Битва стальных титанов

Автор: Maks Мар 27, 2022

Операция «Сторожевая башня» — именно такое секретное название носила Битва за Гуадалканал, которая, по мнению многих историков, стала переломным событием в военном противостоянии на Тихом океане. Именно после нее Япония упустила стратегическую инициативу, вследствие чего союзные силы начали массированное наступление. Сама кампания происходила с начала августа 1942 года по начало февраля 1943-го. В этой статье мы хотим затронуть некоторые подробности противостояния, относящиеся к началу октября 1942 года.

Рейд самураев

К этому периоду времени обе противоборствующие силы — и японцы, и американцы — были вынуждены задействовать практически все свои ресурсы для победы. Но у адмирала Ямамото был еще запрятан довольно солидный туз в рукаве, а именно: крупные артиллерийские корабли. И пускай это были отнюдь не только что сошедшие со стапелей модернизированные корабли, сверкающие каждым винтиком, но и эти «старички» были способны значительно изменить ход всей кампании.

Итак, 5 октября к рейду, на который так надеялось японское командование, началась непосредственная подготовка. Линкоры «Конго» и «Харуна» (3-я дивизия) входили в Особое бомбардировочное соединение. Чтобы уничтожить все наземные американские точки, они были снаряжены специальными осколочно-зажигательными снарядами, имеющими повышенное содержание взрывчатых веществ.

К сожалению, у японцев в этот момент таких снарядов было недостаточное количество, так что в результате ими вооружили только «Конго», а вот «Харуне» достались лишь обычные фугасные снаряды.

Естественно, оба линкора имели в боекомплекте и толстостенные бронебойные снаряды. В результате 11-го числа японские корабли двинулись на юг. В состав конвоя, помимо 3-й дивизии, входила 11-я дивизия линкоров (четыре корабля типа «Конго»), а также дивизия крейсеров (четыре корабля: «Атаго», «Такао», «Майя» и «Мьёко»), тяжёлые крейсеры «Судзуя», «Тоне» и «Тикума» контр-адмирала Абэ, а также две эскадры эсминцев (два легких крейсера и 13 эсминцев). Также в операции были задействованы дивизия авианосцев контр-адмирала Какудзи («Хийё» и «Дзуньё» с двумя эсминцами) и ударное авианосное соединение, состоявшее из трех авианосцев, тяжелого крейсера и восьми эсминцев.

12 октября конвой разделился. Линкоры (3-я дивизия) под командованием вице-адмирала Куриты взяли курс на Гуадалканал, а остальные корабли расположились восточнее Соломоновых островов. Линкоры имели поддержку в лице лёгкого крейсера «Исудзу» и девяти эсминцев. Непосредственно к Гуадалканалу Курита подошел поздним вечером 13-го числа.

Береговые силы США, охранявшие аэродром Хендерсон-филд, были заняты восстановлением еще ранее поврежденных взлетных полос и не смогли вовремя обнаружить японские корабли. Как только Курита прошел мимо острова Саво, в небо взмыли гидросамолеты. Их целью было подсветить район ожидаемого обстрела.

Ночь страха

В районе половины второго ночи «Конго», а затем «Харуна» начали обстрел аэродрома. Американцы сначала пытались отвечать ответным огнем, но японцы стали использовать орудия более крупных калибров. В течение совершенно невероятного обстрела, который продолжался более часа, японцы выпустили порядка 900 снарядов главного калибра — чуть более половины всего боезапаса. Для летчиков и всех служащих аэродрома воистину настал «апокалипсис сейчас».

По воспоминаниям выживших, такого ужаса им переносить еще не приходилось. Разбитые самолеты, не имевшие ни шанса подняться в небо, горели один за другим, кругом летали вырванные с корнем пальмы, оторванные конечности, и бегали обезумевшие асы неба с выпученными от страха глазами. Одновременно с этим крейсер «Исудзу» выполнял собственное задание.

Вместе с эсминцами он открыл яростный огонь по гавани Тулаги, где были дислоцированы торпедные катера американцев. Успех японцев был очевиден: когда в половине третьего ночи они покинули пролив, за их кормами оставалась выжженная земля. Конечно, все снаряды по определению не могли накрыть именно территорию аэродрома, но и без этого итоги ночного обстрела впечатляли. Ночь — благодаря горящим постройкам на аэродроме и осветительным ракетам, которые все время запускали японские самолеты-разведчики, — превратилась в день. Страна восходящего солнца имела полное право в этот момент ликовать.

Какой же урон, кроме психологического, понесли во время этого обстрела американцы? Потери убитыми составили 41 человек, более сотни ранены. Но гораздо более тяжелыми были потери в плане техники. Японцы сумели уничтожить порядка 50 самолетов. В результате на аэродроме пригодными к военным действиям оказались лишь 40 самолетов. Впрочем, и от них пользы было не очень-то много. Ведь вместе с самолетами сгорели практически все запасы горючего.

Заход №2

Ну а японцы даже и не думали останавливаться на достигнутом. Полным ходом к Гудакану шел так называемый Быстроходный конвой адмирала Такамы Томоцу. В его состав, помимо прочего, входило шесть быстроходных войсковых транспортов. На суда были погружены пехотный полк и штаб пехотного полка с двумя своими батальонами, а также порядка 800 морских пехотинцев.

Также там перевозилась одна батарея орудий, одна — гаубиц, два зенитных дивизиона и множество других подразделений. Всего в конвое было порядка 4500 человек, включая генерал-лейтенанта Маруяму Macao. Американцы засекли его еще днем и высылали бомбардировщики на уничтожение, но так ни разу и не попали. Также надо отметить, что конвой шел под прикрытием истребителей 11-го воздушного флота, а непосредственно на воде его сопровождали восемь эсминцев. Кроме того, было и дальнее прикрытие в виде тяжёлых крейсеров «Тёкай» и «Кинугаса» в сопровождении эсминцев «Амагири» и «Мотидзуки».

Конвой достиг своей цели — мыса Тассафаронга — в 6 утра и сразу начал разгрузку. Американцы, наконец-то заметив японцев у себя под боком, стали искать хоть какие-то силы, чтобы атаковать противника. Повторяя вышесказанное о состоянии аэродрома после японской атаки, легко понять, что янки пришлось изрядно потрудиться для этого. Тем не менее они сумели набрать горючего, чтобы заправить шесть самолетов «Уайлдкэт». В результате американцы потеряли одну машину и ничего не добились. Через пару часов им удалось привести в более или менее божеский вид семь пикировщиков «Донтлесс». Впрочем, два из них еще при взлете провалились в воронки от снарядов и выбыли из строя.

Битва за ГуадалканалОставшиеся атаковали по-прежнему разгружавшихся японцев и даже два раза попали. И все же настырность американцев принесла свои плоды: еще через пару часов они собрали действительно крепкую авиагруппу, в которую вошли 12 пикировщиков, восемь «диких котов», четыре «аэрокобры» и «Каталина» с двумя торпедами. Как уже было сказано выше, японский конвой прикрывали истребители, но они не имели возможности действовать столько времени в воздухе без дозаправки, так что им пришлось улететь. В итоге успех японской высадки оказался в руках зенитной артиллерии эсминцев. Самолеты потопили один транспорт, но находящийся на нем десант смог сойти на берег.

Остальные корабли были охвачены огнем, но в целом задача высадки была выполнена. Американцы же в эту атаку потеряли шесть самолетов. Казалось, теперь дела американцев совсем стали плохи — ведь горючего, чтобы заправить самолеты, не оставалось уже практически ни грамма. Но на их счастье, в районе часа дня к острову подлетели 11 «Летающих крепостей». Бравые американцы сразу взялись за дело, отправив на дно два транспорта. Один из них, правда, успел выгрузить танки, но почти тут же на нем взорвались боезапасы.

Такама понял, что еще немного — и он может потерять и все оставшиеся транспорты. Поэтому был отдан приказ: разгрузку прекратить и уходить к острову Саво. Который хорош тем, что в его районе можно производить маневры, уклоняясь от бомб. Тем не менее уже ближе к вечеру японцы рискнули вновь вернуться к месту разгрузки, чтобы закончить начатое. Подводя итоги, можно констатировать: да, японцы из шести транспортов потеряли три, но… Главная задача была выполнена: солдаты и порядка 80% грузов были благополучно выгружены.

Перерывчик небольшой

Ночью на 15-е число остатки Быстроходного конвоя взяли обратный курс. В ту же ночь в район Гуадалканала подошли два тяжелых крейсера и два эсминца под командованием контр-адмирала Микавы. Они решили повторить успешный обстрел американских позиций, выпустив более 700 фугасных снарядов. Впрочем, успеха двухдневной давности достичь не удалось.

Следующей ночью к месту событий прибыл Курита с двумя тяжелыми крейсерами и шестью эсминцами. От них в сторону американских позиций было отправлено порядка 900 снарядов (половина фугасно-зажигательных, половина — бронебойных). Главные же японские силы — линейные крейсеры «Конго» и «Харуна», наведшие главный погром в рядах американцев, — еще 14 октября повернули в северном направлении, достигли Авангардного соединения Абэ, там заправились и вместе со всеми остальными кораблями японского флота стали ожидать дальнейшего развития событий возле Соломоновых островов. Это произошло 18-го числа.

Зализывая раны

В этот же день в американской ставке происходил разбор полетов. Его итогом стали кардинальные изменения. Для начала командующего американскими морскими силами вице-адмирала Роберта Л. Гормли попросили с вещами на выход. Его заменил вице-адмирал Уильям Ф. Хэлси. Естественно, нового начальника необходимо было хоть на первое время чем-то вдохновить, так что ставка не пожадничала: Хэлси получил в свое распоряжение порядка 50 истребителей и несколько «Летающих крепостей». И это было еще далеко не все.

Президент Франклин Рузвельт громогласно заявил, выступая перед Комитетом начальников штабов: «Я буду направлять в этот район всё возможное вооружение, чтобы удержать Гуадалканал». И слова у президента не разошлись с делами: на Новую Каледонию перебросили порядка 30 подлодок и пехотную дивизию. И как вишенка на торте — после ремонта в строй вновь встал самый легендарный авианосец США времен Второй мировой войны «Энтерпрайз».

В целом после блестящей японской атаки 13-15 октября в районе Гуадалканала наступило затишье. Но это было однозначно именно что затишье перед бурей: ведь уже на 22-е число генерал Хякутакэ назначил новое наступление. По его плану главный удар по американскому плацдарму должна была нанести пехотная дивизия генерала Маруямы. Бойцы этого соединения продвигались в нечеловеческих условиях через джунгли от мыса Лунга-пойнт по дикой дороге, которая останется в памяти потомков под названием «тропа Маруямы». И, само собой, эта сухопутная вылазка уже совсем скоро приведет к новому сражению авианосцев на этом участке военных действий.

Константин СЕМЁНОВ

  Рубрика: Главное сражение 199 просмотров

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,199 сек. Потребление памяти:9.04 mb