Азбука для маэстро

Автор: Maks Янв 17, 2019

Археологи находят остатки древних музыкальных инструментов, но вот услышать музыку прошлых тысячелетий нам не дано — нот тогда не было. Мы понятия не имеем, какие мелодии были любимы при фараонах или императорах Рима.

Восприятие гармонии присуще даже животным — заяц любит барабанить, а медведь просто обожает дергать лапой за расщепленное дерево и наслаждается дребезжащими звуками. Первобытные люди не были исключением. Настоящие музыкальные инструменты появились еще в пещерах — это были флейты из берцовых костей и барабаны. Изобрели лук — возникли струнные.

Как записать услышанное?

История человечества раскручивалась медленно, занимая многие тысячи лет. Пока не придумали письменность, поэты заучивали свои творения наизусть, потом стали записывать. Но вот запись музыкальных произведений не давалась. Лишь к концу IX века додумались передавать звуки на письме — проводили горизонтальную красную черту, означавшую по высоте звука ноту «фа», а все остальные звуки передавали значками, проставляя их над или под линней, указывая тем самым, что именно пропевать высоко, а что — низко. Это и были первые ноты (от латинского слова nota — «знак»).

В Древней Элладе для записи нот использовали буквы, на Руси — особые знаки, «крюки» или «знамена», а григорианскую музыку (богослужебные хоралы католиков) записывали так называемыми невмами — они напоминали точки и разные черточки. Их проставляли над текстом псалмов, обозначая тональность, но точную высоту звука невмы не передавали. Так что каждый исполнитель пел так, во что был горазд.

Спасибо святому Иоанну

Строгая система появилась в начале XI века, и за ее создание музыканты должны благодарить монаха-бенедиктинца Гвидо д’Ареццо. Он был музыкантом и обучал певчих в небольшом тосканском монастыре, чтобы те слаженно и верно исполняли церковные песнопения. Это сейчас учителю пения легко, поскольку есть ноты и уроки сольфеджио, а в Средние века ему приходилось тяжко — все знания передавались исключительно устно. Певчие разучивали каждый гимн и псалом с голоса преподавателя, и так в течение 10 лет! И вот однажды монаха-музыканта осенило. Гвидо Аретинский, как его еще называют, начертил усовершенствованный нотный стан — четыре параллельные линии, на которых стал изображать каждый звук отдельной нотой — заштрихованным квадратиком.

Изобретение нотДа, сейчас линий пять, ноты отмечаются кружочками, но принцип Гвидо все тот же — чем выше нота, тем более высокую линейку она занимает. Просто? Но до этой простоты не могли дойти многие века!

Всего Гвидо Аретинский ввел в обращение шесть нот, и каждую назвал по своему: ut, re, mi, fa, sol, la. Несколько позднее была добавлена нота si. Названия не были взяты им с потолка — это первые слоги строк гимна святому Иоанну. Каждая строка данного гимна пелась на тон выше предыдущей. Ноты каждой следующей октавы назывались так же, но пелись выше или ниже — переходя от одной октавы к другой, звук, изображенный одной и той же нотой, увеличивал свою частоту вдвое или же настолько же уменьшал. Тут для лучшего понимания можно и физику привлечь. Скажем, ноте «ля» первой октавы (по которой, кстати, настраивают музыкальные инструменты) приходится под лад частота 440 герц. А вот ноте «ля» второй октавы соответствует частота вдвое большая — 880 герц.

Простые сложности

Надо сказать, что Гвидо не скромничал, пользуясь своим открытием, а сделал его всеобщим достоянием, написав как минимум четыре трактата (столько их, во всяком случае, дошло до нас): «Пролог к антифонарию», «Правила в стихах», «Послание о незнакомом пении» и «Микролог».

Совершенно не зря международным языком музыкантов является итальянский — он наиболее мелодичен. И названия всех «гвидоновых» нот тоже хорошо пропевались, кроме первой — ut. Поэтому ее и заменили в XVII веке на привычное нам do (от латинского Dominus — «Господь»),

Но это случилось гораздо позже, а пока Гвидо, изобретатель нот, быстренько обучал певчих своей «музыкальной азбуке». Также впервые он преподавал и сольфеджио — пение по нотам. Уже два года спустя певчие могли сами пропеть любую мелодию, ибо вся месса была записана нотами.

Запись по методу Гвидо Аретинского только кажется сложной, на взгляд постороннего. На самом деле она проста и очень удобна. Именно благодаря скромному монаху из обители в Ареццо нотная грамота разошлась по всей Европе, стала понятна любому музыканту. Главное же заключается в том, что музыка вырвалась из тесных стен церкви, разошлась по свету, радуя мирян сначала в царских палатах, а чуть позже зазвучала и в театрах, и консерваториях, и даже на стадионах.

Валерий БОЛЬШАКОВ



, ,   Рубрика: Без рубрики

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,187 сек. Потребление памяти:8.42 mb