Добрый дядя Шеварнадзе

Автор: Maks Янв 16, 2020

Россия и США не могли договориться о разграничении морских пространств в районе Берингова пролива с 1867 года. Вопрос был решен в 1990 году одним росчерком пера министра иностранных дел Эдуарда Шеварднадзе. Благодаря ему страна лишилась нефтеносного шельфа и огромной акватории Берингова моря, богатой морскими ресурсами.

Сейчас уже ни у кого нет сомнений — начиная с прихода к власти Михаила Горбачева партийная номенклатура сделала все, чтобы добить СССР. Среди могильщиков строя чаще называют самого Горбачева, первого президента России Бориса Ельцина, «архитектора» перестройки Александра Яковлева и даже Юрия Андропова, который гордился тем, что сумел «задавить» самосознание русского народа.

Дали «порулитъ» медбрату

Одни действовали по глупости, другие — по неведению или за обещанные Западом преференции. Но среди всех имен всегда отдельно будет стоять имя Эдуарда Шеварднадзе, человека, под шумок лишившего Россию нефтеносного шельфа и богатых морских угодий.

Шеварднадзе родился в Грузии в 1928 году, окончил медтехникум в Тбилиси, по специальности никогда не работал и пошел сначала по комсомольской, а потом и по партийной линии. В 1957 году он был уже первым секретарем ЦК ВЛKCM Грузии. Именно на этом посту он свел знакомство с другим «могильщиком» СССР — Горбачевым, который работал комсомольским функционером в Ставрополье.

В 1961 году Шеварднадзе перешел на партийную работу: в 37 лет стал министром охраны общественного порядка Грузинской ССР, а затем был назначен министром внутренних дел с присвоением звания генерал-майора внутренней службы.

В 1972 году Шеварднадзе избрали первым секретарем ЦК Компартии Грузии, вместо Василия Мжаванадзе, которого обвиняли во взятках и симпатии к подпольным цеховикам. Шеварднадзе клялся, что наведет порядок, но криминальный бизнес, наоборот, расцвел махровым цветом, а Грузия еще больше погрязла в коррупции.

В 1985 году дорвавшийся до власти Горбачев расставлял по ключевым постам «своих» людей, и Шеварднадзе ему пригодился — Горбачев назначил его, не знающего ни одного иностранного языка и не имеющего дипломатического опыта, министром иностранных дел СССР. Горбачеву было неважно, что Шеварднадзе некомпетентен, главным было то, что оба лелеяли мечты о либеральных переменах и любили красивую жизнь.

Господин «Да»

Эдуард ШеварнадзеВот с такими «лидерами» СССР и подошел к переломному моменту истории. Они на протяжении пяти лет активно сдавали позиции Соединенным Штатам Америки, затем, в 1987 году, Шеварднадзе подписал Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, по которому СССР уничтожил в 2,5 раза больше носителей и в 3,5 раза больше боеголовок, чем США. А в 1990 году страна получила такой «привет» от министра иностранных дел, от которого она не оправилась до сих пор.

Речь идет о Соглашении между СССР и США о линии разграничения морских пространств или USA/USSR Maritime Boundary Agreement, то есть о договоре между СССР и США о границах экономических зон и шельфа в Чукотском и Беринговом морях, и между островами Ратманова и Крузенштерна.

США предложили решить вопрос в самый подходящий для них момент: в 1990 году в партийной верхушке царил разброд, «демократия» шагала по стране семимильными шагами, сея разруху и нищету, а номенклатура видела в переменах лишь возможность набить карманы.

Предыстория вопроса уходит корнями в XIX век, когда в 1867 году была подписана конвенция об уступке Российской империей США Аляски. Уже тогда стороны не пришли к единому мнению относительно линии разграничения, и каждая понимала ее по-своему.

Это вопрос США снова подняли в 1976 году, но тогда речь шла прежде всего о разграничении рыболовных зон в центре Берингова пролива. Уже тогда Америка получила внушительный участок акватории, а районы промысла СССР сократились. Правда, США компенсировали потери СССР ежегодными квотами на вылов рыбы, но в 1981 году отказали советским рыбакам и в этом, сославшись на то, что СССР ввел войска в Афганистан и таким образом стал «страной-агрессором».

Страны сразу начали переговоры по этому вопросу, однако к соглашению не пришли. СССР предлагал провести границу четко по серединной линии, а США надеялись прибрать к рукам месторождения нефти на шельфе. Это удалось лишь в 1990 году, когда к власти в СССР пришли сговорчивые либералы, которые за преференции для себя могли отдать Штатам все что угодно.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что 1 июня 1990 года Шеварднадзе полностью согласился на условия американцев. Со стороны США соглашение подписал госсекретарь Джеймс Бейкер. По нему к США отходили 23 700 квадратных километров акватории, 7700 квадратных километров исключительной экономической зоны СССР и 46 300 квадратных километров нефтеносного шельфа, находящегося вне двухсотмильной зоны США.

Советскому Союзу отходили всего 4600 квадратных километров шельфа, то есть страна теряла все и не получала ничего. В некоторых местах экономическая зона СССР сократилась до 150 миль, а зона США была расширена до 250 миль, что противоречило международному законодательству. Но США было плевать на законы.

Поскольку у Шеварднадзе и у Бейкера были подозрения, что в СССР соглашение не ратифицируют, они тут же, в течение 15 дней обменялись нотами, подтверждающими его «временное» применение!

Забирайте даром!

Позже экс-депутат Верховного совета СССР Анатолий Чехоев провел расследование, как вообще стало возможным подписание такого договора. Депутат нашел несколько весьма странных обстоятельств.

Оказывается, на договоре должна была стоять подпись Горбачева, однако в последний момент тот увильнул от ответственности. Возможно, даже ему этот договор показался актом вопиющей безграмотности и заставлял задуматься о компетентности и даже продажности руководства СССР. Поэтому договор с Бушем-старшим и Бейкером обсуждал именно Шеварднадзе, поэтому он и подписал его.

Соглашение якобы обсуждалось 3 мая 1990 года на заседании Политбюро и им было одобрено. Однако выяснилось, что в повестке заседания ничего подобного не было. Зато в протоколе заседания внизу появилась приписка — «соглашение одобрить». Стенограмма заседания исчезла, а значит, выяснить правду невозможно.

Зато было найдено постановление Совета министров СССР от 30 мая 1990 года, которое гласит следующее: «Министерству иностранных дел СССР оформить с американской стороной договоренность о временном применении указанного Соглашения после его подписания до вступления в силу». Значит, все в порядке? Политбюро одобрило, Совмин — издал постановление, Шеварднадзе — его подписал?

Не все так просто — на бланке Совмина есть печать Общего отдела управления делами, но нет ни одной подписи. Более того, председатель Совета министров СССР Николай Рыжков утверждает, что проект договора о разграничении на Политбюро не рассматривался и в Правительстве не утверждался. Тогда вообще непонятно, на каком основании он был подписан Шеварднадзе на следующий день — 1 июня!

К соглашению приложил руку даже Виктор Черномырдин, который до 1989 года был министром газовой промышленности СССР: он подписал для Политбюро справку о бесперспективности шельфов Берингова моря с точки зрения нефте- и газоносности.

Заговор?

Скорее всего, да. Недаром даже в 1997 году экспертная комиссия, работавшая над обоснованностью соглашения, подтвердила его, ведь Правительство в это время возглавлял Черномырдин, который пресекал попытки российских политиков-депутатов повлиять на ситуацию.

С такими «друзьями» враги не нужны

США сразу же ратифицировали соглашение Шеварднадзе — Бейкера, которое в его английском варианте звучало так: «Соглашение о морской границе». Подобные отличия имелись во всех пунктах договора, что позволило США трактовать их в свою пользу. В СССР и в России документ не был ратифицирован и не был опубликован.

В 1999 году вопрос о нем снова всплыл на поверхность, но Госдума РФ снова отказалась ратифицировать соглашение. Более того, она приняла решение о восстановлении прав страны. В 2002 году Генпрокуратура России провела проверку правомочности подписи Шеварднадзе, но претензии политику предъявить не смогли.

По данным Счетной палаты на 2003 год, из-за Шеварднадзе Россия потеряла 2,2 миллиарда долларов. Если он хотел насолить русским «за оккупацию», то в этом он преуспел. Кстати, он же подписывал и еще одно знаковое соглашение — о выводе войск из Восточной Германии.

Распад СССР не заставил его отказаться от власти: он вернулся в Грузию и возглавил страну, переориентировав ее на США. И даже уйдя в отставку, призывал США наказать «злых русских» за то, что посмели принудить грузинскую армию к миру в 2008 году.

Правда, в его правление Грузия почему-то не разбогатела. Видимо, для управления даже такой небольшой страной бывший медбрат был малопригоден.

Александр ЛАВРЕНТЬЕВ

,   Рубрика: Власть

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:62. Время генерации:0,634 сек. Потребление памяти:10.08 mb