.

Первую серьёзную операцию «команда Арайса» провела 4 июля, когда сожгла здание Большой хоральной синагоги, в котором прятались от немцев беженцы-евреи. Синагогу облили керосином и подожгли, а когда женщины думали вытолкнуть из огня своих детей, по ним тут же открывали прицельный огонь. Выбраться и сбежать не удалось никому. Чтобы быть уверенным, что выживших нет, Арайс приказал закидать полыхающую синагогу гранатами…

Аккуратно и методично

Двумя днями позже «команда Арайса» перешла к планомерному уничтожению евреев. Их выводили на расстрел в Бикерниекский лес. Арайс лично принимал участие в каждом расстреле. Своим подчинённым он терпеливо внушал: каждый обязан хоть раз расстрелять еврея. За что он их так ненавидел? За прошлую нищую жизнь, за неисполненные мечты, просто потому, что такова была идеология немецкого национал-социализма. Такого чувства, как жалость, Виктор Арайс не имел. Его отряд без эмоций уничтожил всех пациентов детской больницы на улице Лудзас в декабре 1941 года. Но по большей части «команда Арайса» расстреливала взрослых.

Арайс был в этом педантичен и методичен. Он выстраивал смертников около рва — и начиналась бойня. Тела должны были падать в ров ровными рядами. Для этого следующую партию приговорённых ставили прямо на тела только что расстрелянных, а за ней — ещё одну партию… И тела во рвах лежали ровно и аккуратно! Потом для ещё большей аккуратности он придумал сковывать приговорённых единой цепью. Тогда, падая в ров — мёртвые вместе с ещё живыми, — они ложились ровно, как по линейке. Оставалось только добить живых.

В Латвии «команда Арайса» вместе с немецкими зондеркомандами уничтожила практически всё еврейское население. Из 80 тысяч человек выжило только 162. Успехи Арайса были так велики, что его наградили Железным крестом и присвоили звание майора, а его людей использовали для охраны концентрационных лагерей и отправляли в командировки в соседние Литву, Белоруссию и в оккупированные области РСФСР.

Но навечно немцы в Латвии не остались.

Бегство и поздний суд

После потери Латвии немцами «команда Арайса» была расформирована, а самого Виктора отправили в Германию учиться в офицерской школе. Он даже успел побывать в командирах эсэсовского батальона. Но война шла к концу. И Виктор прекрасно понимал, чем это может завершиться. Поэтому бежал в Данию, где оказался в руках англичан. Причём не единожды. Пару раз его арестовывали и освобождали из-под ареста. Таких, как он, было много. Среди крупных военных преступников он не числился. А документы и форму предусмотрительно сжёг. Ему удавалось скрываться от союзников вплоть до 1949 года, когда был выписан ордер на арест Виктора Арайса. Но и тут он поступил хитро и продуманно — взял фамилию жены и стал Виктором Зейботом. Зейбота никто не искал. Он поселился во Франкфурте, работал простым наборщиком в типографии, жил скромно и незаметно.

Но в 1975 году его случайно опознал свидетель, один из выживших. И Арайса наконец арестовали. Он был уже стар. Сначала всё отрицал, но три года суда его основательно вымотали. И в конце концов он во всём признался. По законам ФРГ приговорить его к смертной казни не могли. Так что Виктор-Бернхардт Арайс получил пожизненное заключение. Умер он в тюрьме 13 января 1988 года — точно в день своего рождения.

Николай КОТОМКИН



, ,   Рубрика: Злодеи

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Комментариев к записи: 1

  1. Об этом надо помнить… Когда люди об этом забывают — история повторяется…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:62. Время генерации:0,189 сек. Потребление памяти:8.39 mb