Бери шинель, пошли домой…

Автор: Maks Янв 27, 2020

Согласно договоренности, достигнутой тремя союзными державами после окончания войны в Европе и капитуляции Германии, с 9 августа 1945 года Советская армия, начав войну с Японией, развернула решительное наступление на всем протяжении границы Маньчжоу-го, а также на побережье Северной Кореи.

Известно, что японцы силой набирали в свою Квантунскую армию много солдат-маньчжур. Как только советские части перешагнули через Амур, среди этих солдат стали вспыхивать восстания. Солдаты-маньчжуры уничтожали японских офицеров и, не желая воевать против Советской армии, стали складывать оружие и переходить на сторону советских войск.

По дорогам Маньчжурии

Так, в одном кавалерийском полку, где служили маньчжуры, волнения вспыхнули в тот же самый день, как дошла весть о наступлении советских войск. Солдаты перебили японских офицеров и ушли в леса. К ним присоединились китайские крестьяне из окрестных деревень. Возникший партизанский отряд нападал на японские обозы, даже на гарнизоны. Вначале вооружались за счет разгромленных японских гарнизонов. Возрастая в числе, они выходили на коммуникации врага, перерезая их, затрудняли японцам доставку боеприпасов.

Разбитые советскими войсками японские части отступали. Китайцы-партизаны решили перерезать им путь. Тысячный отряд патриотов расположился в лесу и, выбрав удобный момент, внезапно напал на японцев. Истребили несколько сот самураев, более сотни взяли в плен. Захватили богатые трофеи.

Маньчжурия, освобожденная Советской армией в те самые августовские дни, отмечала свой праздник. Красными советскими, национальными китайскими флагами пестрели ее города и села. И повсюду, где бы ни появлялись наши войска, бурей восторга, глубоким теплом радушно встречало их население. Еще пылали подожженные японцами дома, еще пепел и гарь кружились в воздухе, а вдоль улиц длинными рядами были расставлены столы, уставленные всевозможными угощениями и чаем. Китайцы кланялись и оживленно жестикулировали, увлекая советских бойцов к столам, усаживая их, как дорогих, долгожданных гостей.

— Наша угощай, твоя кушай! — пытались те из них, кто знал несколько слов по-русски, объяснить причину торжества. — Японза фангули! Ему Советская армия контрами (смерть) делай! Шибко шанго! — поднимали над головой большой палец правой руки — жест высшего восхищения.

Встреча советский солдат в ХарбинеЛикующие встречи китайского населения и советских войск происходили в те дни по всей широкой Сунгарийской долине. В маленьком городке, куда редко заходили пароходики, остановился бронекатер. Навстречу морякам на берег высыпала толпа горожан. Из нее выделился высокий представительный китаец. Он отрекомендовался председателем общины и произнес торжественную речь. Так как ни один из моряков в ней ничего не понял, переводить вызвался глубокий седой старик. На ломаном русском языке он заявил, что некогда жил в Благовещенске, Хабаровске, Владивостоке.

— Моя тама работала, — уверял старик, — моя шибко знакома Расея!

Как мог, он перевел речь председателя общины. Оказалось, что наших бойцов радушно приглашали на угощение. Все население радостно готовилось к встрече русских сразу же, как японцы бежали из города.

Подготовка к параду

2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури» был подписан Акт капитуляции Японии. Свои подписи под этим историческим документом поставили представители США, Китая, Англии. От имени Советского Союза свою подпись поставил генерал-лейтенант Деревянко. В этот же самый день в столицу Маньчжурии — Харбин в сопровождении маршала Советского Союза Мерецкова и главного маршала авиации Новикова прибыл на самолете Главнокомандующий Главным командованием советских войск на Дальнем Востоке маршал Советского Союза Василевский. Уже вечером прибывшие военачальники присутствовали на праздничном концерте, посвященном окончанию Второй мировой войны.

После концерта, на небольшом совещании, Александр Михайлович Василевский сообщил начальнику гарнизона и военному коменданту города Харбин, дважды Герою Советского Союза генерал-полковнику Белобородову, что по распоряжению Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина Парад в честь победы над Японией будет проходить «только в Харбине 16 сентября» и принимать его поручено Василевскому.

«С этого дня мы начали усиленно готовиться к параду, — отмечал в своих воспоминаниях генерал Белобородов. — Было решено вывести на него весь харбинский гарнизон — 59-ю и 300-ю стрелковые дивизии, танковые бригады и самоходно-артиллерийский полк, тяжелую и противотанковую артиллерию, гвардейские минометы».

Предшествующие бои в горах и болотах, тяжелый маршрут наступления наложили отпечаток на внешний вид воинов, на боевую технику. Обмундирование пришло в негодность, а времени для пошива нового было в обрез. Помогли китайские портные. Они разобрали заказы по множеству мастерских и буквально в считаные дни весь гарнизон был переодет в новое, парадное, прямо скажем, щегольское обмундирование. Боевую технику отремонтировали, покрасили свежей краской. Все бойцы и командиры готовились не покладая рук.

Все до одного предприятия и общественные организации выразили желание участвовать в праздничной демонстрации. По сведениям участников тех самых торжеств, в праздновании дня Победы участвовало более 300 тысяч харбинцев. Улицы города были украшены флагами, транспарантами и электрической иллюминацией.

Так случилось, что маршал Василевский был срочно отозван в Москву и принимать парад было поручено генерал-полковнику Белобородову, а командовать — генерал-лейтенанту Казакову.

Цветы для победителей

Столица Маньчжурии проснулась в это утро необычайно рано, возбужденная предстоящим парадом советских войск в честь победы над Японией. Люди вышли на улицы. Главные магистрали Харбина — Китайская, Диагональная и вокзальная площадь были заполнены. Одетые в лучшие платья люди стояли шпалерами вдоль тротуаров. Каждый из них держал в руках два флажка — советский и китайский. Море цветов, тысячи лозунгов на русском, китайском и корейском языках, прославляющих величие и доблесть воинов Советской армии. Такого огромного скопления народа, такого торжества никогда не видел и не знал Харбин.

В 10 часов 30 минут места на главной трибуне были заняты представителями военного командования Советской армии, Советского правительства, Китайской Республики, духовенства и общественности города.

В 11 часов на площадь, где ровными прямоугольниками выстроились для парада войска Харбинского гарнизона, прибыл генерал-полковник Белобородов. Приняв рапорт о готовности к параду, Афанасий Павлантьевич в сопровождении командующего парадом генерал-лейтенанта Казакова объезжает войска. Гремит звонкое «Ура!», затем генерал-полковник Белобородов поднялся на трибуну и обратился к войскам с речью.

Торжественные звуки фанфар возвестили о начале парада. На площадь первыми вступили подразделения, которыми командовал Герой Советского Союза генерал-майор Черепанов. Твердым чеканным шагом прошли полки. Вслед за ними мимо трибун промаршировали бойцы, которые первыми протаранили вражескую оборону у пограничного хребта. Во главе этого подразделения Герой Советского Союза генерал-майор Батраков. Громкими аплодисментами присутствующие на площади встретили этого прославленного генерала и его воинов.

Парад длился уже час, а через площадь непрерывными колоннами шли войска-победители. Пехотинцев сменяли связисты, саперы, минометчики. Криками «Ура!» встретили собравшиеся вступление на площадь боевой техники — гвардейских миномётов. Гром оваций не стихал ни на минуту.

Затем через площадь шла мотопехота. На мощных машинах — воины, участники боев за крупнейшие узлы сопротивления японцев. За мотопехотой начали движение орудийные расчеты — зенитки, противотанковая артиллерия различных калибров, гаубицы, тяжелая артиллерия. Дальнобойные пушки с поднятыми стволами вызвали всеобщее восхищение.

На мгновение площадь опустела. Цветные ракеты предвосхитили выход на парад танков. На полном ходу пронеслись легендарные «Т-34» под командованием прославленного офицера Онищука. Это его бронированные машины проложили дорогу через непроходимую маньчжурскую тайгу, настигали японские колонны и уничтожали их. Именно это подразделение Онищука взяло город Муданьцзян и отрезало пути отхода главным силам противника. Двумя колоннами следом пошли мимо трибун легкие и тяжелые танки, экипажи которых вели свои боевые машины в четком строю.

Парад несокрушимой мощи советских вооруженных сил закончился. Покидая праздничную площадь, войска шли в таком же безупречном строю через весь город: Вокзальный проспект, Диагональная и Китайская улицы были сплошь усыпаны живыми цветами.

Виталий ЖУКОВ



Загадки истории » Назад в СССР » Бери шинель, пошли домой…

, , ,   Рубрика: Назад в СССР

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:62. Время генерации:0,155 сек. Потребление памяти:8.38 mb