Кровавые воды серого острова

Автор: Maks Ноя 16, 2020

Затянувшаяся более чем на столетие (1130-1240 годы) эпоха гражданских войн в Норвегии насыщена кровавыми и подлыми деяниями. Надо полагать, что на ожесточенный характер борьбы повлияло одно из первых сражений, произошедшее у Серого острова.

В битве у Серого острова флоту, формально возглавляемому трехлетним и шестилетним мальчуганами, противостояла эскадра, которой командовали неспособный самостоятельно передвигаться калека и человек, воспринимавшейся многими как убийца и самозванец.

Победа осталась за мальчишками.

Тяжелое наследие Крестоносца

Узел будущей гражданской войны начал завязываться при одном из самых успешных норвежских монархов, короле Сигурде I.

Отправившись защищать христианскую веру, он сражался против мусульман на Пиренейском полуострове, в Сицилии и в Палестине, за что получил лестное по тем временам прозвище Крестоносец.

Вернувшись в 1111 году на родину, в захолустной по тогдашним меркам Норвегии он выглядел настоящей звездой, числившейся в друзьях у доблестного защитника христианства, короля Иерусалимского Балдуина I.

Однако почтительно склоняться перед звездой никто не собирался. И Сигурду пришлось принуждать к уважению своих строптивых подданных, силой унимая самых опасных из них — таких как его сводный брат Харальд Гилл и, который родился, в отличие от Сигурда, вне брака, но для викингов такие нюансы особого значения не имели. К слову, и сам Сигурд проталкивал в преемники собственного внебрачного сына Магнуса, рожденного ему наложницей Боргхильдой Олафсдотти.

Незадолго до кончины король все же разбил Харальда и заставил поклясться, что тот не будет оспаривать престол ни у него, ни у Магнуса. Однако, как только в 1130 году Сигурд Крестоносец скончался, Харальд IV Гилли снова заявил о своих претензиях. Причем даже полкоролевства его не устраивало — Норвегию он хотел получить в полное и неделимое владение.

Сын Сигурда Крестоносца Магнус IV отступать не собирался и в 1134 году разгромил дядю в битве при Фюрелейве. Однако успех сыграл с ним скверную шутку, и он распустил войско.

Харальд же привлек на свою сторону недавно вступившего на датский престол Эрика II, считавшего, что грех не половить рыбку в мутной воде у соседей. Сильное датское войско и небольшая дружина Харальда вторглись в Норвегию, осадив Берген. 7 января 1135 года город взяли. Магнус пытался вырваться из ловушки на своем корабле, но так и не смог пробиться через строй судов неприятеля.

Провозглашенный новым королем Норвегии Харальд IV Гилли выдал Магнуса на потеху его собственным рабам, вероятно намекнув, чтобы те особо с ним не церемонились. И действительно, расправа, которую они учинили над своим бывшим хозяином, выглядела жестоко даже по суровым нравам Средневековья. Магнуса IV ослепили, отрубили ему ногу, а потом еще и оскопили.

Несчастного калеку отправили в бенедиктинский монастырь на острове Мунхолмен, решив, что из политической игры он выбыл безвозвратно. Но Магнус Слепой еще вернулся. Правда, уже после появления на политической сцене другого персонажа.

Труп за трупом

Сигурд Злой (Слембе) выдавал себя за незаконнорожденного сына Магнуса III Голоногого (отца Сигурда Крестоносца). То есть если принять его версию за правду, то несчастному слепцу Магнусу он приходился дядей.

По другой версии, Сигурд был сыном священника Адальбрикта, который вложил идею о принадлежности к королевскому дому в сознание своего воспитанника. В любом случае бесспорный факт, что его мать Тора Сакседоттир приходилась родной сестрой наложнице Магнуса Голоногого, а следовательно, тоже могла являться его любовницей. Другой бесспорный факт — Слембе искренне считал себя королевским сыном, а если сомнения и закрадывались в его душу, то сразу же изгонялись. При этом заявлять о принадлежности к королевскому дому он не спешил, тем более что перед глазами имелся скорбный пример Магнуса Слепого.

Пока гражданская война разгоралась, Сигурд совершил паломничество в Святую землю, побывал на Оркнейских островах, пожил в Шотландии у короля Давида I и наконец появился в Дании, где и озвучил свои претензии.

Поскольку претензии основывались только на его честном слове, пять датских епископов предложили ему пройти испытание огнем.

Чтобы доказать правоту, испытуемому следовало какое-то время держать в руке кусок раскаленного железа. Другим признаком правоты считались быстро заживающие ожоги.

Как показали епископы, Сигурд прошел испытание с честью. Интересно, что точно такого же мнения придерживался и Эрик II. Датскому королю казалось, что его ставленник Инге стал несговорчивым, и он не прочь был попробовать на роль союзника Сигурда (хотя закрепившееся за тем прозвище Злой показывало, что речь идет о человеке со сложным характером).

С группой сторонников претендент прибыл в Норвегию, где предложил Инге уступить ему полкоролевства.

Оспаривать заявление, подтвержденное испытанием огнем, Инге не стал, но зашел с другого конца и обвинил Сигурда в убийстве своего приятеля Торкеля Приемыша, который правил Оркнейскими островами и погиб при не совсем ясных обстоятельствах.

14 декабря 1136 года, в перерыве между судебными заседаниями, Сигурд со своими сторонниками ворвался в дом Харальда Гилли и учинил над ним расправу. Смертельный удар монарху нанес Ивар Кольбейнссон. Однако, пока короля резали, перед домом собралась толпа, едва не линчевавшая заговорщиков.

Войско собирается

В общем, Сигурду и его людям пришлось спешно ретироваться, а королем провозгласили двух отпрысков покойного — трехлетнего Сигурда II и годовалого Инге I. Первый из них был рожден наложницей, второй — законной супругой, принцессой Ингрид Рангвальдоттер.

Обязанности регентши, разумеется, оказались возложены на Ингрид, но ей требовалась опора в лице крепких авторитетных мужчин, в роли каковых выступили Тьостольф Алисон и Оттар Кужма. Сигурд Злой складывать оружие не собирался и смог привлечь на свою сторону Магнуса Слепого, который (если принять версию о родстве) приходился ему племянником. Ход был сильный, поскольку судьба слепца у многих вызывала сочувствие.

Независимо от уже происходивших разборок, к нему в монастырь начали стягиваться сторонники, так что собралась довольно сильная эскадра.

Битва произошла в 1137 году у Мюнне. Войсками регентши командовал Тьостольф Алисон, причем участвовал в баталии и малыш Инге. Согласно преданию, Алисон пристроил его в сумке у себя за пазухой и, не особо затрудняясь такой ношей, бросался в самую гущу сечи. Когда у подросшего Инге появился горб, это уродство приписывали травмам, которые двухлетний малыш получил во время сражения.

Битву Алисон выиграл, но верные люди эвакуировали Магнуса Слепого в Данию, где вместо убитого Эрика II на престол вступил его племянник Эрик III.

Вмешиваться в норвежские дела он особо не рвался, но, имея определенные представления о справедливости, не стал мешать Магнусу Слепому и Сигурду Злому собирать в Дании новое войско.

Регентша о затеянном против нее предприятии узнала заранее. Флот из двадцати кораблей возглавили Тьостольф Алисон, Амунд Гюрдссон и Оттар Кужма.

Судя по всему, их корабли имели длину до 50 метров и вмещали до сотни воинов. У Слепого и Злого кораблей было больше в полтора раза, но вот по размерам они уступали вражеским. Вероятно, речь шла об аналогах снеккаров, которые имели по 25-30 пар весел и, соответственно, обслуживались командами в 60-80 воинов.

Таким образом, два флота были практически равноценны по боевой мощи, а общая численность их экипажей варьировалась в каждом случае в районе 2 тысяч бойцов плюс-минус пара сотен в ту и другую сторону.

Датская измена

Битва у Серого островаДве эскадры сошлись в воскресенье, 12 ноября 1139 года, у так называемого Серого острова, входящего в группу островов Валер. Дата точно определяется по основному описывающему битву источнику — сборнику саг «Круг Земной» Снорри Стурлусона, где указывается, что произошла она на следующий день после дня Святого Мартина.

Казалось бы, при относительном равенстве сил исход боя не мог определиться сразу же. Однако в «Круге Земном» о первом этапе противостояния говорится очень лаконично. «Завязалась ожесточенная битва, но после первого натиска датчане бежали с восемнадцатью кораблями к себе домой на юг».

Мотивы, заставившие отнюдь не пугливых датчан поступить подобным образом, неясны. Самое простое объяснение может заключаться в том, что их вульгарно перекупили. В то же время нигде подобная версия не высказывается. Датчане приняли участие в походе в расчете прежде всего на добычу и вряд ли ретировались бы только из-за того, что сопротивление противника оказалось слишком ожесточенным.

Если отвергнуть вариант подкупа, этот первый этап сражения можно реконструировать следующим образом…

Флот претендентов, по сути, представлял собой две самостоятельные эскадры — датскую из 18 кораблей и собственно норвежскую из 12 кораблей под командованием Магнуса Слепого и Сигурда Симбе. При меньших размерах судов претенденты должны были сделать ставку на их маневренность и попытаться навязать противнику хаотичную битву, нападая группами, по 2-3 корабля на один корабль неприятеля и захватывая его до того, как подойдет помощь.

Алисон, Гюрдссон и Кужма, со своей стороны, должны были просчитать подобный сценарий. В таком случае для них самая рациональная схема заключалась в том, чтобы, действуя плотным строем своих крупных судов, расчленить неприятеля, вклинившись между наемниками-датчанами и двенадцатью кораблями Магнуса и Сигурда.

Если такой план сработал, датчане действительно могли прийти к выводу об отсутствии шансов на победу. А поскольку никакой мотивации, кроме жажды добычи, у них не было, бегство представлялось единственным выходом.

Монарх из-под щита

Таким образом, 12 кораблей Магнуса и Сигурда оказались против 20 более крупных кораблей неприятеля, что и обрекло претендентов на поражение.

Второй этап битвы развивался абсолютно предсказуемо.

Используя внезапно обретенное численное превосходство, Алисон, Гюрдсон и Кужма направляли по два корабля на суда неприятеля, начав, разумеется, с атаки флагманских кораблей Магнуса и Сигурда.

Многострадальный Магнус первым нашел свою смерть при обстоятельствах, соответствовавших перипетиям его трагической жизни.

Когда противник заполнил палубу его судна, недавно поступивший к нему на службу воин Хрейдар, сын Грьотгарда, решил спасти своего господина. Схватив слепого и одноногого короля на руки, он попытался перепрыгнуть с ним на другой, еще не захваченный врагом корабль. В этот момент в спину храбреца, прямо между лопаток, метнули копье, которое не только пронзило Хрейдара насквозь, но и убило находившегося у него на руках Магнуса. Оба они умерли на месте.

Как заметил по этому поводу Снорри Стурлусон, «Хрейдар хорошо и доблестно постоял за своего господина. Хорошо тому, кто снискал такую славу!» Теперь главная атака была направлена на корабль Сигурда I Слембе. Одним из первых здесь погиб убийца короля Харальда Гилли Ивар Кольбейнссон.

Видя, что шансов на победу не осталось, воины Сигурда стали покидать свои корабли, пытаясь добраться до суши. Не исключено, что некоторые даже рискнули искупаться в холодной воде. Победители преследовали врагов с ожесточением. В «Круге Земном» говорится, что только на одном из островков они вырезали около 60 врагов, и называются имена двоих погибших: Сигурд-священник и Клемент, сын Ари.

Из флота претендентов отдельно упоминается корабль Йона Курицы, видимо находившегося в дружественных отношениях с кем-то из победителей. Ему разрешили уйти то ли «по знакомству», то ли не захотев связываться с решительно настроенным экипажем. Правда, Йону Курице пришлось заплатить выкуп за двух укрывшихся у него беглецов, включая собственного брата Ивара Кольцо (позже ставшего епископом в Тронхейме). Третьего беглеца — некоего Ивара Хлыща («очень красивого мужа») пришлось выдать жаждавшим мести кровникам.

Но конечно, главной добычей должен был стать Сигурд Злой. Вот как рассказывается о его пленении в «Круге Земном»: «Сигурд Слембе прыгнул в море со своего корабля, когда тот был очищен от людей, и скинул с себя кольчугу в воде. Затем он поплыл, прикрываясь щитом. А какие-то люди с корабля Транда настигли одного человека, который плыл, и хотели его убить. Тот стал просить пощады и сказал, что откроет, где Сигурд Слембе. Они согласились. А щиты, копья, трупы убитых и одежда плавали повсюду между кораблями.

— Видите, — говорит он, — как плывет красный щит».

Пленный Сигурд даже не пытался просить пощады и надерзил врагам, за что они предали его мучительной смерти. Королю, которого многие считали самозванцем, сначала переломали руки и ноги, затем содрали кожу, сломали позвоночник и наконец обезглавили. По рассказу одного из участников битвы, во время пыток «он ни разу не изменил голоса и говорил так же спокойно, как будто он сидел за пивом, не повышал и не понижал голоса, и голос его не дрожал. Он говорил до самой своей смерти и в промежутках пел что-то из псалтыря».

Позже останки Сигурда захоронили в Дании в церкви Святой Марии в Апаборге. Магнуса Слепого похоронили рядом с его отцом в Церкви Хальварда в Осло.

Междоусобица в Норвегии только начиналась.

Олег ПОКРОВСКИЙ

«СОЧНЫЙ КУСОК МЯСА»

Исход битвы у Серого острова мог быть другим, если бы не гибель склонявшегося к поддержке норвежских претендентов датского короля Эрика II.

18 июля 1137 года он был заколот явившимся к нему на прием дворянином Сорте Пловом. Присутствовавший на приеме наследник престола Эрик бросился на убийцу с мечом, но тот направил на него копье и посоветовал успокоиться: «Сочный кусок мяса только что упал в твою миску!»

Убийце дали возможность ретироваться.

Загадки истории » Главное сражение » Кровавые воды серого острова

, , , ,   Рубрика: Главное сражение 163 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:29. Время генерации:0,168 сек. Потребление памяти:7.18 mb