Пуля для премьера

Автор: Maks Окт 22, 2022

Сэр Спенсер Персиваль — единственный премьер-министр Великобритании, убитый в результате покушения. И надо же такому случиться, что в этом деле нашелся «русский след».

ДВЕ СУДЬБЫ

11 мая 1812 года в одном из музеев Лондона перед картиной Рубенса «День Страшного суда» долго стоял мужчина самого обычного вида. Он пришел на выставку со своей квартирной хозяйкой и ее маленьким сынишкой, но не обращал на них внимания, думая о чем-то своем. Потом мужчина, сославшись на неотложные дела, распрощался со своими спутниками и быстрым шагом направился к Вестминстерскому дворцу.

Войдя в холл, он вытер пот со лба, осмотрелся и расположился на лавке, стоявшей напротив двери во внутренние помещения, предназначенные исключительно для депутатов парламента и членов правительства. Этот человек явно кого-то ждал, вздрагивая каждый раз, когда заветная дверь распахивалась.

День клонился к вечеру, и выходящих было много. Но вот, наконец, в вестибюль шагнул невысокий бледный человек с глазами навыкате. Это был премьер-министр Великобритании Спенсер Персиваль.

Персиваль не относился к числу выдающихся политиков. Поговаривали, что Уильям Питт — младший как раз и приветил его за неприметность и отсутствие ярких талантов. Тем не менее Персиваль сделал карьеру и в 1809 году в возрасте 47 лет возглавил правительство. Он продолжал курс своего учителя Питта: поддерживал Турцию и Персию против России и всех, кого только можно (в основном — Россию), против наполеоновской Франции.

Весной 1812 года эта политика казалась вполне успешной: вот-вот должна была разразиться русско-французская война, а на Кавказе Персия продолжала сковывать значительные силы русской армии.

На волне этих событий Персиваль даже превратился в популярную личность.

А вот мужчина, ожидавший его в холле Вестминстерского дворца, баловнем судьбы не был. Джон Беллингем родился в захолустном городишке Сент-Ноттс в 1769 году. Четырнадцати лет от роду остался сиротой. Дядя отправил его в Лондон учиться на ювелира. Но учеба не задалась, и Беллингем нанялся юнгой на торговое судно, шедшее в Китай. И снова его постигло несчастье: на корабле вспыхнул мятеж.

Беллингем не пожелал стать пиратом, и товарищи высадили его где-то на африканском побережье. В Лондон он вернулся лишь в 1794 году. Открыл оловянную лавку и предъявил права на дядино наследство. Однако родня его не признала и объявила самозванцем.

Судебный процесс сделал Беллингема банкротом, да еще пришлось отбиваться от обвинений в пиратстве. Он снова покинул родные края и в 1800 году отправился торговым представителем в Архангельск.

АНГЛИЧАНИН ПРОТИВ ГОЛЛАНДЦЕВ

Там Беллингема подстерег очередной удар судьбы. Павел I, решивший заключить союз с Наполеоном, арестовал все британские корабли и грузы в российских портах. С огромным трудом незадачливый коммерсант вернулся домой.

Тем временем международное положение изменилось. Павла I на русском троне сменил Александр I, после чего отношения Лондона и Петербурга наладились. И Беллингем опять отправился искать счастья в Архангельск.

На этот раз торговая миссия была прикрытием. Основной задачей Беллингема стала работа на страховщиков из компании «Ллойд», озабоченных небывалым ростом числа несчастных случаев с судами, вышедшими из Архангельска.

В 1803 году Джон Беллингем вышел на след шайки жуликов. Началось с того, что в двух днях пути от Архангельска затонуло русское судно «Союз», принадлежавшее торговому дому голландских купцов ван Бриненов. Военный губернатор Иван Ферстер дал заключение, что «Союз» стал жертвой сильного шторма, чему якобы был свидетелем командир военного брига «Кронштадт».

Команду спасли, а груз погиб. Ван Бринены обратились в страховую компанию «Ллойд» за возмещением. Однако Беллингем заподозрил неладное. В указанный день никакого шторма не было. А груз с «Союза» необъяснимым образом оказался в портовых складах. Моряки болтали, что прямо в море перегрузили его на «Кронштадт», а свой корабль пустили на дно. «Союз» вообще был древней лоханью, неведомо как державшейся на воде.

Назвавшись владельцем небольшой части «погибшего» груза, Беллингем потребовал расследования. А параллельно написал в Лондон, изложив всю схему мошенничества. Естественно, голландцы никакой страховки не получили и решили отомстить Беллингему.

ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ

В 1804 году англичанин засобирался в Петербург, но перед самым отъездом у него отобрали паспорт и упекли на гауптвахту. Выяснилось, что Соломон ван Бринен заявил, будто торговая компания, на которую формально работал Беллингем, должна его фирме 4890 рублей.

Архангельский городской голова Василий Попов подтвердил обвинение. Военный губернатор Ферстер с этим согласился. Видимо, они были в сговоре с Бриненами и боялись, что ретивый англичанин донесет об их махинациях.

Так или иначе, Беллингем оказался в тюрьме и принялся забрасывать письмами английского посла в Петербурге лорда Гренвилля. Но тот готовился отъехать в Лондон и спихнул дело на вице-консула Стивена Шарпа. С ним, в свою очередь, поговорил спешно приехавший в столицу Попов. После этого вице-консул предпочел не вмешиваться. Мол, раз речь идет о коммерческом долге, то это дело судейских.

Убийство Спенсеря ПерсиваляЧерез год Беллингем все-таки вышел на свободу и тут же отправился в Петербург искать справедливости. Однако там его арестовали — на этот раз за нарушение порядка пребывания в России и самовольное оставление Архангельска. И снова британские дипломаты никак не отреагировали на обращения своего соотечественника. А тем временем все имущество, закупленное Беллингемом в Архангельске для прикрытия, прибрали к рукам Попов и ван Бринены.

Англичанин обрел свободу только в 1809 году. Он был разорен, подавлен и озлоблен на свое правительство. Вдобавок полгода ему не разрешали выезд в Англию — за прошедшее время Россия успела примкнуть к континентальной блокаде Британии и дипломатические отношения между странами были прерваны. Только личное обращение к Александру I сдвинуло дело с мертвой точки.

По возвращении домой последовал еще один удар: компания «Ллойд» предъявила счет на все, что Беллингем потратил в России для операции прикрытия. Бедняга Беллингем принялся обивать пороги чиновничьих кабинетов. Он считал себя невинно пострадавшим: все-таки он вскрыл мошенническую схему, работая на «Ллойда», всегда считавшуюся компанией государственной важности. Да и внешнеполитические зигзаги британского правительства дорого ему обошлись.

Но в «Ллойде» от Беллингема открестились, а все должностные лица — от клерка Министерства иностранных дел до премьер-министра Персиваля — отказались что-либо возмещать. А ведь на премьер-министра он особо рассчитывал: матушка Беллингема когда-то служила в доме отца Персиваля, четвертого графа Эгмонта.

ВЫСТРЕЛ В ВЕСТМИНСТЕРЕ

Беллингем совсем сник, но при этом вроде бы успокоился. Он переехал в Ливерпуль и даже стал работать в какой-то конторе.

Но в апреле 1812 года Беллингем вдруг перебрался в Лондон, где снял комнату у вдовы старого приятеля. Он купил пару дорогих пистолетов и целый месяц ездил в лес упражняться в стрельбе. Вдобавок заказал у портного сюртук с внутренним карманом, из которого удобно было выхватывать оружие.

И вот вечером 11 мая Джон Беллингем увидел в вестибюле Вестминстерского дворца Спенсера Персиваля. Он молча встал, быстро подошел к премьер-министру, выхватил пистолет и выстрелил в грудь. Персиваль успел пробормотать: «Меня убили», — и рухнул на пол. Беллингем так же молча вернулся на лавку, где был схвачен толпой. На вопрос, зачем он это сделал, убийца ответил: «Со мной дурно обошлись. Правительство оставило меня».

Уже 15 мая состоялся суд, что наводит на мысль: никто не хотел доискиваться правды. Хотя поначалу газеты попытались муссировать тему длительного пребывания Беллингема в России, а в обществе раздавались голоса о политическом убийстве, но международный скандал был никому не нужен. Поэтому судья охотно ухватился за слова обвиняемого: «Повторяю, что единственной причиной произошедшей катастрофы был отказ администрации восстановить справедливость».

Когда Беллингем заявил, что в России правду найти легче, чем в Британии, а русский царь оказался единственным, отнесшимся к нему по-человечески, его прервали. В последнем слове подсудимый заявил: «Я верю, что это событие послужит министрам уроком и впредь они будут поступать правильно. Ведь если высшим слоям общества будет дозволено безнаказанно творить зло, то полному разложению вскорости подвергнутся и низы. Мистер Персиваль потворствовал беззаконию».

Присяжные совещались недолго. 18 мая Беллингем был повешен.

Лишь много позже разгорелась дискуссия: а не был ли он русским агентом, основательно обработанным в России и устранившим политика, который вел неугодный Петербургу курс? Но время ушло и узнать истину было уже невозможно.

Борис ШАРОВ

  Рубрика: Заговоры и мятежи 100 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,219 сек. Потребление памяти:9.29 mb