Подвиг во имя жизни

Автор: Maks Май 22, 2019

В 1980-х годах прошлого века в ходе поиска вакцины от смертельно опасного вирусного заболевания советские ученые вывели сильный штамм. Он оказался основой для очень эффективного биологического оружия. Но за это открытие им пришлось дорого заплатить…

В художественном фильме «Охота на пиранью» происшествие в научной лаборатории, разрабатывавшей оружие массового поражения (ОМП), выглядит драматично, эффектно и страшно одновременно. Ученый, красовавшийся перед своей любовницей-лаборанткой, уронил емкость, которая разбилась.

Жестокая реальность

В результате смешались компоненты бинарного ОМП, и получилось опасное вещество. Из-за его воздействия ученый буквально умер на глазах коллег. Руководитель исследований заблокировал герметичную камеру, где произошло ЧП, чтобы ОМП не распространялось дальше, и поднял тревогу. Однако лаборантка открыла дверь, и вещество заразило всех присутствовавших. Охранники, согласно инструкции, перестреляли ученых, пытавшихся спастись, а затем затопили лабораторию, чтобы заражение не пошло дальше.

Так ЧП в лаборатории показали в кино. В реальной истории чрезвычайного происшествия, о котором мы хотим вам рассказать, все было не менее страшно, хотя внешне выглядело буднично и спокойно…

В начале апреля 1988 года в научном центре «Вектор», расположенном в Кольцово, городе-спутнике Новосибирска, ученый, кандидат медицинских наук Николай Устинов, работал в специальной перчаточной камере вместе с лаборантом. Оба были облачены в защитные костюмы «Антибелок-5», слабым местом которого считались тонкие эластичные перчатки. Предстояло взять кровь у морской свинки, зараженной высокой концентрацией опасного вируса геморрагической лихорадки Марбург. Пока Устинов держал животное, лаборант вводил иглу, но по неизвестной причине укол оказался слишком глубоким. Игла с зараженной кровью животного прошла насквозь и, проколов перчатку ученого, поранила ему руку.

Устинов сразу оценил опасность и действовал строго по инструкции: доложил о случившемся диспетчеру, принял душ и вышел к ученым только тогда, когда они успели облачиться в защитные костюмы. Его обследовали и поместили в изолирующий бокс на территории «Вектора». Допуск к нему ограничили, супругу не пустили.

До последнего вздоха

Вирус МарбургИз-за того что подобных ситуаций здесь никогда не было, в научном центре не оказалось сыворотки против этого опасного вируса. Она была только в Институте вирусологии Министерства обороны СССР, располагавшемся в подмосковном Сергиевом Посаде. Конечно, через сутки ее самолетом доставили в Кольцово, но необходимое для спасения время — первые часы после заражения — было упущено, и вирус Марбург обосновался в крови ученого.

Через два дня после заражения он почувствовал себя хуже — участились приступы тошноты и головной боли. На четвертый день началось кровоизлияние под кожей и в глазных яблоках — признаки геморрагической лихорадки, которая не отступала. Николай Устинов, как истинный ученый, вел наблюдения за своим состоянием и записывал все в дневник. Не один раз он терял сознание. И все же, приходя в себя, ослабевшими руками вновь брался за ручку. Ему важно было донести до коллег процесс развития болезни в его организме и последствия принятия сыворотки. Ведь смысл пятилетней научной работы Устинова был в том, чтобы найти средство, противодействующее вирусу Марбург и ему подобным. Это лекарство было очень востребовано, а для работавших в Африке советских специалистов просто необходимо.

На десятый день Николай почувствовал улучшение — прошли тошнота и боль. Это дало Устинову надежду на спасение, он даже стал выглядеть бодрее. Но еще через пять дней резко сдал — кожа истончилась, став похожей на пергамент, на теле появились страшные кровоподтеки, началось обильное кровотечение. Он уже не мог вести дневник и из-за страшных болей все дольше находился в бессознательном состоянии.

30 апреля 1988 года отважный ученый скончался…

Кровавый вирус

Что же это была за угроза, с которой боролся доктор Устинов, ради победы над ней отдавший свою жизнь?

Вирус Марбург был выявлен в 1967 году в одноименном немецком городке. В местный университет завезли для исследований обезьян из Центральной Африки, от которых и заразился смотритель питомника. Симптомы его болезни оказались неизвестны. Спустя две недели он умер. Скончались затем и еще несколько ученых, пытавшихся создать вакцину от болезни и контактировавших с обезьянами. Смерть их была ужасна — люди уходили из жизни от обильного кровотечения, происходившего буквально по всему телу.

Выявленный вирус геморрагической лихорадки назвали Марбург, он оказался «ближайшим родственником» ныне широко известной болезни Эбола. Смертность от него достигала 70%.

Учитывая то, что наш мир стал более открытым и люди из разных стран много путешествуют, велика угроза того, что и вирус Марбург не мог быть локализован только в Центральной Африке. В этой связи ученые многих стран включились в поиск эффективной вакцины против этой болезни.

Работали над ней и в Советском Союзе. И очень активно — в лаборатории Николая Устинова. До того самого трагического апрельского дня 1988 года… Исследования продолжили, коллегам погибшего ученого очень помог его дневник, который, кстати, засекретили. И на это была своя причина…

Неожиданный поворот

В пробах крови Николая Устинова выявили новый штамм вируса, который смог противостоять введенной сыворотке. Таким образом, ученые, по сути дела, неожиданно для себя создали элемент эффективного биологического оружия. В память о погибшем исследователе штамм вируса назвали U (от фамилии Устинов). Этическими соображениями мучиться не приходилось — в мире продолжалась холодная война, и ученые тоже были на передовой.

Есть сведения, что уже в 1989 году штамм U был готов к испытаниям. Чтобы получить представление о его боевых возможностях, опробовать его решили на обезьянах, переносчиках вируса Марбург, наиболее устойчивых к его воздействию.

Эксперимент проводили на полигоне секретного биокомбината, размещавшегося в казахстанском городе Степногорске. Из двенадцати обезьян, подвергшихся испытанию воздействия штамма U, в течение трех недель не выжила ни одна. Работу над «боевым вирусом» признали успешной. Как это ни цинично звучит, но применение в случае войны
подобного биологического оружия, против которого нет эффективного антидота, сразу давало одной из сторон конфликта серьезное преимущество. Вот только пополнить им арсеналы ОМП уже было не суждено: вначале серьезно сократились научно-исследовательские разработки в сфере вооружений, а с распадом СССР наступила новая эпоха, в которой, казалось бы, нет места биологическому оружию.

Скрытая угроза

И все же необходимость в разработке эффективной и действенной вакцины против вируса Марбург остается. Особо остро эта проблема обсуждалась в научном сообществе после того, как в 2014 году произошла вспышка эпидемии болезни Эбола. За два года, несмотря на усилия местных врачей и поддержку медиков со всего мира, в Африке, только по официальным данным, умерли 11 315 человек. Истинное же число жертв выявить не удалось.

Ученые утверждают, что если бы в это время к Эболе присоединился еще и Марбург, то последствия могли бы быть куда более тяжелыми.

И еще, 11 апреля 1990 года в научном центре «Вектор» вновь произошло заражение ученого. На этот раз вирус Марбург проник в его организм через глаза.

Научный сотрудник покраснение глаз принял за конъюнктивит, и лишь спустя пять дней, когда появились симптомы, характерные для геморрагической лихорадки, его спецмашиной доставили в изолирующий бокс. Несколько месяцев он находился на интенсивном лечении, ему неоднократно проводили очистку крови и другие процедуры. Ученый закалял организм холодным душем. И остался жив!

На этот раз вирус Марбург отступил.

Олег ТАРАСОВ



, , , ,   Рубрика: Военная тайна

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,149 сек. Потребление памяти:8.36 mb