Антарктида по-советски

Автор: Maks Янв 11, 2023

Когда-то русские моряки открыли новый материк — Антарктиду. Но высадиться на ее ледяные равнины экспедиция Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева не решилась. Видимо, в то время это было невозможно. На долгие десятилетия Россия забыла о Южном полюсе. Высадиться на ледяной материк наши исследователи сумели только в XX веке, в послевоенное время. Зато это был настоящий триумф, прогремевший на весь мир!

ПУТЕШЕСТВИЕ В НЕИЗВЕСТНОСТЬ

Готовить первую советскую антарктическую экспедицию начали в 1955 году. После разрушительной войны прошло 10 лет, и страна уже активно развивала не только оборонные технологии. Наши ученые изучали Мировой океан, ставили испытания по жизнеобеспечению в экстремальных условиях. Каждый год проводились долгие экспедиции в Арктику, в которых участвовали ледоколы, авиация и дрейфующие льдины.

Арктический опыт помог нашим храбрецам и в Антарктике. Но Северный полюс расположен сравнительно недалеко от советских портов. От Мурманска, Архангельска, Диксона… А Южный — на другом конце глобуса. Это было путешествие в неизвестность. Но следовало отправляться именно туда. В Москве побаивались, что, если мы не начнем мирное освоение белого материка, американцы превратят его в свою ядерную базу.

ГЕРОИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Возглавил историческую экспедицию Михаил Михайлович Сомов — Герой Советского Союза и, пожалуй, самый опытный советский полярник, не раз бывавший в районе Северного полюса.

Оснастили экспедицию по лучшим мировым стандартам. Ее подготовку поручили Ивану Папанину — знаменитому полярнику, который славился хозяйственной сноровкой. Ему удалось достать для Антарктиды практически все, что можно и чего нельзя. В стране еще многого не хватало, но для большой науки не жалели ни средств, ни времени. Если требовались одеяла из особой ткани — фабрики шли на эксперимент и создавали именно такую необходимую ткань.

В авиационном отряде насчитывалось четыре самолета и два вертолета. На борт флагмана экспедиции — дизель-электрохода «Обь» — погрузили 13 тракторов и гусеничных бульдозеров, 4 вездехода ГАЗ-47, 10 специально оборудованных грузовиков, на которых размещались походные радио- и электростанции, и внедорожник ГАЗ-69. Кстати, эта техника (отечественная!) отлично показала себя в экстремальных полярных условиях. Отправились в Антарктиду и испытанные в Арктике колымские ездовые собаки, которых запрягали в нарты. Они стали надежными друзьями первых советских покорителей крайних южных широт.

«ОБЬ» И ДРУГИЕ

Из Калининграда в далекий путь отправились три судна — флагманская «Обь», «Лена» и рефрижератор, доставлявший путешественникам продовольствие на 1,5-2 года вперед. Папанин пробил для них и черную икру, и разнообразные сухофрукты, и бессчетные пуды мяса… Во что верили наши первые антарктические путешественники? В первую очередь в науку. В то, что на Земле не должно быть белых пятен, человек способен изучить и поставить себе на службу все, что создала природа. Это замечательная вера, быть может, самая лучшая в истории.

ПЕРВЫЙ ПРИЧАЛ

Первая советская антарктическая экспедицияИм предстоял поход в практически неизученные края. Добрались советские суда до берегов Антарктиды без приключений. Но высадка экспедиции стала тяжелым испытанием. «Обь» остановилась перед покрытой льдами каменной грядой. Сомов отрядил на побережье разведчиков — опытных альпинистов. Они, попробовав «на зубок» льдистые скалы, дали вердикт: здесь причаливать не стоит. К тому же начался шторм. Удобное место нашли только через несколько дней, заметили его с борта самолета. Туда и десантировали 20 героев, чтобы они установили первые палатки и построили взлетную полосу. Вскоре и «Обь» подошла поближе к новому лагерю. Моряки устроили первый советский антарктический причал.

ГОРОДОК МИРНЫЙ

К середине февраля 1956 года сомовцы построили обсерваторию, а вокруг нее — целую улицу почти капитальных домиков. Там под звуки гимна, как на параде, полярники подняли государственный флаг СССР. А в нескольких метрах от линии Южного полярного круга заработал метеорологический пункт. Вступила в строй сейсмическая станция, установленная в вырубленном во льду колодце. Ученые дважды в сутки регистрировали вариации магнитного поля Земли. Биологи изучали антарктическую фауну — пингвинов, тюленей. Словом, началась ежедневная работа.

Станцию назвали «Мирный» — в честь корабля, на котором полтора века назад проплыл мимо антарктического берега Михаил Лазарев. Заодно лишний раз, соблюдая политическую грамотность, подчеркнули и свои сугубо мирные цели. В новом городке, затерянном во льдах, работали почти 100 человек. Они держали ежедневную связь с Москвой — и с учеными, и с родственниками. В специальные часы для них устраивали концерты по радио. Там по заказу полярников звучали песни. Там звучали голоса их жен, матерей и детей.

Работали полярники в Антарктиде самозабвенно. Они на удивление быстро привнесли на материк цивилизацию: оборудовали электростанцию, кухню-столовую и даже больницу с хирургическим кабинетом. У них имелись механическая мастерская, баня-прачечная и, представьте, даже свинарник, поставлявший к столу свежее мясо.

РЕКОРД ХОЛОДА

Летчики изучили с неба весь материк. И не раз доставляли в самые труднодоступные края Антарктиды небольшие временные экспедиции. А весной сомовцы открыли первую на белом материке внутриконтинентапьную научную станцию. Ее так и назвали — «Пионерская». В 375 км от побережья построили три домика, радиостанцию, метеорологическую площадку и взлетную полосу. Там несколько месяцев работали четверо героев. Они зафиксировали рекордно низкую температуру на тот момент наблюдений за погодой — 67,6°С. Приборы от мороза переставали работать. Приборы, но не люди. И когда самолет вернул их в «Мирный» — «пионеров» встречали овацией.

СТАНЦИЯ «ОАЗИС»

Сомов простудился, тяжело заболел, но продолжал руководить исследованиями, не теряя бодрости. Всем запомнилась его радушная улыбка. Он еще должен был выполнить третье задание экспедиции: построить антарктическую станцию «Оазис» возле озерца с теплым течением. Там 109 дней трудились два человека — радист Петр Целищев и синоптик Леонид Мусаилов. Они дважды в сутки передавали в эфир сводки о температуре, влажности воздуха и почвы, атмосферном давлении, ветре, осадках, облачности и горизонтальной видимости.

ГОД КАК ВЕК

Почти 2 года Сомов руководил антарктической экспедицией. Но настало время возвращаться домой. Иностранные исследователи признавали: «За один год советские полярники сделали на Южном полюсе больше, чем ученые из всех других стран за целый век!» И это не преувеличение. Они совершили невозможное, перевыполнив все, что намечали на экспедицию.

Оказалось, что жить и трудиться в Антарктиде можно. Первопроходцев сменили новые ученые, рабочие, моряки, летчики. В 1958 году на Шестом континенте работало уже пять советских станций. Наши полярники первыми проникли на полюс недоступности. Самый загадочный материк отдавал свои тайны людям. Эта эстафета продолжается и в наше время.

Сергей АЛДОНИН

ПОДВИГ ИВАНА

Нужно было построить на белом материке целый городок. Судна разгружали долго и напряженно. Тогда-то и совершил подвиг 19-летний Иван Хмара. Он увидел, что трактор «Сталинец» стал тонуть в подтаявшем льду. Парень бросился в кабину, чтобы спасти машину. Но тяжелый трактор за несколько секунд ушел под воду — и лед сомкнулся над ним. Спасти Ивана не удалось… И в тот же день Сомов получил телеграмму, что на Большой земле у Хмары родился сын… Так сурово встретила Антарктика советских исследователей.

  Рубрика: Великие первопроходцы 115 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,234 сек. Потребление памяти:9.31 mb