«Форточка» в Европу

Автор: Maks Ноя 8, 2022

Если Петербург величали «окном в Европу», то Немецкую слободу, существовавшую в Москве, пожалуй, можно назвать «форточкой». Но без «форточки» не было бы и «окна».

«ИЗГНАНЫ НАГИМИ, В ЧЕМ МАТЬ РОДИЛА»

Массовое появление иностранцев в России обычно связывают с реформами Петра Великого. Но первые иностранные («немецкие») поселения появились в нашей стране задолго до царя-реформатора. Можно вспомнить хотя бы Готский и Немецкий дворы в Новгороде XII-XVI веков. Однако в первую очередь, конечно, на ум приходит знаменитая Немецкая слобода в Москве — Кукуй.

Василий III, отец Ивана Грозного, завел себе почетную стражу из наемников-иностранцев и отвел им для поселения слободу Наливки в Замоскворечье. Это поселение было уничтожено крымским ханом Девлет-Гиреем во время его нападения на Москву в 1571 году.

Обладавший крутым нравом Иван Грозный не особо церемонился с соотечественниками, но к иностранцам, как ни странно, благоволил. При нем, например, были установлены дипломатические отношения между Московией и Англией, а в Москве появился Английский двор, где располагалась английская торговая Московская компания. Известно также о весьма теплых личных отношениях между Иваном и королевой Елизаветой, к которой он даже сватался.

В царском войске в немалом количестве сражались иностранные наемники: немцы, литовцы, поляки, шведы. При дворе служили иностранные врачи, привечали также иноземных астрологов и алхимиков. Кроме того, за время Ливонской войны в Москве оказалось немало пленных. Для поселения им предоставили место в устье реки Яузы на ее правом берегу. По названию протекавшего здесь ручья слобода получила название Кукуй.

Иноземцам жилось довольно вольготно. Их никто не притеснял, они пользовались массой привилегий, в частности, могли исповедовать свою религию, сохранять свои обычаи и традиции, носить европейскую одежду, производить вино. Но избежать царского гнева «немцам» не удалось. В 1580 году Иван Грозный разгромил слободу. По свидетельству французского наемника Жака Маржерета, иностранцы были «зимой изгнаны нагими, в чем мать родила».

Иностранцев обвинили в том, что они занимаются ростовщичеством, спекулируют водкой и спаивают живущее неподалеку русское население. По-видимому, имели место и доносы на «немцев» со стороны местного духовенства, видевшего в иностранцах угрозу православию.

НОВЫЙ КУКУЙ

Немецкая слободаВообще говоря, благополучие «немцев» в Москве зависело от текущей политической ситуации и личности правителя. Скажем, Борис Годунов к иностранцам относился хорошо. В этом смысле его можно с полным правом именовать предтечей Петра I.

А вот во время Смуты Немецкую слободу полностью сожгли. Однако поднимавшаяся из руин страна остро нуждалась в иностранных специалистах для развития экономики и формирования боеспособной армии. В Россию массово ехали европейские купцы, ремесленники, врачи, инженеры, военные. Многие из них снискали здесь громкую славу и прославили свое новое Отечество.

По указу царя Алексея Михайловича от 4 октября 1652 года иностранцы, не принявшие православие, должны были выехать за пределы Москвы и обосноваться в Новой Немецкой слободе на правом берегу Яузы.

Как и старую, новую слободу нередко называли Кукуй. Первоначально в ней проживали 1200 человек, но к началу XVIII века население возросло вдвое. Центральная улица слободы получила название Большой. В XIX веке ее переименовали в Немецкую, а в 1922 году — в Бауманскую (в память об убитом на ней 18 октября 1905 года революционере Николае Баумане). Разумеется, в Немецкой слободе бывали и русские люди. Особенно она полюбилась Петру I.

Кукуй стал для него маленькой Европой (с настоящей Европой царь познакомится только в ходе Великого посольства). В Кукуе Петр забывал старозаветные условности, щеголял в европейском платье, устраивал пирушки и вообще перенимал массу нового из иностранного быта. Здесь он познакомился со своей любовницей Анной Монс, а также с Францем Лефортом и Патриком Гордоном, которые стали его ближайшими и незаменимыми соратниками.

При Петре I страна стремительно менялось, поэтому уже к началу XVIII века Немецкая слобода потеряла свою самобытность и постепенно стала застраиваться дворцами аристократов. Она сильно пострадала от пожара 1812 года, после чего ее заселили купцы и мещане. Часть территории получила название Лефортово.

Сегодня мало что напоминает о прежнем Кукуе. Если он и остается в памяти москвичей, то, пожалуй, лишь благодаря той самой Бауманской улице.

Дмитрий ОВЧИННИКОВ

  Рубрика: Праздники, нравы и традиции 105 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,214 сек. Потребление памяти:9.28 mb