Теракт под крики «Ура»

Автор: Maks Окт 20, 2020

1 мая 1954 года во время первомайской демонстрации в Архангельске был совершен теракт. Бывший зек Николай Романов устроил массовый расстрел руководящих чиновников и военных, собравшихся на трибуне.

Правда о трагических событиях на площади Профсоюзов в Архангельске во время демонстрации 1 мая 1954 года умалчивалась почти сорок лет. Но рано или поздно все тайное становится явным.

Обиженный на Родину

Жизнь Николая Романова, родившегося в 1928 году в Архангельске в семье шкипера и домохозяйки, изначально не задалась, хотя вины родителей в том не было. Отец пропадал в море, зарабатывал деньги на содержание жены и сына, мать занималась домом и любимым Коленькой, который еще до совершеннолетия пошел по кривой дорожке. Кое-как окончив семь классов, Николай поступил в механический техникум, но проучился там недолго.

В 17 лет загремел на пять лет за решетку за групповое изнасилование. В 1949 году был отпущен на свободу по болезни с диагнозом туберкулез.

Больной и обиженный на-всех, Романов не собирался устраиваться на работу и паразитировал на шее у родителей. Пьянствовал, пока в 1952 году не сел во второй раз за хулиганство.


И снова вышел досрочно. На этот раз по амнистии 1953 года, которую зекам объявили после смерти «вождя народов» Иосифа Сталина. И снова даже и думать не думал, чтобы устроиться на работу. Благо родители кормили, им деваться было некуда. Во второе возвращение Романов жил затворником — не любил он расспросы про его болезнь, потому и избегал встреч с дружками и знакомыми. Много читал, слушал радио и все думал о своей жизни. Она казалась ему хуже некуда, выхода никакого! Он добровольно исключил себя из будущего, поверив в близость неминуемой смерти. В итоге жизнь для Романова потеряла всякий смысл. Но он не хотел вот просто взять и умереть никем не замеченным. Он решил, что уйдет с помпой, чтобы о нем услышали и говорили!

План созрел быстро. План мести всем, кого Романов считал виноватыми в том, что его жизнь погублена. Было это незадолго до первомайской демонстрации. Романов решил устроить массовый расстрел городских чиновников и всех, кто будет 1 мая на трибуне. Оружие у него было — когда он во второй раз отбывал наказание в лагере, младший брат Васька украл пистолет ТТ у какого-то пьяного вояки, спрятал и сохранил его до возвращения Романова домой.

С того дня Романов стал ходить на площадь Профсоюзов, где уже начали строить трибуну, осматривался, думал, как лучше пронести пистолет, как и откуда удобнее стрелять по стоящим на трибуне чиновникам.

Расстрел на трибуне

Расстрел на трибуне в Архангельске 1-го мая 1954 годаУтром 1 мая Романов примкнул к одной из праздничных колонн и вместе с ней дошел до площади имени Профсоюзов. Когда колонна была уже почти у самой трибуны, он перешел на правый фланг, чтобы оказаться непосредственно возле трибуны в момент прохождения колонны демонстрантов. Пистолет был у него в кармане пиджака. Карман пальто Романов накануне предусмотрительно отрезал и проделал в подкладке пальто большую дыру — чтобы удобно было выхватить пистолет. Больше всего он боялся, что выполнить задуманное ему не даст милицейское оцепление вокруг трибуны. Но именно в тот день его не выставили, а охранявшие правопорядок милицейские патрули были без оружия.

Когда колонна поравнялась с трибуной, Романов замедлил шаг и открыл стрельбу на поражение по стоящим на трибуне представителям власти и военным, среди которых были первые секретари обкома и горкома КПСС, председатель облисполкома, командующий Беломорским военным округом и другие партийные работники. Звуки выстрелов заглушал оркестр, громкие приветственные речи стоящих на трибуне и ответное громогласное «ура» демонстрантов. Слышали и видели все происходящее только те, кто оказался рядом с Романовым. Но они впали в ступор oт происходящего.

Первая пуля попала в заместителя председателя горисполкома Харитонова (ранение оказалось смертельным). Вторым выстрелом был ранен первый секретарь горкома КПСС Томилов. Когда он упал, стоявшие на трибуне инстинктивно отпрянули от барьера и пригнулись. Кто-то из офицеров крикнул: «Ложись!» Воспользовавшись всеобщим замешательством, Романов рвался к трибуне, но его перехватил капитан первого ранга Судейко. С криком «На тебе!» Романов выстрелил в него. Капитан упал, и Романов еще раз выстрелил, уже в лежачего. Судейко повезло — его спас то ли случай, то ли сам Господь Бог. Две пули оставили две дырки в шинели, раздробили спичечный коробок, но офицер остался жив.

В тот момент, когда Романов стрелял в Судейко, к нему уже бежал офицер-пограничник Бобков, шедший с колонной демонстрантов. Но пока он настиг террориста, тот успел еще несколько раз выстрелить. Третьей и четвертой жертвами стали помощник командующего военным округом генерал-лейтенант Соловьев и заведующий сельскохозяйственным отделом Архангельского обкома КПСС М. Огарков. Еще одна пуля пробила пиджак первого секретаря обкома КПСС Нечаева и застряла в ткани.

«Забегали, сволочи!»

Романов хотел еще раз нажать на курок, но на его сзади уже навалился Бобков, на помощь которому подоспел, член Военсовета Беломорской военной флотилии генерал-майор Рыбаков. Он схватил Романова за руку с пистолетом и пригнул ее. Прогремел выстрел, пуля пробила полу шинели генерала и застряла в деревянной половице трибуны. Выхватив оружие из руки Романова, генерал передал его подоспевшему к месту ЧП начальнику областного управления КГБ Коновалову. Тот первым делом проверил обойму — та была пуста. На рукоятке пистолета Коновалов увидел надпись: «За свободу русскому народу…»

Когда Романова стащили с трибуны, его чуть было не растерзали демонстранты, милиционерам с трудом удалось отбить его у толпы. Задержанного доставили в вестибюль Арктического пароходства, где обыскали. Но, кроме пистолета, только что отнятого генералом, у него больше ничего не нашли. Романов был в истерике, кричал: «Что? Наделал вам Колька делов? Забегали, сволочи! Скоро кончится ваша музыка и праздник кончится!»

Только музыка не кончилась, и первомайская демонстрация продолжалась как ни в чем не бывало, разве что немного на время замедлила ход. Новые колонны демонстрантов даже понятия не имели о случившемся и продолжали радостно кричать «Ура!» в ответ на приветственные речи с трибуны. Так что красиво уйти из жизни у Романова не получилось. Его не застрелили при задержании, как он хотел. Газеты обошли молчанием это событие. Но слухи по городу пошли, пугающие слухи, и горожане ждали, что власти им все объяснят, но власти молчали. В вышедшем через несколько дней некрологе по поводу смерти зампредседателя горисполкома Харитонова значилось — трагически погиб. О смерти генерала Соловьева вообще умолчали.

Через полгода после ареста Романов раскаялся, но это не смягчило наказание. 12 декабря 1954 года его приговорили к расстрелу, и 9 марта 1955 года приговор был приведен в исполнение.

Антон СТАРОСЕЛЬЦЕВ

НЕВОЛЬНЫЙ ПОСОБНИК

Табельный пистолет ТТ младший брат Николая Романова украл 22 февраля 1951 года у пьяного военнослужащего, лейтенанта Бобрецова, который в тот день по причине чрезмерных возлияний опоздал на московский поезд и заснул прямо на улице в снегу. Позже в воинской части утрату офицером боевого оружия каким-то образом замяли, и никто не понес ответственности.

Загадки истории » Злодеи » Теракт под крики «Ура»

, ,   Рубрика: Злодеи 15 раз просмотрели




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,171 сек. Потребление памяти:7.13 mb