Битва за Дамаск

Автор: Maks Янв 16, 2020

Зимой 1982-1983 годов в материалах Министерства обороны СССР постоянно фигурировали учения «Кавказ-2». На самом деле речь шла не об учениях, а о переброске 8-тысячного советского воинского контингента в Сирийскую Арабскую Республику.

Советские военные специалисты появились в Сирии еще в 1957 году, когда эта страна едва не подверглась агрессии со стороны Турции. В дальнейшем количество наших военспецов только увеличивалось, чему способствовали две подряд арабо-израильские войны, 1967 и 1973 годов.

«Мир для Галилеи»

В начале 1980-х годов в Сирии уже находились два советских зенитноартиллерийских полка, два радиотехнических батальона и два батальона радиоэлектронной борьбы.

Жизнь была как на фронте, поскольку под лозунгом помощи «афганским братьям» сирийские исламисты развернули против них самую настоящую террористическую кампанию. Попутно доставалось и военспецам из другой страны Варшавского договора — Венгрии.

Вероятно, самым тяжелым днем для советского контингента стало 5 октября 1981 года, когда начиненная взрывчаткой машина с шахидами прорвалась на территорию военного городка: в результате взрыва погибли двое советских солдат и дочь офицера.

Ситуация осложнилась еще больше, когда в терзаемом гражданской войной южном Ливане разместился 30-тысячный сирийский воинский контингент. Москву беспокоило, что находившиеся на этой территории и поддерживаемые Дамаском палестинцы регулярно терзали своими нападениями еврейские поселения.

И действительно, 6 июня 1982 года силы обороны Израиля приступили к операции «Мир для Галилеи», за один день разгромив три полуополченческие палестинские бригады. Однако этих суток сирийскому контингенту хватило для развертывания, после чего война началась по-настоящему.

Наши военспецы находились как в полевых частях, так и в центральном командовании. Во многом благодаря их указаниям сирийская армия нанесла ряд контрударов, после чего американцы убедили стороны заключить перемирие.

18 июля бои возобновились, причем израильтяне смогли достичь пригородов Дамаска. Спланированный нашими советниками контрудар позволил остановить вражеское наступление. Стороны перешли к позиционной борьбе, а правительство формально не участвовавшего в войне, но пострадавшего больше других Ливана пообещало Израилю выдавить со своей территории вооруженные палестинские группировки. Для выполнения этой миссии, но формально в качестве миротворцев в ливанской столице Бейруте высадились части американской морской пехоты.

Сирийский лидер Хафез Асад занервничал и в свою очередь попросил Кремль прислать советских морпехов. Ответом было молчание, поскольку советскому руководству хватало Афганистана.

Однако в октябре 1982 года Асад посетил тяжелобольного Андропова и убедил его, что без серьезной воинской помощи СССР, да еще чувствуя за спиной поддержку американцев, израильтяне снова будут штурмовать Дамаск. И просьба была уважена.

С-200 против «хоккаев» и «корсаров»

Советские военспецы в СирииУтром 10 января 1983 года в Тартус из Николаева прибыло транспортное судно с советскими «туристами». Как и положено мирным путешественникам, все они были облачены в штатскую одежду, но имели строевую выправку и были людьми цветущего возраста.

Вместо морпехов в Сирию прислали два зенитно-ракетных полка ПВО дальнего действия, технический полк и подразделения радиоэлектронной борьбы. Задачи перед ними были поставлены сугубо оборонительные — требовалось нейтрализовать действия израильской авиации, которая качественно и численно превосходила сирийскую. Однако, поскольку в сухопутных войсках силы были примерно равными, для обеспечения безопасности Сирии этого оказалось достаточно.

231-й зенитно-ракетный полк сосредоточился в районе Думейры в 40 километрах западнее Дамаска. В пяти километрах восточнее Хомса развернулся 220-й зенитно-ракетный полк. Полк технической поддержки разместился в пригороде Дамаска Зеленая Гута. Вертолетные подразделения РЭБ базировались на дамасском аэродроме, а наземные — на Голанском плато и в долине Бекаа.

Комплексы С-200, которыми располагали ракетчики, имели радиус действия 180 километров и были достойными конкурентами самым передовым западным разработкам.

Из Москвы действиями контингента руководил заместитель главкома ПВО генерал-полковник Борис Бочков. Непосредственное командование контингентом из Дамаска осуществлял генерал-лейтенант Константин Бабенко.

Силу советских ПВО израильтяне уже испытали на себе во время боевых действий на Синае. И желание рваться к Дамаску у них пропало. Чувствуя за спиной «поддержку дружеских ракет», Асад объявил о создании вдоль линии фронта «зеленой зоны» и о том, что вторгнувшиеся в нее израильские самолеты будут сбиваться.

После этого и налеты, и боевые действия в целом прекратились. Только в октябре одинокий самолет «Хоккай» все же пересек роковую черту и действительно был сбит советскими ракетчиками по личному указанию Асада.

Ситуация вновь обострилась, но 23 октября внимание мира переключилось на события в ливанской столице, где террорист-смертник из организации «Хезболлах» взорвал штаб-квартиру американских морпехов. Итог — 241 погибший.

Эскадры США, Великобритании, Франции и Италии приступили к блокаде ливанского побережья с целью не допустить снабжения поддерживаемых сирийцами шиитских и друзских формирований. Открывая огонь, корабельная артиллерия лупила и по сирийским частям, располагавшимся вдоль магистрали Бейрут -Дамаск.

Достойным ответом стало уничтожение советскими ракетчиками 4 декабря 1983 года двух американских штурмовиков — А7 «Корсар» и А-6 «Интрудер». Это были первые потери американской морской авиации со времен войны во Вьетнаме. В последующие пять суток список потерь авиации НАТО пополнился семью американскими и двумя французскими самолетами. Израильтяне тоже потеряли восемь самолетов, половина из которых приходилась на долю советских ракетчиков, а половину записали на свой счет ВВС Сирии.

По сути две сверхдержавы вступили в прямое военное столкновение, но афишировать сей факт никому не хотелось. Между тем поддерживаемые-сирийцами друзы и шииты перешли в наступление на Западный Бейрут. И от греха подальше миротворческие (а, по сути, натовские) силы были выведены из ливанской столицы.

Неудачная «ответка»

В январе 1984 года неизвестные атаковали базу 220-го зенитно-ракетного полка в Хомсе. Убитых среди советских ракетчиков не было. Сирийская охрана честно выполнила свой долг, заплатив 20 погибшими. Потери нападающих были втрое больше, но пленных взять не удалось, и кто именно организовал нападение, осталось неизвестным.

Судя по опознанным трупам, «заслуга» принадлежала исламистской «Ассоциации братьев-мусульман», однако многие склонялись к тому, что террористов направляли или ими манипулировали израильские спецслужбы.

Нельзя исключать и еще одну версию. Привыкнув видеть за акциями любых мусульманских террористов «руку Москвы», американцы могли увидеть ее и в уничтожении Бейрутского штаба морпехов. И тогда руками собственных подконтрольных террористов решили отплатить нападением на базу в Хомсе. Не получилось.

В июле 1984 года, честно выполнив свой долг, главные силы советского контингента были выведены с территории Сирии. Военную технику оставили союзникам.

Поняв, кто остался победителем, ливанское правительство денонсировало договор с Израилем и снова стало ориентироваться больше на Москву и Дамаск, чем на Вашингтон с Тель-Авивом.

При этом сотни наших военспецов продолжали службу в сирийских штабах и подразделениях до самого распада Советского Союза. А пункт в Тартусе перешел по наследству к постсоветской России.

Дмитрий МИТЮРИН



,   Рубрика: Военная тайна

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,211 сек. Потребление памяти:8.68 mb