«Смотрение за ветром и дождиком»

Автор: Maks Мар 21, 2022

Как ни странно, но немногим более полутора веков назад никто из россиян вообще не знал такого словосочетания — «прогноз погоды». О метеорологических предсказаниях тогда можно было расспросить лишь старичков да старушек, которые по народным приметам умели определять, например, когда ляжет первый снег, пойдут ли дожди в сенокосную пору и хороший ли урожай грибов и ягод будет ближайшим летом. Теперь все иначе. 23 марта мы отмечаем Всемирный день метеорологии.

«Была сушь великая и голод…»

Люди с древних времен искали способы прогнозирования погоды, чтобы климатические капризы не сваливались на них в буквальном смысле как снег на голову. Поэтому еще в доисторические времена отдельные чудаки собирали сведения о погодных и климатических явлениях, то есть, на взгляд современников, занимались совершенно никчемным делом — «смотрением за ветром и дождиком». Но именно такие люди и были первыми в истории метеорологами. И как только человек изобрел письменность, он почти сразу же стал заносить на клинописные таблички, пергамент и бумагу информацию о погоде.

Так, из русской летописи 991 года мы узнаем, что в то лето на нашу землю обрушились великие наводнения, которые погубили все зерновые посевы и в итоге вызвали страшный голод. Еще через три лета, в 994 году, по всей славянской земле была «сухмень велика и знойно добре». Из-за палящего солнца и отсутствия дождей погибли «жита», высохли реки, после чего снова случился «великий голод».

В «Повести временных лет» мы читаем следующее: «В лето 6532 (1024 году. — В.Е.)… Была сушь велика и голод по всей той стране (Суздальской. — В.Е.); и пошли по Волге все люди в Болгарскую землю, и привезли хлеба, и ожили». А после того как в 1231 году необычайно поздние июньские морозы и снега снова побили все хлеба, полностью вымерло население некоторых крупных городов — например, Смоленска.

В Европе регулярные метеорологические наблюдения начали проводиться еще в XV-XVI веках, а в конце XVIII века в Англии, Германии и некоторых других странах для этого были созданы специальные государственные структуры. В России же только в начале XIX века появились первые предложения о создании государственной гидрометеорологической службы. По указу императора Николая I за осуществление этого проекта взялся талантливый ученый и организатор, выдающийся русский физик, а впоследствии академик Адольф Яковлевич Купфер. Во многом благодаря его усилиям в апреле 1834 года в Санкт-Петербурге была организована метеообсерватория, положившая начало постоянной геофизической сети России, руководимой из одного центра.

С этой целью в 1884 году профессор Михаил Рыкачев (впоследствии академик) подготовил проект «Программы по организации метеорологических наблюдений», по которой предусматривались измерения в единой системе координат. Однако этот замысел властями был поддержан и принят далеко не сразу. Поэтому вплоть до 1913 года в России поэтапно проходил процесс унификации метеорологических сетей.

Единая метеослужба страны

С конца XIX века насущной проблемой для России стало объединение ведомственных метеослужб в единую гидрометеорологическую сеть. Однако процесс затянулся на десятилетия. Даже с началом боевых действий русской армии в 1914 году, когда Государственный совет заявил о необходимости срочной перестройки всей деятельности метеосети страны в целях обеспечения ее оборонных интересов, правительство ограничивалось лишь декларациями. А в годы революционных переворотов и Гражданской войны в России большинство метеостанций совсем пришли в упадок, а многие и вовсе оказались разрушенными. В общей сложности к началу 1918 года прекратили свою работу 1072 станции в Европейской части России, и 461 станция — в Сибири. В это время Главная физическая обсерватория страны (ГФО) могла получать сводки погоды лишь от 17 станций страны и ни одного сообщения из-за границы.

Молодой Советской республике пришлось создавать общероссийскую метеосеть практически заново. В середине 1918 года по личному указанию главы Совнаркома Владимира Ленина было организовано Главное военно-метеорологическое управление, а при нем — Московское бюро погоды. В середине 1920 года оно получало данные наблюдений уже с 356 метеостанций.

В 1924 году в СССР впервые началась организация пунктов по запуску аэрологических шаров-зондов. Но с развитием авиации на смену шарам и привязным аэростатам пришли самолеты, с помощью которых было выполнено большое количество разнообразных исследований. Впрочем, вскоре выяснилось, что метод самолетного зондирования атмосферы слишком дорог, а потому шары-зонды продолжали взлетать в небо на сотнях метеостанций, и, кстати, в том же качестве они используются до сих пор.

В 1936 году ЦИК и СНК СССР приняли постановление об организации Главного управления Гидрометеорологической службы при Совете народных комиссаров СССР (ГУГМС при СНК СССР). Его основной и в то же время самой секретной задачей стали сбор и обработка сведений о погоде в разных точках мира, что было крайне необходимо для нужд советской дальней авиации. Неудивительно, что создание постов гидро- и метеонаблюдений в наиболее затерянных уголках СССР и обеспечение их бесперебойной работы в то время считалось важным оборонным делом. В начале 40-х годов XX века наша страна занимала первое место в мире по размаху гидрометеорологических исследований.

Метеорологи в погонах

Метеорологи в погонахСразу же после начала Великой Отечественной войны было подписано постановление Государственного комитета обороны (ГКО) от 15 июля 1941 года «О подчинении Главного управления Гидро-метслужбы СССР при СНК СССР Народному Комиссариату обороны СССР». Главной обязанностью нового подразделения в структуре Красной армии, которое в годы войны сокращенно называлось ГУГМС КА, стало обеспечение армии и флота всеми видами прогнозов погоды и гидрометеорологического режима.

История сохранила немало примеров удачного гидрологического прогнозирования военных операций, при котором использовалась информация УГМС. Например, осенью 1942 года, в разгар Сталинградской битвы, тыловым службам предстояло провести по Волге из Баку в Москву караван нефтяных барж с горючим для боевой техники. В это время уже миновали обычные сроки окончания навигации на Волге. Однако перед гидропрогнозистами УГМС был поставлен вопрос: успеют ли речники в данных погодных условиях переправить горючее к пункту назначения до момента замерзания реки Волги? После тщательного изучения обстановки на маршруте служба гидропрогнозов дала штабу фронта ответ: «Успеют». Несмотря на позднюю осень, этот прогноз гидрометеорологов полностью оправдался, а караван с горючим прибыл в столицу точно в срок, что обеспечило успех боевых действий на фронтах к западу от Москвы.

Особые трудности военные и гражданские синоптики испытывали из-за отсутствия сведений о погоде на территориях, оккупированных фашистскими войсками. Авиационная разведка и крайне редкая партизанская информация, естественно, не могли заменить наблюдения, которые ранее поступали из сети стационарных метеорологических станций. Поэтому перед тыловыми УГМС уже в 1942 году была поставлена задача: сразу же после освобождения советских населенных пунктов от оккупантов нужно немедленно задействовать метеорологические станции и посты.

Восстановительные отряды приступили к выполнению своей задачи в период наступления наших войск в 1943 году, когда от фашистов были освобождены города Воронеж, Ростошь, Валуйки, Лиски, Орел, Белгород, Курск, Поныри и многие другие. Вслед за передовыми подразделениями Красной армии сюда для восстановления разрушенных метеостанций сразу же приезжали группы УГМС. Уже через два-три дня станции начинали передавать информацию о параметрах погоды. Метеорологическая служба СССР была выведена из структуры Министерства обороны только 1 марта 1946 года, вновь войдя в прямое подчинение ГУГМС при Совете министров СССР.

В период перестройки

В период так называемых постперестроечных экономических реформ произошло значительное ухудшение материально-технического снабжения всей системы гидрометслужбы России. Так, на многих малых реках в это время осталось лишь по одному водному посту, чаще всего только в районе речного устья. Между тем международные методики рекомендуют иметь на каждой реке хотя бы по три гидрологических поста — у ее истока, в среднем течении и в районе устья. Специалисты знают, что только при этих условиях можно своевременно и точно предсказать развитие паводка в речном бассейне.

Нет никакого сомнения в следующем: если государство хочет иметь точный прогноз погоды на ближайшие часы и дни, то оно должно за это платить. Ведь ураганы, наводнения и другие погодные катаклизмы, которые из-за отсутствия денег не были предсказаны вовремя, могут нанести стране куда больший ущерб, чем пресловутая «экономия» на службе погоды.

Валерий ЕРОФЕЕВ

  Рубрика: Великие первопроходцы 174 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,203 сек. Потребление памяти:9.01 mb