Аферист в маске шпиона

Автор: Maks Апр 25, 2021

Как и у всякого порядочного афериста, подлинная биография Логгина Федоровича Иры надежно укрыта мишурой фантазии. Твердо можно утверждать, что Логгин Федорович провернул одну из самых эффектных и дерзких афер XX века, эксплуатируя политическую ситуацию во время Второй мировой войны для извлечения личных выгод.

Ира утверждал, что родился в 1896 году в Екатеринодаре (ныне Краснодар) в семье чешских переселенцев. В 1918 году примкнул к белому движению, проделал с Корниловым «Ледяной поход», служил в лейб-кирасирском полку корнетом, в боях за Чернигов был тяжело ранен и потерял глаз. После поражения белых и эвакуации в Турцию жил в Галлиполийском лагере. Из всего вышеперечисленного достоверно только то, что у этого человека не было глаза. Все остальное проверке не подлежит. Во всяком случае, все попытки, предпринятые в этом направлении английской разведкой, результатов не принесли.

Трио беглецов

Достаточно точно известно, что после вынужденной эмиграции из России Логгин Ира пробовал учиться в пражском университете. Но, не окончив курса, переселился на восток Чехословакии, в Закарпатскую Русь, где компактно проживали русины — этнические русские, бывшие подданные Австро-Венгерской империи. Поселившись в городе Мукачево, пан Ира пробовал практиковать как адвокат. Тогда же установил контакт с генералом Антоном Туркулом, последним командиром «Дроздовского полка». Рассорившись с руководством Русского общевоинского союза, генерал Туркул создал свой Русский национальный союз участников войны.

Посетив Туркула в Берлине, он вступил в его РНСУВ как бывший офицер. Для этого оказалось достаточно рекомендации «знакомых их знакомых», а сам господин генерал ни по деникинской армии, ни по Галлиполийскому лагерю Иру не помнил. В РНСУВ Туркула всем были рады! Генерал и несколько его сообщников-эмигрантов кормились тем, что выдавали себя за представителей неких «патриотических сил», готовых к «борьбе с Советами». Следующее полезное знакомство Логгина Иры произошло в будапештской тюрьме, куда он отправился в 1939 году, когда после военно-политического краха Чехословакии Закарпатский край отошел Венгрии, власти которой сочли «русского националиста и отставного офицера» опасным типом. В мадьярском узилище Логгину Федоровичу довелось делить камеру с неким Рихардом Каудером, немецким евреем, которого обвиняли в коррупции.

Коренной берлинец Каудер был католиком по исповеданию, что не оградило его от действий расовых законов рейха. После прихода к власти в Германии национал-социалистов он эмигрировал в Австрию, где и прожил до 1938 года. Когда же после аншлюса Австрия вошла в состав рейха, господину Каудеру пришлось перебраться в Будапешт, где он занялся прибыльным делом «в духе времени». Добывая за взятки венгерские визы, Рихард продавал их евреям, желавшим эмигрировать. На чем и погорел.

Дойная корова шпионажа

Логгин ИраВ феврале 1940 года Каудера освободили «за недоказанностью состава преступлений». Тогда же на воле оказался и Логгин Ира — следствие установило, что никакой он не националист и не офицер, а студент-недоучка из эмигрантов. Приятельство двух сокамерников продолжилось и на воле. Вместе они придумали отличную штуку!

Тюремный друг свел Логгина Федоровича с графом Рудольфом Мароньян-Редвицем, возглавлявшим венское отделение немецкой военной разведки абвер, агентом которого еврей Каудер стал «для пользы дела». Они изложили свой план, и графа увлекла набросанная ими перспектива использования агентуры русского националистического подполья в СССР, за представителя которого себя выдавал одноглазый «отставной корнет». При проверке личности Иры удостоверил генерал Туркул, известный самому шефу абвера адмиралу Канарису своими призывами русских идти за всяким, кто начнет поход против власти Советов. Это была лучшая рекомендация для нацистов.

Во главе предприятия немцы поставили Каудера, которому был присвоен оперативный псевдоним Клатт, наверное посчитав, что еврея-выкреста и торговца визами менее всего заподозрят в работе на разведку нацистов. Местом дислокации «бюро Клатта» определили Софию — столицу страны, союзной Третьему рейху, но не принимавшей активного участия в войне. У бюро был свой радиоцентр, штат служащих, а главное, финансирование, из-за чего собственно все и затевалось.

Вложения дали дивный результат! Из Болгарии потоком пошли донесения, среди которых особо ценными считались сообщения Макса и Морица. Информация Макса освещала положение дел в СССР. Агент Мориц действовал в тылу англичан на Средиземноморском театре военных действий и Ближнем Востоке.

После первых радиоперехватов сообщений софийской абверкоманды разведслужбы СССР и Великобритании обеспокоились, предполагая, что утечка сведения идет от агентуры. Более подробное изучение шифровок Макса и Морица ясности не прибавило — исходившая от «бюро Клатта» информация явно не соответствовала действительности! И тогда англичане сочли, что дезинформация Макса — это часть радиоигры советской разведки. Их советские коллеги то же самое подумали про донесения Морица. На самом же деле это были импровизации одного Только Логгина Федоровича Иры, который выдавал себя и за Макса, и за Морица, и за еще десяток якобы связанных с ними агентов.

Проделки Макса и Морица

Свои донесения Ира и Каудер стряпали, пользуясь тем, что называется «открытые источники». В Болгарии можно было приобрести советские газеты, а из Швейцарии «бюро Клатта» получало английскую и американскую прессу. Очень внимательно слушались передачи Би-би-си, московского радио и станции нейтралов. Все это служило сырьем для фабрикации «донесений Макса и Морица», а искусство Логгина Иры заключалось в том, что они у него получались «неконкретными, но убедительными». Наглость в их действиях поражает! Даже псевдонимы «своих агентов» они позаимствовали из популярных детских стихов немецкого поэта-юмориста Вильгельма Буша «Макс и Мориц. История мальчиков в семи проделках». Но в Берлине на это не обращали внимания. Ведь кабинеты руководителей военной разведки занимали далеко уже не дети.

Если отбросить напускной флер таинственности и сугубой секретности, то вся политическая разведка в значительной степени и сводится к фильтровке «информационного шума» — глубокому анализу радиопередач, публикаций в СМИ, кинохроники, разбору светских сплетен, слухов мира спорта и искусства. Из фрагментов этих материалов можно составлять любые варианты донесений.

Действуя подобным образом, разведчики-аферисты продержались до конца войны. Сдавшись союзникам после капитуляции рейха, они объявили себя борцами с нацизмом и даже настаивали на том, чтобы «их вклад в победу» был оценен. Давая показания английской следственной комиссии, Ира, Каудер и Туркул так все запутали, что к однозначному выводу прийти оказалось невозможно. Их отпустили, наградив — позволив дожить до старости. Все-таки как ни крути, но они своими действиями вредили общему врагу. Пусть даже из меркантильных соображений.

Борис ВОСТЕР

Загадки истории » Специстория » Аферист в маске шпиона

,   Рубрика: Специстория 186 раз просмотрели

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,182 сек. Потребление памяти:9 mb