Битва за Каспийское море

Автор: Maks Ноя 27, 2020

В январе 1881 года русские войска под командованием легендарного генерала Михаила Скобелева штурмом взяли туркменскую крепость Геок-Тепе — последний непокоренный оплот Средней Азии. Почти все побережье Каспийского моря стало российским.

Плацдарм для британцев

Туркмения представляла исключительный интерес для царского правительства. Присоединение этой огромной территории значительно усиливало стратегические позиции России на севере Персии и северо-западе Афганистана. А из Персии и Афганистана можно было угрожать Индии — главной жемчужине британской колониальной империи.

Существовали и оборонительные задачи. Туркменское побережье Каспия рассматривалось коварными британцами в качестве плацдарма, с которого можно угрожать как российской Средней Азии, так и российскому Кавказу (путем переброски десанта через море). Необходимо было уничтожить этот опасный плацдарм.

Наконец, завоевание Закаспия окружало цепью русских владений бутафорские Хивинское и Бухарское ханства (империя сохранила им формальную независимость) на тот случай, если бы они вздумали восстать. После завоевания Туркмении бунт покоренных узбеков (именно они населяли Хиву и Бухару) был бы абсолютно невозможен — восставшие тотчас оказались бы блокированы со всех сторон российскими войсками.

В общем, судьба Туркмении была уже решена в Петербурге. Оставалось лишь технически осуществить долгожданное завоевание. Надо заметить, что сделать это было непросто.

Туркмены хорошо укрылись за Каракумами — знаменитой азиатской пустыней. Кроме того, эти кочевники были отважными воинами — пожалуй, самыми отважными в тогдашней Средней Азии. Так что процесс их покорения обещал быть проблемным.

В 1877 году генерал Николай Ломакин предпринял поход для захвата Ахалтекинского оазиса — «сердца» тогдашней Туркмении. Кто владел оазисом — тот владел и всей Туркменией. Но по пути отряд Ломакина натолкнулся на сильное сопротивление туркменов и вынужден был отступить. Поражением закончился и его повторный поход в 1878 году.

В 1879 году в Красноводск прибыли значительные подкрепления. Несправившийся Ломакин был заменен генералом Иваном Лазаревым. Новый командир стал готовить очередной поход.

Узнав об этом, туркменские вожди решили: всем туркменам собраться в укрепленном ауле Геок-Тепе — «столице» Ахалтекинского оазиса. Она представляла собой большое поле, окруженное со всех сторон глинобитной стеной. Ширина стены — 4 метра, высота — 6 метров, длина по окружности — 4 километра. Перед стеной — глубокий ров.

— Такая крепость казалась туземцам надежной защитой против захватчиков. Кроме того, туркмены рассчитывали, что марш российских войск по раскаленным барханам пустыни Каракумы значительно ослабит боеспособность русских.

Позорное поражение

Вышло так, как и предполагали туземцы. Генерал Лазарев попался на туркменскую хитрость: встречая на всем пути оставленные аулы, он решил, что завоевание Ахалтекинского оазиса не будет представлять больших трудностей. Не дожидаясь прибытия подкреплений, еды и питьевой воды, не давая отдыха солдатам, Лазарев ринулся на Геок-Тепе.

А дальше произошло неизбежное. Когда уставший русский отряд (после смерти Лазарева им снова командовал Ломакин) подошел к Геок-Тепе, на него навалилась целая армия собравшихся там конных туркменов — сытых, отдохнувших, здоровых.

Несомненно, русские солдаты дрались отважно. Но шансов на успех у них не было. После ожесточенного боя отряд обратился в бегство. Экспедиция на Геок-Тепе закончилась полным провалом.

Эхо позорного поражения пронеслось по всему региону. Еще бы! Впервые, имперским войскам в Средней Азии был нанесен столь сокрушительный удар. Покоренные племена узбеков, киргизов и таджиков стали волноваться.

В Петербурге понимали, что на карту поставлена судьба всех прежних завоеваний в Средней Азии — всего, что достигнуто кровью и потом в течение предшествующих 15 лет. Если показать местным племенам, что русских можно бить и побеждать, то русское владычество в Средней Азии рухнет, как карточный домик.

Нужна была показательная победоносная экспедиция. Не просто успешная, а триумфальная! Задача теперь состояла не в том, чтобы просто покорить туркмен, а в том, чтобы разгромить их наголову.

Но кому поручить выполнение этой ответственейшей задачи? Кого поставить во главе русского отряда? Ведь тут нужен не «обьгчный» генерал, как Ломакин или Лазарев. Нужен человек, который сочетал бы в себе воинский гений с умением рисковать, а лидерские качества — с суровостью. Нужен человек, которого обожали бы свои и боялись бы азиатские туземцы.

Дерзкий генерал

И такой человек в русской армии был. Речь идет, конечно же, о знаменитом «белом генерале» Михаиле Скобелеве.

Скобелева при дворе и в военном министерстве не жаловали. Не любили генерала именно за то, что он был талантлив (а при дворе и при штабах в основном служили люди посредственные). Не любили за то, что он был дерзок — с придворными, штабными и прочими тыловыми «штафирками» (так на армейском сленге называют гражданских лиц). Скобелев знал себе цену и не очень-то церемонился с придворной челядью.

Военным чиновникам (да и самому государю Александру II) было не очень-то приятно вручать командование туркменской экспедицией Скобелеву. Но еще неприятнее было бы потерять Среднюю Азию. Поэтому, скрепя сердце, в Петербурге сделали выбор в пользу Скобелева. В 1880 году он был назначен полновластным командиром всех русских войск, действовавших против Туркмении.

Своим начальником штаба Скобелев тут же сделал полковника Николая Гродекова, который еще в 1879 году писал в Главный штаб: «Надлежащий результат в борьбе с туркменами получится только тогда, когда против них будут действовать так, как действовали против иомудов (одно из племен Средней Азии) в 1873 году». А как же именно? А вот как: «Беспощадно истребить все попадавшееся на пути и наложить на оставшихся от погрома тяжелую контрибуцию».

План военных действий нового похода на туркменов на этот раз составили с исключительной осторожностью. Войска были вооружены до зубов. По всему побережью Каспийского моря у местного населения были конфискованы верблюды для перевозки грузов и насильно взяты провожатые к ним.

Заготовки продовольствия и закупка верблюдов велись также в Персии. В то же время под давлением России персидское правительство отказалось продавать продовольствие туркменам.

Азиатская тактика против азиатов

Место подрыва и входа в крепость Геок-тепеУчитывая печальный опыт экспедиции Лазарева — Ломакина, Скобелев продвигал свои отряды с большой медлительностью и осторожностью, строя на всем пути укрепления для охраны тыла наступающих войск, создавая большие резервы продовольствия и боеприпасов. Умный русский генерал всячески избегал стычек с партизанскими отрядами туркменов, признавая их преимущество в кавалерийской атаке.

Когда туркменам стал известен большой размах подготовительных мероприятий Скобелева, в Геок-Тепе созвали маслахат (совещание вождей). На маслахате наиболее благоразумные ханы выступили с предложением пойти на мировую с «белым генералом». Но это предложение вызвало такое возмущение среди собравшихся вождей, одержимых жаждой русской крови, что «ханов-миротворцев» чуть не растерзали.

Маслахат решил оказать русским войскам упорное сопротивление, прибегнув к старому испытанному средству: вновь укрыться под защитой бастионов крепости Геок-Тепе. Однако ситуация была уже не та, что годом-двумя ранее. Русские теперь хорошо знали весь маршрут до Геок-Тепе.

Скобелев только и ждал того, чтобы как можно больше туркменов собралось за стенами Геок-Тепе. Тогда можно будет накрыть их всех разом. Все неприятельское войско прекратит существование — и победа будет действительно эффектной. В этом плане Скобелев был достойным наследником Суворова и Бонапарта — главных адептов «стратегии сокрушения», то есть максимального истребления вражеской силы.

Стремясь укрыться за стенами Геок-Тепе, туркмены не учли простой вещи. Укрепления хорошо защищали от атак кавалерии или пехоты, но этим глинобитным стенам было не устоять перед главным козырем европейцев — перед артиллерией. А именно на артиллерию сделал упор русский командующий, его экспедиционный корпус был под завязку набит пушками разных калибров и боеприпасами к ним.

В июле 1880 года русские войска генерала Скобелева подошли к Геок-Тепе. Генерал не торопился идти на приступ. Он «перехватывал» туркменские пути сообщения, проводил зачистку окрестных территорий от туркменских партизан, дожидался подхода подкреплений и подвоза боеприпасов и провианта.

Скобелев медленно, но верно изматывал противника в мелких боях. Он с успехом применял эту исконно азиатскую тактику против самих азиатов.

Чтобы парализовать действия туркменских партизанских отрядов, Скобелев распорядился засыпать ряд колодцев. Таким образом было образовано безводное пространство радиусом 100 километров.

Безумная храбрость туркменов

В декабре эта относительно «статичная» часть воинской операции завершилась. Пора было приступать к окончательной ликвидации туркменской цитадели. После тщательной подготовки и сокрушительного артиллерийского обстрела русские войска 20 декабря штурмом взяли соседнюю крепость Янги-Кала.

Эта крепость была важна тем, что она охраняла источники питьевой воды, которая по тайным подземным ходам поступала в Геок-Тепе и питала защитников цитадели. Захват Янги-Кала давал возможность Скобелеву перекрыть поставку воды в Геок-Тепе и тем самым — рано или поздно — принудить защитников крепости к сдаче.

Однако Скобелев так не сделал. Он все же пошел на штурм. Зачем?

Ответ прост — политика! Как мы уже сказали, империи не нужна была мирная сдача. Это совершенно не впечатлило бы окрестные племена. Империи нужна была «показательная порка» непокорных. Нужен был такой беспощадный разгром, который заставил бы содрогнуться всю Среднюю Азию.

Полковник Гродеков впоследствии вспоминал, что Скобелев заранее просил Главный штаб не посылать к нему офицеров, которые склонны к излишней «сентиментальности». Иными словами, таких, которые не приемлют массовых карательных акций.

23 декабря 1880 года русские войска начали натиск на Геок-Тепе. Надо сказать, что туркмены держались очень стойко. Борьба с ними отнюдь не была легкой прогулкой.

В защите крепости участвовало, поголовно все население Ахалтекинского оазиса, включая женщин и детей (всего около 45 тысяч человек). Интересно отметить, что среди защитников Геок-Тепе не нашлось ни одного изменника. Фанатизм туркменских воинов признал даже скобелевский начштаба — полковник Гродеков. Он писал: «За все время войны с туркменами мы не имели ни одного лазутчика из их среды».

Соотношение сил было явно невыгодным для туркменов. Они совсем не имели артиллерии. Ружей было всего около 5 тысяч (почти все — древние фитильные самопалы). Количество боеприпасов было крайне ограничено.

Скобелев же подготовился к операции превосходно. Его войска (8 тысяч солдат) были вооружены ружьями нового образца и располагали большим количеством пушек. Запасы боеприпасов были огромны.

Нехватку техники туркмены пытались компенсировать безумной отвагой, доходившей до фанатического самопожертвования. Регулярно отряды джигитов совершали вылазки на позиции русских войск. Так, в ночь на 28 декабря туркменский диверсионный отряд произвел нападение на наш Апшеронский полк. В результате полк понес большие потери, потерял полковое знамя (неслыханное дело!) и орудие.

Чтобы не допустить распространения среди своих солдат «депрессивных настроений» (утрата знамени и большие потери апшеронцев неприятно шокировали все русское войско), Скобелев решил как можно быстрее штурмовать Геок-Тепе. С этой целью была ускорена работа по подведению минного подкопа под крепостную стену.

Войска идут на штурм

12 января 1881 года крепостная стена была взорвана, и при поддержке сильного артиллерийского огня отряд Скобелева бросился на штурм Геок-Тепе. Наши войска теснили неприятеля, который оказывал отчаянное сопротивление. После долгого боя уцелевшие туркмены бросились в бегство через северные проходы крепости. Часть туркменских воинов осталась в цитадели и была полностью истреблена.

Скобелев преследовал отступающего врага на протяжении 15 верст. Крепость Геок-Тепе — последний оплот непокорных азиатов — перестала существовать. Русские потери при штурме составили 398 человек (в том числе 34 офицера). Туркмены потеряли значительно больше.

В Геок-Тепе погибло около 20 тысяч туркменов — разного пола и возраста. Скобелев, верный принципам азиатской войны, разрешил своим войскам в течение четырех дней беспрепятственно грабить захваченную крепость. Солдаты-победители «раздуванили» (разделили) между собой одежду, женские украшения, ковры и прочее «удобоносимое» мелкое имущество, найденное в Геок-Тепе.

Имущество же крупное — повозки, верблюды и лошади, склады с продовольствием — было отобрано в казну. Такого конфискованного имущества набралось на 6 миллионов золотых рублей.

В общем, все случилось так, как и хотел Скобелев. Туркмены были не только покорены, но и демонстративно наказаны. Полковник Гродеков с удовлетворением писал: «Погром был полный — именно такой, какой должен быть в Азии! Погром был именно в таких размерах, о которых Скобелев мечтал еще в Петербурге: он поразил не только воображение уцелевших взрослых, но, наверно, останется в памяти будущих поколений. Погром должен был быть и в том случае, если бы Геок-Тепе сдался до штурма».

После падения Геок-Тепе присоединение остальных туркменских территорий к России было всего лишь делом времени. Русские войска быстро захватили весь Ахалтекинский оазис. 18 января был занят Ашхабад.

В Ашхабад, в штаб-квартиру Скобелева, началось настоящее паломничество туркменских ханов. Теперь они беспрекословно соглашались стать подданными российского царя. Средняя Азия содрогнулась: о каком-либо бунте против новых властителей никто не смел и помышлять. Генерал Скобелев блестяще выполнил свою задачу.

Марат КУРАМШИН

Загадки истории » Главное сражение » Битва за Каспийское море

, , , , ,   Рубрика: Главное сражение 3 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:31. Время генерации:0,214 сек. Потребление памяти:7.47 mb