«Походная кухня» кайзера

Автор: Maks Окт 3, 2019

Начальный период Первой мировой войны закончился так называемым позиционным тупиком. Под шквальным огнем пулеметов пехота вынуждена была зарыться в землю, отгородившись от противника рядами колючей проволоки.

Попытки военачальников стран Антанты и Тройственного союза прорвать вражескую оборону заканчивались огромными потерями. Не помогли преодолеть позиционный тупик ни многосуточная артподготовка, ни отравляющие газы. И тогда на поле боя появился танк. Первыми бронированные гусеничные машины применили англичане. За ними со своими танками в сражение вступили французы. А вот первый танк Тройственного союза был создан лишь в 1917 году.

Детище капитана Фольмера

После битвы на Сомме, в ходе которой британцы впервые применили свои бронированные «ромбы», германское командование убедилось, что солдаты кайзера оказались фактически беззащитными против новой боевой техники противника. Хотя британские танки и были еще несовершенными, но психологический эффект их появления сыграл большую роль в прорыве германских позиций.

После бурных дебатов в ноябре 1916 года Генштаб кайзеровской Германии утвердил технические требования к новой машине. Для их разработки решением Военного министерства была создана техническая комиссия под руководством генерала Фридрихса, в которую входили представители вооруженных сил и известных немецких фирм, в частности, «Даймлер», «Бенц», NAG, «Опель», «Брасс унд Херштейнт» и австрийского отделения «Холт-Катерпиллер». По решению комиссии главным конструктором первого немецкого танка был назначен 46-летний капитан Йозеф Фольмер, в группу которого вошли четыре десятка инженеров.

В качестве шасси для танка Фольмер решил использовать гусеничный трактор «Холт». В целях сохранения секретности новая боевая машина получила название A7V, «А» — это первая буква слова Abtellung (отдел), «7» — номер отдела, занимавшегося проектированием танка, а «V» — начальная буква конструктора боевой машины Йозефа Фольмера.

Танк был спроектирован по наиболее часто используемой тогда компоновочной схеме с продольной симметрией. Первый прототип был выпущен в апреле 1917 года, а деревянная модель в натуральную величину — в мае того же года. Первый опытный образец был выпущен в сентябре, а первая серийная машина — в октябре 1917 года.

Массивный броневой корпус устанавливался на прямоугольной коробчатой раме. В движение эту 30-тонную боевую машину приводили два 100-сильных карбюраторных двигателя «Даймлер». Броня защищала экипаж, состоявший из 18 человек, не только от бронебойных пуль, но и от осколков осколочно-фугасных снарядов артиллерии.

Сухопутный линкор

Танк A7VТанк A7V имел угловатую форму бронекорпуса и внешне напоминал огромный стальной сарай, который медленно полз по полю боя. Впрочем, медлительность его была относительной. Максимальная скорость первого немецкого танка составляла 16 километров в час, тогда как скорость британского танка Mk.V — почти вполовину меньше — 7,5 километра в час. Хотя весил немецкий танк на две тонны больше, но проходимость его была лучше за счет более мощного двигателя. Были у немецкой машины и недостатки, свойственные всем танкам того времени. К примеру, очень скверный обзор (на расстоянии до 10 метров вперед водитель ничего не видел), большая шумность, высокая температура (до 60° С) и загазованность внутренних помещений танка (во время марша большая часть его экипажа сидела на крыше). Из-за огромных размеров, жуткой жары внутри и отчаянно дымивших двигателей немецкие солдаты прозвали танк A7V «тяжелой походной кухней».

Вооружение A7V было по тем временам внушительным. Оно состояло из 57-миллиметровой пушки «Максим-Норденфельд», которые в большинстве своем были трофейными. Эти пушки находились на вооружении русской армии и попали к немцам в ходе боев на Восточном фронте. Ствол пушки длиной 26 калибров обеспечивал начальную скорость бронебойного снаряда 487 метров в секунду, наибольшая дальность стрельбы составляла 6400 метров. В боекомплект входили 100 выстрелов с осколочно-фугасными снарядами, 40 с бронебойными снарядами и 40 картечных выстрелов. Вспомогательное вооружение состояло из шести пулеметов MG-08 калибра 7,92 миллиметра — немецкого варианта знаменитого «Максима». Они устанавливались на шкворневых установках в амбразурах по два пулемета на борт и корму танка, каждый пулемет обслуживался расчетом из двух человек (таким образом, только пулеметчиков на танке было 12 человек). Питание пулемета производилось из ленты на 250 патронов, всего на танке перевозилось от 40 до 60 лент. Экипаж танка состоял из 18 человек, но предусматривалось его увеличение до 26 человек!

Места водителя и командира танка располагались в центре корпуса, на специальном возвышении над двигателем. Для наблюдения за полем боя над ними была устроена неподвижная рубка во всю ширину крыши. Для удобства транспортировки рубка была выполнена разборной из пяти плит брони.

В стенках рубки оборудовались смотровые щели, регулируемые по высоте заслонками. В стенках корпуса выполнены двустворчатые лючки для наблюдения и ведения огня из личного оружия. Посадка экипажа в танк осуществлялась через большие одностворчатые двери в передней части бортов корпуса.

Предполагалось изготовить около сотни танков A7V, но до конца войны их было изготовлено всего 20 экземпляров. Большинство танков получало собственные имена — «Мефисто», «Вотан», «Изольда». Все танки поступали на вооружение вновь формируемых 1-го, 2-го и 3-го танковых отделений.

Крещение огнем

Впервые танки A7V приняли участие в бою в ходе германского наступления 21 марта — 4 апреля 1918 года в Пикардии против войск Антанты. Это наступление получило название «Операция «Михаэль»». В первый день наступления четыре танка A7V и пять трофейных Mk.V вступили в бой у местечка Сент-Кантен (недалеко от места первого боя британских танков), под командованием капитана Грайфа. Сильный туман затруднил ориентирование танков и их взаимодействие. К тому же два танка не смогли принять участие в бою из-за поломок.

Но на британскую пехоту германские танки произвели впечатление, не многим отличавшееся от ужаса, охватившего солдат на Сомме в сентябре 1916 года. В ходе операции три штурмовых отделения способствовали захвату Нуайона и Мондидье, после чего в германской прессе была развернута масштабная пропагандистская кампания по восхвалению достигнутых результатов, зачастую — вымышленных.

Вскоре произошел и первый в истории войн бой танков с танками. Это случилось 24 апреля 1918 года у Виллер-Бретонне. Хотя в наступлении были задействованы все три штурмовых отделения, вступить в бой смогли только 13 танков. Согласно разработанному плану, танки двигались тремя группами. Три танка наступали непосредственно на деревню, шесть — вдоль ее южной окраины, и четыре — на расположенную поблизости деревню Каши.

Один из танков («Мефисто») вскоре после начала атаки застрял, остальные же 12 танков быстро захватили деревню и двинулись на Каши и лес Аббе. В 9:30 навстречу трем танкам третьего штурмового отделения из леса вышли три английских танка Mk.IV роты «А» первого танкового батальона. Примечателен тот факт, что первый же танковый бой носил характер встречного, что впоследствии станет основной формой ведения танковых боев. Положение английских танкистов было крайне невыгодным — только один из трех танков был пушечным, остальные два являлись пулеметными «самками». К тому же экипажи длительное время находились в противогазах из-за обстрела химическими снарядами накануне боя, в результате чего были сильно измотаны.

Бой произошел на виду как британской пехоты, так и германской артиллерии. Но если первая попросту не имела средств вмешаться в схватку, то артиллерия не вела огонь из опасения поразить собственные танки. Вскоре после начала боя «самки» получили попадания снарядов и отошли, однако оставшийся один против трех танков противника пушечный «самец» под командованием лейтенанта Митчелла отважно продолжил бой. Поединок сразу же выявил отличную выучку британских танкистов, уже имевших богатый опыт (хотя и не боев с танками противника), в отличие от их германских противников.

Постоянно маневрируя и ведя огонь с ходу и с коротких остановок, Mk.IV добился трех попаданий в головной A7V, который из-за неудачного построения и узких секторов обстрела фактически один противостоял английскому танку. Попадания снарядов пробили масляный радиатор — и A7V отступил, насколько хватило оставшихся без смазки двигателей, пользуясь так же тем, что британский танк потерял гусеницу.

Экипаж германского танка покинул обездвиженную машину и вместе с двумя другими танками вышел из боя. Остальные танки также не имели успеха, остановившись у первой линии английских окопов, после чего были вынуждены начать отступление. Ночью английские танки совместно с австралийской пехотой сумели отбить Виллер-Бретонне. Этим же днем, 24 апреля, немецкий танк встретился с семью британскими легкими танками «Уиппет», сумев подбить один и повредить три. Неудачно закончился боевой путь другого немецкого танка, опрокинувшегося на бок при преодолении воронки. Танк также был оставлен экипажем. Всего в этот день было потеряно три танка, из которых эвакуировать удалось лишь один.

Арьергардные бои

Следующей операцией с участием германских танков стало наступление 27 мая на реке Эн. 15 танков, действуя в полосе наступления 7-й армии на участке Воклер — Берри-о-Бак, сумели прорвать первую линию обороны, но были остановлены широкими окопами. Танки также вводились в бой 31 мая и 1 июня, каждый раз с незначительным успехом, потеряв при этом три машины.

15 июля танки вновь вели бой на флангах Реймского участка, но атака захлебнулась, а несколько танков подорвалось на минах. Во время отхода германских войск на позицию «Зигфрид» танки контратаковали английские части, впрочем без особого успеха, потеряв при этом большое количество машин. В последний раз A7V пошли в атаку 11 октября. Танки смогли ликвидировать прорыв англичан севернее Камбрэ, но уже на следующий день германские части начали отход.

Негативный опыт применения германских танков стал следствием в первую очередь незначительного их количества и отсутствия времени для отработки тактики их взаимодействия с пехотой и артиллерией. Плотность применения танков составляла 0,3-1 танк на километр фронта, в то время как французские и английские войска концентрировали для атак до 9-14 танков на километр и имели в распоряжении как командирские танки, так и радиофицированные машины для взаимодействия с артиллерией.

Применяемые малыми группами и разрозненно, танки даже в случае частного успеха никак не могли повлиять на исход сражений.

Александр ЕГОРОВ



,   Рубрика: История оружия

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,412 сек. Потребление памяти:8.79 mb