Долой стыд, товарищи!

Автор: Maks Апр 25, 2021

Победив в Гражданской войне, большевики принялись строить новый мир. В числе прочего кардинальному пересмотру подверглись отношения между полами. Церковный брак, как таинство, отныне отменялся, а вместо него была регистрация в ЗАГСе. Впрочем, женщина и мужчина в Стране советов могли вступить в интимные отношения без оглядки на нравы и не опасаясь осуждения.

«Заняться сексом так же просто, как выпить стакан воды!» — долгое время это известное выражение приписывали известной революционерке Александре Коллонтай. На самом деле известная фривольными нравами и кучей любовников красная гетера подобного никогда не говорила.

Сексуальная революция

«Весь мир насилья мы разрушим / До основанья, а затем / Мы наш, мы новый мир построим…» — эти строки из «Интернационала» стали определяющими в действиях большевиков. После знаменитых декретов «О мире» и «О земле» Ленин подписал декреты «Об отмене брака» и «Об отмене наказания за гомосексуализм». Новые законы предоставляли женщине «полное материальное, а равно и сексуальное самоопределение». Теперь «сексуальный союз» — именно так называли гражданский брак — можно было столь же легко зарегистрировать, как и расторгнуть.

В 1919 году директор Института социальной гигиены Баткис положительно отмечал, что теперь «…количество сексуальных перверсий (извращений), будь то изнасилование, сексуальное надругательство и т.п., вследствие раскрепощения нравов сильно сократилось».

Правда, избавившись от «царского гнета», женщины едва не попали в рабство. Конечно же, сексуальное. Касалось это тех, кто не хотел поддаваться чувству всеобщего раскрепощения и отказывался вступать в интимные отношения с разными мужчинами. Отныне женщина была национальным достоянием. Согласно новым воззрениям о принадлежности всех благ обществу, женские прелести не могли принадлежать одному мужчине. И каждый мог претендовать на жену соседа.

Старыми предрассудками и мещанством объявлялось и целомудрие. Ну как сторонница нового мироустройства могла мириться с тем, что ее тело должно было дожидаться какого-то одного мужчину?! Нет, такого быть не должно! Отдельные личности требовали снизить «возраст согласия» до 12 лет. О том, что это педофилия, никто даже не заикался. Большевику, не имеющему сексуального партнера, мог быть выдан мандат на определенное количество женщин, с которыми он мог вступить в отношения. Теперь вместе с революционными праздниками в РСФСР открыто отмечались годовщины «сексуального освобождения». Так, 19 декабря 1918 года в канун годовщины декрета «Об отмене брака» в Петрограде состоялось шествие лесбиянок. Лев Троцкий вспоминал, что, когда он оповестил об этом Ленина, тот недвусмысленно одобрил: «Так держать, товарищи!»

Дети солнца и воздуха

общество «Долой стыд!»В 1922 году в Москве было создано общество «Долой стыд!». Члены общества считали, что единственным олицетворением демократии и равенства может служить нагота. Нудисты разгуливали по улицам столицы, имея из одежды только ленту на плече с надписью: «Дети солнца и воздуха».

«Кто-то хохотал до слез, кто-то плевался. Старухи крестились, говоря: «Апокалипсис! Конец света!» — и растерянно спрашивали у прохожих: «Что ж это? И нас заставят раздеться?»» — вспоминала художница Наталья Северцова-Габричевская.

— Мы, коммунары, не нуждаемся в одежде, прикрывающей красоту тела! Мы дети солнца и воздуха! — кричали члены общества удивленным людям.

Писательница Наталья Баранская тоже стала свидетелем подобной акции: «В трамвай, идущий по бульварному кольцу, в вагон, где была я, на остановке вошла голая пара. Ничего, кроме красных полотнищ от бедра к бедру, на них не было. Пассажиры взроптали, требуя у кондукторши остановить вагон и высадить бесстыжих, но, пока возмущенные шумели, трамвай подошел к остановке, и голая «агитбригада», раздавшая несколько листовок, вылезла сама».

Вызывающие оторопь действия участники общества базировали на новой идеологии: «Одежду носят наживающиеся на эксплуатации буржуи. Мы не буржуи, поэтому должны отвергнуть одежду». В ход шли даже положения теории Дарвина: «Человек произошел от обезьяны. Значит, люди — животные. Животные не носят одежду. Следовательно, мы тоже не должны носить одежду».

В Москве «дети солнца» не раз шагали нудистским маршем по Красной площади, приглашая в свои ряды всех желающих. В 1924-1925 годах такие «парады» собирали до 10 тысяч участников. В Кремле не просто сквозь пальцы смотрели на это, но и считали полезным делом. Главным идеологом доморощенных нудистов был друг Льва Троцкого и любимец Ленина Карл Радек. Он сам не раз возглавлял марш голых демонстрантов у стен Кремля. В квартире Карл тоже ходил совершенно обнаженным, пугая маленьких детей родной сестры.

В 1931 году будущий лауреат Пулитцеровской премии, американский журналист Кникерборгер приехал в Москву и… оказался в «стране нудистов»: «На лужайке группа девушек играет в ручной мяч. Они обнажены… Ниже, в реке, несколько сотен голых женщин всех возрастов плавают, плещутся или просто беседуют, стоя по колено в воде. Никто не обращает на них особого внимания».

Один лишь нарком здравоохранения Николай Семашко раскритиковал нудистов в газете «Известия ВЦИК» и тут же получил порцию критики. Дескать, ретроград, не может отказаться от мещанских традиций.

Конец вакханалии

В 1920-х в Советскую Россию зачастили иностранные сексологи, издавались книги о половом просвещении. Вскоре резко выросло число абортов и незаконнорожденных детей. Чтобы предотвратить распространение гонореи и сифилиса, власти создали сеть кожвендиспансеров, и это помогло. Появились молодежные коммуны, где парни и девушки жили группами по 10-15 человек и вели не только хозяйство, но и общую половую жизнь. Деление по парам не приветствовалось, каждый член коммуны мог потребовать близости с другим членом.

Деторождение считалось оплошностью, а если ребенок все-таки рождался, его сдавали в приют.

Раскрепощению нравов в стране немало способствовала известная революционерка Александра Коллонтай. Бросив когда-то мужа и сына, она сбежала в Европу, где встретила Георгия Плеханова. Тот разбудил в ней не только пролетарское, но сексуальное сознание. Количество ее любовников точно не знал никто. Философ Питирим Сорокин называл Коллонтай несомненной нимфоманкой.

В своем стремлении «освободить» женщин революционерка сравнивала классическую семью с атавизмом капиталистических времен и стремилась освободить мир от этого пережитка. «Хорошему товарищу, созвучной подруге не скажешь же «мой» или «моя»», — писала она. После революции 45-летняя аристократка стала жить с 28-летним матросом Павлом Дыбенко. Каждое утро тот выпивал стакан водки, а в постели был подобен быку. Коллонтай захлебывалась в восторге от грубого секса. Интересно, что когда поборница свободной любви узнала об изменах Дыбенко, то была в шоке. Поговаривали, она даже хотела застрелить матроса, но не смогла. В итоге, дабы не видеть ее дальнейшего грехопадения, соратники отправили ее послом в Скандинавию, где она благополучно пережила сталинские репрессии.

Именно Сталин положил конец сексуальной вакханалии. Уже в конце 1920-х были закрыты сомнительные общества нудистов и коммуны свободной любви. А в 1933 году ОГПУ арестовало в Москве и Ленинграде сотни гомосексуалистов. Ягода рапортовал в Кремль о раскрытии «объединения педерастов», на что Сталин написал резолюцию: «Надо примерно наказать мерзавцев, а в законодательство ввести соответствующее руководящее постановление». Это постановление действовало в СССР вплоть до эпохи перестройки.

Лев КАПЛИН

Загадки истории » Назад в СССР » Долой стыд, товарищи!

, , , ,   Рубрика: Назад в СССР 168 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:33. Время генерации:1,749 сек. Потребление памяти:10.98 mb