Хроника одной фальшивки

Автор: Maks Мар 15, 2019

После того как Никита Хрущёв и его товарищи расправились с Лаврентием Берией, против него — уже мёртвого — развернули беспрецедентную кампанию чёрного пиара. Там было всё: и замученные партийцы, и изнасилованные школьницы, и предательство дела социализма. В числе прочего говорилось и о его работе на английскую разведку. Почему именно английскую, а не американскую или, скажем, японскую?

Берия был агентом английской разведки?

В 1919 году Лаврентий Берия, находясь в Баку, несколько месяцев работал в контрразведке мусаватистского правительства. Мусаватисты — азербайджанские националисты, враги большевиков, — находились под контролем англичан. Раз работал на них — значит, и на англичан. А контрразведка ли, разведка ли — какая разница?

Впрочем, в работе на контрразведку Берию обвиняли тоже. А ещё в том, что впоследствии он тщательно затирал следы и уничтожал всех, причастных к этой жгучей тайне.

Что же там было на самом деле?

Рождение тухлой сенсации

Берия действительно работал в мусаватистской контрразведке. Впрочем, работал он там по заданию партии «Гуммет», одной из трёх коммунистических партий города Баку образца 1919 года. Он никогда этого факта не скрывал. Да и бесполезно было скрывать при таком количестве свидетелей.

Тем не менее это обвинение всплывало снова и снова. Данный вопрос разбирался в ЦК компартии Азербайджана в 1920 году. В 1926 году Ивана Павлуновского, назначенного председателем ГПУ Закавказья, вызвал Дзержинский и предупредил: есть там в ЧК такой парень, по фамилии Берия, который работал в мусаватистской контрразведке, но пусть это Павлуновского не смущает — он делал это по заданию партии. Об этом же Павлуновскому говорил тогдашний первый секретарь Закавказского крайкома ВКП(б) Серго Орджоникидзе. Знали об этом Киров, Микоян, да и Сталин знал.

Тем не менее ещё в середине 1930-х годов оппозиционеры пытались использовать эту сплетню против Берии. Вылезла она и на июньском пленуме ЦК ВКП(б) в 1937 году. Причём выступил с ней человек, который был «в теме» — нарком здравоохранения Григорий Каминский.

В знаменитой речи на XX съезде КПСС Хрущёв говорил: «Ещё в 1937 году на Пленуме ЦК бывший нарком здравоохранения Каминский говорил, что Берия работал в мусаватистской разведке. Не успел закончиться Пленум ЦК, как Каминский был арестован и затем расстрелян».

Про первые четыре дня июньского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года мы не знаем почти ничего — их стенограмма «не сохранилась». Известно, что заседания были посвящены «чистоте рядов», в том числе всеобщей ругани сталинистов и очередной оппозиции, которую вождь начал вышибать с тёплых местечек в партаппарате — а те, естественно, всячески сопротивлялись. И заявление Хрущёва отчасти проливает свет на методы этой борьбы.

Во время пленума Каминский действительно являлся наркомом здравоохранения. Но по ходу своей заковыристой карьеры он в 1920-1927 годах побывал ответственным секретарём ЦК КП(б) Азербайджана и в силу занимаемой тогда должности не знать, что было на самом деле, просто не мог. Каминский действительно был арестован 25 июня 1937 года, после выступления на пленуме — возможно, даже и за клевету, а уж какие дела вскрылись потом — мы не знаем. Зачем-то ведь он бросался ложными обвинениями!

Снова эта тухлая сенсация возникла после ареста Берии — но тогда она уже никого не впечатлила. Что значит какая-то мусаватистская контрразведка по сравнению с миллионами умученных «органами» партийцев или изнасилованными школьницами?

Машина времени хрущёвских прокуроров

Берия во время учёбыВпрочем, о своей работе в данной конторе Берия сам писал в автобиографии, датированной 1923 годом: «Осенью того же 1919 года от партии «Гуммет» поступаю на службу в контрразведку, где работаю вместе с товарищем Муссеви. Приблизительно в марте 1920 года, после убийства товарища Муссеви, я оставляю работу в контрразведке…».

11 июня 1919 года Комитет государственной обороны Азербайджана объявил в стране чрезвычайное положение и учредил так называемую «организацию по борьбе с контрреволюцией». Это была обычная для того времени политическая полиция, которая вела борьбу со всеми: с белыми, с большевиками, с армянскими националистами. Считается, что Берия работал именно в этой организации.

Более того, из текста автобиографии следует, что смерть «товарища Муссеви» и уход Лаврентия из контрразведки причинно связаны. Странно: если оба были агентами, то после того, как один из агентов гибнет, ценность второго вырастает. Такое могло случиться, если агентом был Муссеви, а Берия — связным.

Но почему считается, что Берия работал именно в этой конторе?

Во-первых, «организация по борьбе с контрреволюцией», строго говоря, не являлась контрразведкой. Ведь никто же не называет контрразведкой ВЧК. Это была политическая полиция, по терминологии того времени — «охранка».

Во-вторых, в своей автобиографии Берия ни словом не упоминает о том, что 6 марта 1920 года «организация по борьбе с контрреволюцией» прекратила своё существование. «Оставил работу» — и всё.

Но самые интересные открытия нас ждут, если мы начнём разбираться с личностью товарища Муссеви.

…Поздно вечером в бакинский ресторан «Новый свет» пришли три человека. Один из них был Муссеви, другой — Леван Гогоберидзе, член Кавказского краевого комитета РКП(б) и председатель бакинской Рабочей конференции, третий — ещё один член ЦК «Гуммет» Ашум Алиев. За соседним столом ужинал со своей дамой некий Гаджибек Сеидбеков, инженер, начальник телеграфа Азербайджанских железных дорог. Далее, по версии полиции, озвученной газетой «Азербайджан», между сидевшими состоялся разговор на политическую тему.

Муссеви заявил, что нынешних представителей Азербайджана они вскоре повесят на центральной площади Баку. Сеидбеков ответил, вспыхнула ссора, оба выхватили револьверы. Отступая к выходу из ресторана, Сеидбеков сумел наповал уложить Муссеви и Алиева и тяжело ранить Гогоберидзе. Редким снайпером, однако, оказался господин телеграфист… Тут же появилась и «кавалерия из-за холмов» — бакинский полицмейстер с приставом участка, которые составили протокол о самообороне и убийстве по пьянке.

Естественно, коммунисты в эту версию не поверили и посчитали происшедшее политическим убийством. Но дело не в этом. Описанный инцидент произошёл… 5 сентября 1919 года. Так что Берия никоим образом не мог работать вместе с Муссеви с осени 1919 года по март 1920-го. И уж тем более он не мог писать такое в 1923 году, когда вся история легко поддавалась проверке.

Газета свидетельствует

Газета «Азербайджан», озвучившая эту историю, вне подозрений — она работала в режиме реального времени, публиковала городскую хронику. А вот автобиография Берии — дело другое. Впервые она была опубликована в сборнике «Берия: конец карьеры», в статье М.И. Кучавы «Из дневника члена Специального судебного присутствия». Автор утверждает, что она содержалась в следственных материалах.

В общем, документ не производит впечатления фальшивки — он подробен, насыщен фактами. Но почему именно эта автобиография от 17 апреля 1923 года попала в дело и впоследствии была опубликована?

Если из двух противоречащих друг другу документов один выплыл на свет в хрущёвское время, он автоматически подпадает под подозрение. При «дорогом Никите Сергеевиче» (и позднее, в 1990-е годы) было изготовлено огромное количество самых разнообразных фальшивок. В том числе делали так: заменяли в подлинном документе 1-2 страницы. Подделать почерк для специалиста легко.

Но если это фальшивка — то зачем?

Вернёмся к газете «Азербайджан». В номере от 6 сентября, в разделе объявлений на первой странице есть извещения о смерти Ашума Алиева и Мирфетаха Муссеви от имени семьи, бакинского комитета студентов-мусульман и президиума Центральной рабочей конференции. А вот на второй странице о гибели Муссеви скорбят начальник «организации по борьбе с контрреволюцией», называющий погибшего своим помощником, и члены вышепоименованной организации.

Хрущевцы активно раскручивали компромат на Берию по нескольким направлениям, и одним из них было сотрудничество с мусаватистской контрразведкой. Так что цепочка вырисовывается предельно простая. Берия сам признает, что работал с Муссеви, а Муссеви был помощником начальника «организации по борьбе с контрреволюцией», это открытым текстом написано в газете «Азербайджан» от 6 сентября 1919 года. Что ещё надо-то? Вот вам и доказательство, в какой именно конторе работал подследственный — в охранке!

Но Берия не мог работать вместе с Муссеви. И, напоминаем, он ни словом не пишет в автобиографии о том, что в начале марта «организация» была распущена. Так где же он служил и откуда ушёл? Может быть, уж коль скоро и он, и другие пишут, что в контрразведке, так он и служил в контрразведке?

28 марта 1919 года в генерал-квартирмейстерском отделе генштаба военного министерства Азербайджана было создано разведывательное и контрразведывательное отделение, аналог большевистского Особого отдела ВЧК, занимавшееся обеспечением безопасности в армии. Вот вам и контрразведка.

Далее: если рассматриваемый нами эпизод биографии подделан, то что было в том листочке, который заменили фальшивкой? Полностью ли выдумана история о работе со старшим товарищем? С чистого листа придумать такое непросто, сюжет нетривиальный. Или работа имела место быть, а фальсификаторы заменили лишь имя?

В следственном деле 1953 года называются имена шести человек, работавших с Берией в контрразведке. И один из них — товарищ в высшей степени примечательный. Звали его Али Байрамов. Он тоже был одним из руководителей «Гуммет», как и Муссеви, а ещё — членом Военно-революционного штаба при Кавказском комитете РКП(б) и военной организации Бакинского комитета РКП(б). И он действительно был убит во второй половине марта 1920 года.

Если уж Берия и вправду ушёл из контрразведки после убийства старшего товарища, при котором был связным, то Байрамов подходит на эту роль гораздо лучше, чем Муссеви, хотя бы потому, что Муссеви не имел никакого отношения к военным делам. А бывший командир военного судна Бакинской коммуны, член военно-революционного штаба Кавказского краевого комитета и военной организации Бакинского комитета — имел.

Да, но чем они там, в контрразведке, могли заниматься? А вот тут получается очень интересный расклад. Большевики ведь не только армиями воевали — они были асами тайной работы.

Как сдать республику?

Военной властью в Баку заправляли старые царские генералы: военный министр Самед-Бек Мехмандаров, его помощник Али-Ага Шихлинский, начальник Генштаба Мамед-Бек Сулькевич. После прихода большевиков третий был расстрелян, а вот с первыми двумя генералами произошла очень загадочная история. Они были арестованы и некоторое время просидели в Бакинской ЧК, но уже 1 августа 1920 года председатель Совнаркома Азербайджана Нариман Нариманов отправил их в Москву к Ленину как «незаменимых спецов». Впоследствии оба спокойно жили в Советском Союзе, служили в Красной армии, преподавали военные науки и никаким преследованиям не подвергались. Это первый факт.

Факт второй: Азербайджан красные взяли вообще без сопротивления, за то время, которое понадобилось бронепоезду, чтобы дойти от границы до Баку. Что же это за военное руководство, которое даже не пыталось организовать военные действия? С Грузией, например, возились больше месяца..

А вот если связать эти два факта…

Могли ли высокопоставленные азербайджанские военные сдать республику Красной армии? Да легко! Они имели великолепные мотивы, чтобы договориться с большевиками. Оба были генералами царской службы, оба ушли из армии после Февральской революции, а значит, не разделяли её демократических ценностей. Как азербайджанцы и мусульмане, они могли приветствовать независимость Азербайджана — но очень быстро стало понятно, что мусаватисты просто хотят поменять хозяина. Пока на эту роль претендовали турки, приличный мусульманин мог это стерпеть, но когда турки ушли и появились англичане… Тут у нормального военного, не «демократа» и патриота, неминуемо должен был возникнуть вопрос: «Кому и за что страну продали?». А товарищи из контрразведки помогли его решить.

И если Байрамов работал с этой контрразведкой, связывал генералов с большевистским руководством, а Берия ему помогал — то это получается уже совсем другая картинка. По крайней мере статус Байрамова позволял вести такие переговоры. И, кстати, после прихода Красной армии Берию тут же взяли на работу не в ЧК, а в военную разведку.

Но хрущёвских прокуроров это, конечно, не устраивало…

Елена ПРУДНИКОВА



,   Рубрика: Историческое расследование

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:58. Время генерации:0,232 сек. Потребление памяти:8.55 mb