Царь костей

Автор: Maks Апр 15, 2022

Закрытый, а еще хуже, отрытый перелом кости — трагедия в жизни человека. Еще сто лет назад она грозила ампутацией конечности, ибо кости могли не срастись и загноиться. Наложение гипса лишь отчасти улучшило положение, но кости часто срастались неправильно, и человек оставался хромым. Революцию в ортопедии совершил провинциальный врач Гавриил Илизаров.

В преддверии нового 1952 года травматолог-ортопед Курганской областной больницы Илизаров представил на собрании Научного медицинского общества свой «аппарат для остеосинтеза». Изобретение коллеги встретили прохладно.

Помочь гармонисту

Курганская область затерялась на границе между Уралом и Сибирью, но и там нужно было лечить людей. Молодой врач Косулинской райбольницы Гавриил Илизаров этим и занимался: принимал роды, вырезал аппендицит, лечил фронтовиков с тяжелыми переломами. Особенно ему хотелось помочь гармонисту, который ходил на костылях, а игрой на гармони добывал копейки на жизнь. Хотя это был молодой и крепкий мужчина. Проблема была в туберкулезе коленного сустава, который не давал мужчине ходить.

Елизаров долго размышлял, как можно помочь, и пришел к выводу, что кости можно «раздвинуть». Сделать это возможно с помощью аппарата, похожего на велосипедное колесо со спицами. Поначалу он сам решил его собрать. В сарае взял черенок лопаты, прототип кости, и, просверлив его, вставил металлические стержни — спицы. Так он видел лечение переломов: кость в ноге выше перелома сверлят и вставляют в нее спицу. Ниже перелома делают то же самое, но нижняя спица находится под прямым углом к верхней. Спицы крепят на кольцо, по принципу велосипедного колеса, и тоже натягивают. Это позволяло переместить кость на нужные миллиметры для правильного срастания.

Корректировка положения спиц производится травматологом на основе рентгеновских снимков. При этом аппарат на время сращивания кости служил опорой, беря на себя вес больного, и тот мог ходить. Проблема атрофии мышц и пролежней в этом случае исчезала.

Когда Илизаров показал эскиз аппарата знакомому слесарю Григорию Николаеву, тот кивнул: «Сделаю!» Но надо было подобрать металл, который бы не коррозировал в тканях. Доктору пришлось стать материаловедом и даже залезть в сопромат. Когда материал был найден, Николаев с помощником собрали конструкцию. От задумки до готового изделия прошло больше года, и Илизаров сразу пустил его в дело. Естественно, первым, кто испытал его на себе, стал тот самый гармонист. Спустя пару месяцев он пошел самостоятельно. Об успехе Илизарова стало известно в Курганском облздраве, и его перевели в областную больницу на должность травматолога-ортопеда, а также по совместительству бортхирургом санитарной авиации.

Встала и пошла

В отделении областной больницы Илизаров развернулся по полной. Самый тяжелый случай был у Марии Крашаковой. 15 лет назад она сломала ногу. Перелом зажил неправильно, женщина передвигался на костылях. На предложение молодого врача она не надеялась: «Попробуем, терять уже нечего». После операции Илизаров два дня дежурил у ее палаты, проверяя состояние. А на третий день Мария встала на костыли. Спустя неделю пошла сама! Ей не верилось, за 15 лет она отвыкла от ходьбы. Спустя три недели рентген показал полное сращивание костей. Сняв аппарат, Илизаров отправил ее домой, в родной совхоз. О приезде женщина никого не известила, надеялась, что на станции найдет знакомых с транспортом. Увы! Пришлось «колченогой» идти 9 километров. Односельчане встретили ее почти как Христа, ходящего по воде.

Об успехах Илизарова и его чудо-аппарата вести разнеслись быстро.

Аппарат ИлизароваГлавный хирург области Яков Витебский напутствовал: «Дерзай, Гавриил, мы тебя поддержим». И Илизаров дерзал, применив дистракцию — медленное раздвигание колец аппарата по мере срастания кости. Ногу одного пациента удалось выровнять с другой, удлинив на 12 сантиметров.

9 июня 1952 года Минздрав выдал Илизарову авторское свидетельство №98471, официально разрешив применение аппарата. Казалось бы, можно освоить его выпуск в промышленном масштабе и применять повсеместно. Но не тут-то было! В 1956 году Илизаров представил аппарат на Всесоюзной конференции травматологов. Те, услышав, что больного с открытым переломом на третьи сутки заставляют ходить, ушам своим не поверили. Классическое лечение подразумевало 3-4 месяца покоя с гипсом на ноге. Тогда Илизаров провел демонстрационные опыты на собаках. В 1959 году куратор опытов Владимир Стецула доложил на конференции в Харькове, что костная ткань при применении аппарата сращивается так же быстро, как поврежденная кожа.

Удивительно, но сенсация пошла вразрез со взглядами руководства главного ортопедического института в Москве. Как так — какой-то провинциальный терапевт обскакал специализированное медучреждение? Директор ЦИТО Мстислав Волков решил поставить выскочку на место, просто «перекрыв кислород» в виде публикаций и выступлений на конференциях.

Звездные покровители

И все-таки среди пациентов Илизарова находились и влиятельные люди, а в его отделение приехали 30 молодых травматологов со всей страны. В 1963 году Илизаров, выступая на первом Всесоюзном съезде травматологов-ортопедов, выдал новую сенсацию: постепенное растяжение стимулирует рост и регенерацию костных тканей. Казалось бы — прорыв! Но Илизарова по-прежнему воспринимали как чудака. Финансирование его отделения было скудным, пациенты лежали на рваных простынях и в ветхих пижамах. Из-за антисанитарии и скученности в отделении произошла вспышка стафилококка. В палатах, где лежали больные с просверленными костями, это было смерти подобно. И она не замедлила себя ждать, несколько человек умерли.

Взбешенный Илизаров собрал рваные простыни и пижамы и явился с ними в Курганский обком. Визит пришелся на время смещения Хрущева, испуганные чиновники не стали возражать, а пошли навстречу — улучшили снабжение отделения и заказали на Красногорском механическом заводе промышленную партию аппаратов. Тогда же ему предложили «теплое место» в Москве. Но врач, почувствовав ловушку, решил остаться в Кургане, где его медицинскую деятельность никто не запрещал.

Настоящий прорыв случился, когда Илизарову привезли звездного пациента — олимпийского чемпиона Валерия Брумеля. Тот попал в автокатастрофу, пережил 25 операций, но так и не мог полноценно передвигаться. Кости не срастались, более того — начали гнить. В Москве, в ЦИТО его безуспешно лечили, но ничего не получалось. По секрету кто-то из врачей шепнул Брумелю — в Кургане есть один сумасшедший, который может тебе помочь. Терять Брумелю было нечего, он полетел в Курган.

Илизаров после рентгена и осмотра отправил Брумеля в операционную: рассек большеберцовую кость в двух местах, почистил пораженные остеомиелитом края и внедрил свои спицы. Спустя сутки после операции спортсмен на костылях ушел из палаты смотреть телевизор. А через две недели ковылял с тростью, чтобы через месяц пересесть на велосипед. Аппарат сняли через 4,5 месяца, еще через четыре Брумель катался на велосипеде. После лечения Валерий прыгнул на 2,05 метра, но повторить прошлые рекорды уже не смог.

Другим звездным пациентом Илизарова стал председатель Союза композиторов Дмитрий Шостакович. В Курган его привез тот самый Брумель. Несмотря на то что недуг Шостаковича был не по профилю Илизарова, тому удалось добиться прогресса — Шостакович вновь сел за рояль. Когда композитор поправился, то написал Брежневу восторженное письмо с просьбой дать Илизарову орден Ленина. И Брежнев дал! А в 1971-м правительство выделило Илизарову целую клинику со штатом в 1300 сотрудников. Его аппарат наконец-то получил путевку в жизнь!

Лев КАПЛИН

  Рубрика: Гениальные изобретения 225 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,679 сек. Потребление памяти:9 mb