Битва сердец

Автор: Maks Мар 25, 2020

Пьеса «Ольянтай» о запретной любви воина и дочери владыки, несмотря на расхожий сюжет, необычна. Она написана на кечуа — языке инков и, по одной из версий, в их империи…

По сюжету, имеющему отдаленное сходство с «Ромео и Джульеттой», военачальник Ольянтай попросил у императора Пачакутека руки его дочери. Слуга Пики-Чаки и верховный жрец предупредили его об опасности. Хотя Ольянтай и прославленный воин, наместник одной из провинций, однако — не инка по крови. Он не имеет права породниться с сыном Солнца. Мрачные предчувствия одолели и его возлюбленную Коси-Койлюр.

Истоки вражды

Выбрав момент, когда владыка был благосклонен, Ольянтай открылся ему. Тот возмутился.

Ольянтай впал в отчаяние. К тому же пропала Коси-Койлюр. Возможно, император казнил дочь за эту связь. И тогда вождь замыслил восстание против «тирана»:

Мятежники собрались в вотчине Ольянтая — Антисуйо. Вождь пообещал своему народу избавление от инков. Но сначала нужно было разобраться с их карателями. Ольянтай предложил устроить засаду в горах.

О разгроме инкской армии рассказал ее предводитель Руми-Ньяви — единственный, кто уцелел. Некогда соратник Ольянтая, отныне он — его заклятый враг.

Прошло 10 лет. Пачакутек уже скончался. А в доме Невест Солнца подросла красавица Има-Сумах. Сироту готовили в Девы Солнца, но девочка отказалась жить в обители, из подземелья которой слышны стоны.

Новый инка Тупак Юпанки решил — пора покончить с мятежным Антисуйо. Руми-Ньяви предложил ему свой план.

Вскоре Има-Сумах проникла в подземелье, где нашла закованную Коси-Койлюр. Девочка поклялась спасти маму, но не знала, что опасность грозит и отцу…

К воротам крепости Ольянтая подходит изувеченный Руми-Ньяви. По его словам, он — жертва нового владыки, необузданного самодура, которому нельзя перечить даже в малом. Ольянтай радушно принял «пострадавшего», позабыв об их давней вражде. Он не знал — хитрец сам искалечил себя, чтобы втереться к повстанцам в доверие.

Время «побега» рассчитали с умыслом. Вскоре — праздник Солнца Инти-Райми. Руми-Ньяви убедил Ольянтая снять охрану — пусть, мол, повеселятся и стражи, ведь крепость и так неприступна. На третий день пира, когда все были пьяны, перебежчик открыл ворота войску инков…

Повстанцев взяли в плен и доставили на суд в Куско. Руми-Ньяви порекомендовал владыке казнить всех. Император вначале согласился, но неожиданно сменил гнев на милость. Он освободил Ольянтая и уже на «законных основаниях» отдал ему Антисуйо в управление. Но и это не все. Бывший мятежник назначен… соправителем самого Инки!

Но тот, похоже, чувствует подвох. Он униженно благодарит владыку, но отказывается от его милостей в обмен на право уйти вместе с ним на войну. Проигравший воин ищет смерти. И вдруг неожиданно появившаяся Има-Сумах рассказывает о несчастьях матери. Инка восстанавливает справедливость. Ольянтай обрел семью: жену и дочь. Отныне бывший мятежник навеки продан Тупаку Юпанки.

Герои и создатель

Любовь в инкской империиВсе сцены пьесы тщательно продуманы, играют на развитие действия, раскрытие характера героев. Персонажи яркие, неоднозначные. Запоминается и коварный Руми-Ньяви, и несчастная Коси-Койлюр, и смелая девчушка Има-Сумах, и слуга-весельчак Пики-Чаки. Тупак Юпанки мудр: обласкав Ольянтая, он превратил его из легендарного героя, опасного даже после смерти, в преданного, покорного слугу. Сам же «рыцарь» далеко не безупречен. Он ошибается, подводит тех, кто в него верил, в итоге — проигрывает как политик, хоть и побеждает в битве за любовь.

Могло ли столь зрелое произведение появиться в доколумбовой Америке?

В пользу этой версии можно привести несколько моментов.

Первый. Постановки инков — достоверный факт. Известны два жанра: героический — уанка и бытовой — арануай (аранвай). Они не являлись аналогами европейских трагедий и комедий, так как в обеих встречались как забавные, так и трагические моменты.

Песенные вставки в «Ольянтай» — второй аргумент сторонников его доколумбового происхождения.

Следующий аргумент: глубокое знание ее создателем древних легенд, инкских реалий, языка.

И, наконец, «Ольянтай» — не единственная пьеса инков, есть и другие. Если принять все это во внимание, выходит, что «Ольянтай» мог быть создан в XVI веке. Раньше — вряд ли. Позднее — возможно.

Кто был индейским Шекспиром?

Ряд исследователей полагает: пьеса — творение священника Антонио Вальдеса, созданное в конце… XVIII века!

Первые сведения о драме появились в 3-й четверти XVIII века. Ее ставили накануне индейского восстания Хосе Габриэля Кондорканки (Тупака Амару II). После его разгрома уцелело лишь несколько копий.

В 1837 году перуанский журнал «Мусео Эрудита» поместил краткий пересказ предания об Ольянтае и заметку, в которой создание драмы приписывалось соратнику вождя Антонио Вальдесу. Именно он ставил ее в кругу повстанцев и владел одним из списков. А на другом, из монастыря Санто-Доминго в Куско, есть даже… его подпись!

Но бесспорные, казалось, доказательства на поверку оказались шаткими.

Об авторстве Вальдеса объявил… его племянник. Однако в архиве священника не найдено свидетельств его литературных занятий. А с «рукописью Санто-Доминго» произошла детективная история. Нынешняя — не оригинал, а копия более раннего списка. К середине XIX века он был почти нечитабельным, потом пропал и появился вновь лишь… в 1940 году с «автографом» Вальдеса. И, наконец, известен список «Ольянтая», датированный… 1735 годом!

В наше время сосуществуют обе версии. Обе — сомнительны.

Пьеса не воспринимается творением архаической цивилизации. Европейское влияние в ней трудно не заметить. Но сильна и индейская традиция, знание реалий жизни инков — вряд ли автор почерпнул все это лишь из хроник.

Споры о датировке не мешали «Ольянтаю» стать всемирным достоянием. Впервые его текст был издан в 1853 году в Вене на языке кечуа. В 1868 появился испанский перевод. Потом — английский, французский, немецкий, итальянский, чешский. «Ольянтая» переводили даже на латынь. На русский — тоже.

Первый раз — еще в 1877 году, но не с оригинала, а с немецкого издания. Искаженный текст был вскоре забыт. В XX веке за дело взялся специалист по культуре кечуа Юрий Александрович Зубрицкий. В 1974 году в «Приложениях» к «Комментариям» Инки Гарсиласо де ла Веги вышла первая часть пьесы — до сцены победы повстанцев над армией Руми-Ньяви. Полный текст был издан в 1999 году.

Юрий Зубрицкий полагал — в устном виде легенда или драма о любви военачальника существовала в доиспанскую эпоху. «Классический» вариант создан после конкисты, но значительно раньше XVIII века.

Автор пьесы довольно точно воссоздал различные стороны жизни империи инков. И в этом ему помогали не хроники, считал ученый, а «сама жизнь и еще свежая устная традиция».

Так что автор драмы, скорее всего — индеец или метис знатного рода, однако не инка по крови. Он учился в одной из элитных школ для детей индейской знати, созданных колонизаторами, где овладел их языком и познакомился с испанской драматургией. Индейские предки передали знание местных легенд. Возможно, он считал себя потомком Ольянтая и желал сохранить память о героическом прошлом, но отказаться полностью от привнесенного извне уже не мог.

Татьяна ПЛИХНЕВИЧ



, ,   Рубрика: История любви

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,181 сек. Потребление памяти:8.66 mb