Алексей Бродович: отец глянца

Автор: Maks Дек 2, 2020

В России Алексей Бродович был белым офицером. А в эмиграции стал знаменитым фотографом и дизайнером. Его называли «отцом глянца». У нас имя Бродовича мало известно, но за рубежом он — легенда.

Капитан добровольческой армии

Советский Союз был достаточно закрытой страной с жесткой идеологией. В то время как женщины за границей зачитывались такими журналами, как Vogue и Harper’s Bazaar, советские женщины читали «Работницу» и «Крестьянку» — идеологически выверенные издания. Естественно, о Бродовиче они никогда не слышали.

Есть и другая причина, по которой мы мало знаем об этом человеке. Не осталось ни его переписки, ни дневниковых записей. Информацию о Бродовиче приходится собирать по крупицам.

Родился Алексей Бродович в 1898 году в деревне Оголичи Минской губернии в семье известного врача-психиатра и непрофессиональной художницы. Видимо, творческую жилку он унаследовал именно от матери. И именно она обучала сына азам рисования. Друзья юности Алексея отмечали меткость его карикатур.

Во время Русско-японской войны семья перебралась в Москву. Отец — Чеслав Бродович — получил работу в московском госпитале для японских военнопленных.

А когда началась Первая мировая война, наш герой учился в Петербурге в Тенишевском училище. И дважды сбегал на фронт — юношеская душа требовала подвигов.

Своими побегами он довел отца до сердечного приступа. Дважды его возвращали обратно, но после второго побега перевели в Пажеский корпус. Это было военно-учебное заведение — оттуда не сбежишь.

Вообще-то родители мечтали о другом будущем для своего сына. Они планировали отправить Алексея в Академию художеств. Тенишевское училище было лишь первой ступенькой — там очень хорошо преподавали рисование. Знали бы тогда родители, что их мечты о будущем сына осуществятся… Но в каком преломлении!

В 1917 году Алексей окончил Пажеский корпус и попал-таки на фронт. Правда, война с немцами вскоре переросла в войну гражданскую. И капитан Бродович присоединился к белым — вступил в Добровольческую армию.

Тяжелое ранение в боях с большевиками в Одессе стало для Алексея судьбоносным. Капитана Бродовича отправили на лечение в Кисловодск. Восемь месяцев госпитализации поумерили его энтузиазм и навсегда отбили желание принимать участие в какой-либо военной и политической борьбе! Но на смену геройскому пылу пришел пыл любовный. В госпитале Алексей познакомился со своей будущей женой Ниной.

Победа над Пикассо

Алексей БродовичТем временем к Кисловодску подошли красные. Бродович с женой перебрались в Новороссийск, затем — в Константинополь, а оттуда — в Париж.

В столице Франции и началась творческая карьера Алексея Бродовича. Причем началась она… с малярных работ. А по вечерам он учился в Свободной русской академии Марии Васильевой.

Бродович довольно быстро заявил о себе. Он начал оформлять декорации для «Русского балета» Сергея Дягилева, а также делать фотографии артистов во время репетиций и примерок. Настоящим успехом стала победа на конкурсе плакатов для благотворительного бала Le Bal Banal. Ведь на втором месте — ниже Бродовича — оказался сам Пабло Пикассо.

В 1925 году на Парижской Международной выставке декоративного искусства и художественной промышленности Алексей Бродович получил аж пять медалей. Вскоре его пригласили на должность арт-директора в дизайнерскую студию. Он занялся визуальной поддержкой бренда бутиков мужской одежды Madelios, а затем открыл собственное агентство L’atelier A.B.

Примерно в это же время Бродович увлекся книжной графикой. В частности, для издательского дома «Плеяда» он иллюстрировал переведенные на французский язык произведения русской классики — «Фантастические истории» Федора Достоевского и «Повести и рассказы» Александра Пушкина. Последней книгой, которую оформил Бродович, была «Краткая история Московии» Джона Мильтона.

«Поразите меня!»

В 1930-е годы Бродовичи переехали в США, где Алексей Чеславович стал преподавать дизайн и фотографию в Филадельфийском художественном колледже, а спустя пару лет создал школу «Лаборатория дизайна».

«Наш класс собирался раз в неделю. Никто толком не знал, что именно Бродович преподает. Все ощущали скорее присутствие вождя, духовного наставника, чем простого учителя», — вспоминал позднее фотограф Арт Кейн.

Девизом Алексея Бродовича была фраза «Astonish mе!» («Поразите меня!»), которую он позаимствовал у Сергей Дягилева. Только тот произносил ее по-французски: «Etonnez moil», но ученики Бродовича об этом не знали.

В 1934 году Алексей Чеславович занял место арт-директора в редакции американского журнала Harper’s Bazaar. С этого момента начался новый этап в истории знаменитого журнала, издававшегося с 1867 года. Новый этап начался и в жизни Алексея Бродовича. Более того, открылась новая страница в истории модного глянца.

Решение тогдашнего главного редактора Harper’s Bazaar — Кармел Сноу — пригласить Бродовича на должность арт-директора было неожиданным и, мягко говоря, рискованным. Опыта работы в глянце у Алексея Чеславовича не было, зато слухами о его непростом характере, как говорится, земля полнилась. «Бродович был истинным отцом глянца, что не мешало ему оставаться высокомерным засранцем», — так отзывался о нем «король гламура» Александр Либерман.

Справедливости ради надо заметить, что и Кармел Сноу была новичком в Harper’s Bazaar, в который перешла из Vogue в том же 1934 году.

За решительный характер ее называли A little Irish firecracker («Маленькая ирландская петарда»).

В то время журналы о моде воспринимались читателями как каталоги красивой и модной одежды — и не более того. А Кармел Сноу стала печатать в Harper’s Bazaar статьи о современном искусстве и художественной литературе, а также качественные фотографии и интригующие репортажи. Цель Harper’s Bazaar она видела в том, чтобы создать журнал для «стильных и элегантно мыслящих женщин».

К этой цели Сноу шла решительно и бескомпромиссно. Так что, если поразмыслить, ее идея пригласить на работу Алексея Бродовича не кажется такой уж необдуманной. Кроме того, все, кто имел дело с Кармел, отмечали ее чутье на талантливых и интересных людей. Она умела их находить. Именно Кармел Сноу первой начала работать с Энди Уорхолом и Кристианом Диором. Она говорила: «Элегантность — это не только хороший вкус, но и немного смелости».

С Алексеем Бродовичем Кармел Сноу познакомилась на выставке его фотографий. И, побеседовав около получаса, предложила ему перевернуть мир моды.

На пике славы

Новый арт-директор начал работу в журнале с непопулярного решения — с увольнения. А ведь обычно новички стараются избегать подобных мер. Тем более что Бродович уволил не просто художника, проработавшего в журнале 20 лет, а своего соотечественника — Романа Тыртова, которому суждено будет добиться всемирной известности. На этом революция в Harper’s Bazaar не закончилась.

Бродович ввел понятие «поток». Визуальные образы журнала должны были страница за страницей захватывать и затягивать читателя, можно сказать, отправлять его в мысленное путешествие. Как вспоминали позднее ассистенты и редакторы Harper’s Bazaar, самым волнительным этапом подготовки номера был момент, когда Бродович раскладывал страницы на полу своего кабинета и начинал тасовать, их в только ему понятном порядке, безжалостно избавляясь ножницами от всего ненужного.

С авторами и фотографами арт-директор был не менее безжалостен. Он настаивал на том, чтобы любая статья укладывалась в две полосы. Для получения лучшего эффекта Бродович кадрировал снимки, переворачивал их и накладывал друг на друга. Обиженные фотографы называли его варваром. Тем не менее Бродовичу удалось привлечь к работе в женском журнале мировых знаменитостей — Сальвадора Дали, Марка Шагала, Жана Кокто, Рауля Дюфи.

На все вещи Алексей Чеславович смотрел под своим — специфическим — углом зрения. Его коньком стали драматическая геометрия текстовых колонок, конструктивистские игры со шрифтом и элементы сюрреализма, позволяющие поместить на обложку восемь одинаковых женских профилей с разноцветными губами.

Бродович проработал в Harper’s Bazaar почти 25 лет. Он воспитал новое поколение фотографов, среди которых Ирвин Пенн, Лилиан Бассман, Ричард Аведон. «Если ты берешься за камеру, то должен быть и редактором, и дизайнером, и репортером. Даже когда фотографируешь пару стоптанных башмаков — это уже репортаж» — говорил он своим ученикам.

В 1958 году 60-летний Бродович покинул Harper’s Bazaar. По всей видимости, такое решение он принял после смерти любимой жены Нины. Он тяжело переживал ее смерть. Не мог забыться даже в работе. Впал в депрессию, начал пить. Пытался лечиться в реабилитационных центрах.

В конце концов Бродович вернулся во Францию, где и умер в 1971 году. По всему миру прошли выставки его памяти — памяти человека, сформировавшего облик современной рекламы и дизайна.

Надежда АРТОНКИНА

Загадки истории » Версия судьбы » Алексей Бродович: отец глянца

, , ,   Рубрика: Версия судьбы 6 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:31. Время генерации:0,177 сек. Потребление памяти:7.42 mb