Из криминала в элиты

Автор: Maks Дек 10, 2022

Фраза Карла Маркса о том, что «все крупные состояния нажиты нечестным путем», может быть оспорена в определении «все», но вполне относится к той финансовой базе, на которой расцвел клан Кеннеди. Криминальная аура всегда витала над семейством, и когда самый известный его представитель был убит, две основные версии сводились либо к заговору спецслужб, либо к криминальным разборкам. Впрочем, обе эти версии вполне могут стыковаться.

Наибольшую известность получил Джон Кеннеди, ставший президентом США и совместно с Никитой Хрущевым развязавший, а затем погасивший Карибский кризис. Но не зря эту семью называют кланом: многие Кеннеди имели большое влияние в Америке.

Ирландский фактор

«Нулевой» родоначальник клана Патрик Кеннеди был бедным ирландским иммигрантом, умершим в 1858 году, в возрасте 35 лет и оставившим после себя вдову с тремя дочками и новорожденным сыном. Вдова детей вытянула, а единственный сын Патрик Джозеф в 14 лет был вынужден бросить школу и устроиться в Бостонский порт грузчиком.

На самом деле мешки он тягал мало, а главным образом использовал, так сказать, служебное положение для участия в схемах по контрабанде спиртного. Заработав авторитет и первый небольшой капиталец, Патрик окончил колледж и постепенно переместился в сектор легального бизнеса.

Женившись на дочери владельца бара Мэри Хики, он создал собственную сеть баров и закусочных. Это было время, когда находившиеся в низах общества ирландские иммигранты постепенно начали смещаться вверх по социальной лестнице, тесня, так сказать, «коренных американцев». Да и сами беглецы с Зеленого острова в какой-то степени становились «коренными», поскольку в глазах классических «янки» (из англосаксов) воспринимались меньшими чужаками, чем «понаехавшие» с новыми волнами итальянцы, евреи или всевозможные восточноевропейцы.

Ирландская мафия во времена Патрика Кеннеди была, пожалуй, самой авторитетной и обретала респектабельность (чему он сам и являлся примером). В Бостоне ее влияние было особо заметным, так что ирландцы даже смогли дважды продвинуть в мэры города своего соотечественника Джона Фицджеральда. С ним Патрика сблизили совместные бизнес-проекты и жесткие реалии политической борьбы, когда пролезть в мэры без поддержки головорезов было весьма затруднительно. Мэр со своей стороны обеспечивал партнеру административный ресурс, так что вдобавок к сети баров Патрик стал совладельцем крупной угольной компании.

Так Кеннеди постепенно вошел в истеблишмент и стал заметным политиком — правда, только в масштабах штата Массачусетс. Но ведь и штат это был непростой — можно сказать, колыбель американской нации. Свой «потолок» (с учетом криминального прошлого) основатель клана Кеннеди представлял хорошо, но внуку Джону предсказывал президентство. В отношении собственного сына Джозефа Патрика он, кстати, подобных прогнозов не делал, и не потому, что его недооценивал. Просто за три поколения прыжок из низов на самый верх политического олимпа не сделаешь, а за четыре — можно попробовать.

В мечтах о Белом доме

Сын бутлегера и отец будущего президента тоже обладал деловой хваткой, но сферы бизнеса для себя выбрал пореспектабельней — биржевые спекуляции и сделки с недвижимостью. Другой его бизнес-сделкой была женитьба на Розе Фицджеральд — дочке бостонского мэра. Страстной любви тут не было, но подобранные отцом кандидаты в мужья Розе не нравились, а Джозеф был напорист, умен, обаятелен. Тесть, конечно, не считал его себе вполне ровней, но потом понял, что дочь не промахнулась. Розе муж, правда, изменял постоянно, но это не помещало появлению на свет девятерых детей — четверых сыновей и пяти дочек. Бизнес-удача изменила Джозефу только один раз — когда он решил попробовать себя в качестве кинопродюсера. Зато утешением ему стал роман с кинозвездой Глорией Свенсон.

Став мультимиллионером, Джозеф решил попробовать себя на политической ниве, был одним из ближайших советников президента Франклина Рузвельта, а в 1938 году получил ключевой дипломатический пост посла США в Лондоне.

И здесь он наделал ошибок. Характерная для ирландцев приверженность к католицизму сделала его антисемитом до такой степени, что он даже отказывался выдавать визы пытавшимся эмигрировать в США через Англию германским евреям. Да и к противникам нацизма он не относился. Призывы к «пониманию» с Гитлером аукнулись ему в конце 1940 года, когда США решили в любом случае поддерживать нового британского премьера Черчилля, настроенного сражаться с Германией до последнего.

Кеннеди отозвали на родину, и с политической карьерой ему пришлось распрощаться. Оставалось вложиться в карьеру сыновей — Джозефа Патрика-младшего и Джона Фицджералда (1915 и 1917 годов рождения). Заботливый отец даже прикупил несколько газет, корреспонденты которых должны были воспевать подвиги братьев, отправившихся воевать один с японцами, другой — с немцами, один — во флот, другой — в авиацию.

Джозеф-младший охотился за германскими подлодками, но ни одну из них не потопил, ни один вражеский самолет не сбил и вообще никакими наградами не был отмечен. В августе 1944 года он вызвался на рискованную операцию, выступив как пилот самолета-снаряда, призванного уничтожить установку «Фау-3». Пилот в последний момент должен был катапультироваться, но до цели самолет-снаряд не долетел из-за детонации взрывчатки. Джозеф и его напарник погибли.

В отчаянную авантюру Джозеф влез, ревнуя к славе младшего брата, прославившегося как капитан торпедного катера. Особого ущерба врагу Джон тоже не нанес, зато пресса ярко расписывала, как после тарана своего катера японским эсминцем он спас одного из раненых матросов. Этот эпизод привел к травме спины, которая впоследствии периодически напоминала о себе сильными болями. Зато Джон вернулся домой героем войны и начал победное шествие к президентству.

Первой ступенью было место в палате представителей, которое ему фактически уступил Джеймс Кёрли. На конгрессмена надавил Кеннеди-старший, пообещавший помочь ему решить какие-то личные проблемы.

В 43 года Джон Фицджералд Кеннеди (или, как его еще называли по инициалам, ДФК) стал самым молодым хозяином Белого дома, а вскоре и фактическим главой клана Кеннеди. Дело в том, что 19 декабря 1961 года его отец был сражен инсультом и последние восемь лет своей жизни провел в инвалидном кресле практически безмолвным.

Известный ловелас

Как и положено «Мистеру Успеху», президент был женат на умнице и красавице Жаклин Ли Бувье — дочери нью-йоркского брокера с французскими корнями. Но более примечательны многочисленные любовные приключения ДФК.

Еще до войны у него закрутился роман с королевой красоты Дании Ингой Арвад, которая была фавориткой Гитлера и, вероятно, работала на гитлеровскую разведку.

Первая его яркая любовница после возвращения с войны — актриса Джин Тирни, которая, по одной из версий, ранее побывала в постели Джозефа Кеннеди-старшего. Такая вот семейственность.

Светская львица Памела Дигби развелась со своим мужем Рэндольфом Черчиллем (сыном самого известного британского политика) и коллекционировала мужчин примерно так же, как Кеннеди коллекционировал женщин.

Джейн Мэнсфилд (настоящее имя — Вера Джейн Палмер) была такой же крашеной блондинкой как Мэрилин Монро, занимая после нее второе место в списке тогдашних секс-символов.

Третью же позицию в списке секс-символов занимала Энджи Дикинсон (настоящее имя Анджелина Браун). С президентом ее познакомил певец и актер Фрэнк Синатра — сам известнейший бабник. Кроме того, и ДФК и Синатра имели в числе общих любовниц еще двух кинозвезд — Ким Новак и Элизабет Тейлор.

Ну и жемчужина в короне президента-ловеласа — самая желанная женщина мира Мэрилин Монро. Правда, этот роман породил слишком много проблем, и ДФК попытался переключить внимание Мэрилин на своего брата Роберта — в тот период генерального прокурора. По одной из версий, поняв, что никто из Кеннеди жениться на ней не собирается, Мэрилин собиралась рассказать обе всем прессе и была убита. Операцию провернул Роберт, замаскировав убийство под суицид в состоянии глубокой депрессии.

На самом деле, рассказами об интиме с братьями Кеннеди Мэрилин вряд ли могла поломать им карьеру. Но в теории у нее мог иметься компромат посерьезней. Речь идет о связях ДФК с мафией.

Связи с итальянцами

Клан КеннедиОрганизованная преступность 1950-х годов, разумеется, отличалась от криминала времен дедушки Кеннеди. Наследники ирландских бандитов интегрировались в респектабельный средний класс и даже в элиту. В преступном же мире США ведущие позиции перешли к итальянцам, которые, собственно, и перенесли на американскую почву понятие «мафия».

Выращивать «своих» политиков итальянцы только учились, пока же решили поддержать представителя ирландского клана. Во-первых, ирландцы были еще относительно «новыми американцами». Во-вторых, определенную роль играла общность католической религии (Кеннеди был еще и первым президентом-католиком), а также приверженность к семье и прочим ценностям, которые сегодня называют традиционными.

Для Кеннеди итальянские мафиози были интересны не только как спонсоры, но и как «крестные отцы», способные сплотить значительные массы избирателей — шла ли речь о национальных группах (типа тех же итальянцев) или о профсоюзах, зачастую тоже крышуемых криминалом.

Обычно политики и мафиози пересекались на вечеринках творческого бомонда, где звезды Голливуда выступали в роли коммуникаторов. Самым известным таким посредником как раз и являлся Фрэнк Синатра, выполнявший при ДФК еще и роль сводника.

Помимо перечисленных выше актрис, общей любовницей Кеннеди и Синатры была Джудит Экснер, которую пристроили в Белый дом на малозначительную должность. Попутно она являлась связником между ДФК и криминальным авторитетом Сэмом Джанканой. Эта связь беспокоила ФБР и Джудит из Белого дома выжили, как только она имела неосторожность «залететь» от президента.

Мафиози решили заменить ее на Марию Пинчот Мейер, и, хотя официально на государственную службу эту особу не приняли, она стала не только любовницей, но и главной советницей ДФК по «кубинской проблеме». Здесь-то, возможно, и завязался узел, закончившийся гибелью президента.

Убрать лидера

Расположенная у самого «подбрюшья» США Куба являлась огромной курортной зоной, где можно было не смущаться ограничениями американской Фемиды по части азартных игр.

Однако с приходом в 1959 году к власти Фиделя Кастро страна-курорт превратилась в Остров свободы. Американская организованная преступность потеряла огромные доходы от игорного бизнеса и туризма, а потому требовала от ДФК «продемонстрировать твердость». Именно эта «твердость» наряду с импульсивностью Никиты Хрущева и привела к Карибскому кризису едва не закончившемуся ядерными ударами.

Для президента Кеннеди случившееся стало отрезвляющим душем. Он все-таки был хорошо образованным, интеллектуально развитым человеком, явно не желавшим гибели стране, которую возглавляет. У мафиози интеллектуально-нравственный уровень был, мягко говоря, пониже — их интересовали только доходы, которые они потеряли.

Президент угрозу со стороны мафии осознавал и организовал против нее «крестовый поход», возглавленный генеральным прокурором Робертом Кеннеди. Попутно брат президента пытался установить контроль над главной шпионско-диверсионной спецслужбой ЦРУ, а также над ФБР как главным борцом с организованной преступностью.

В среде американского истеблишмента отнюдь не все считали правильным курс на компромисс с Советским Союзом. Ставленниками этих кругов являлись шеф ФБР Эдгар Гувер, а также шеф ЦРУ Аллен Даллес, которого Кеннеди уволил на первом году своего президентства.

ЦРУ и мафиози сотрудничали на тему организации покушений на Фиделя Кастро, а также организации шпионажа на Острове свободы. Интересы, общая обстановка и тусовка были таковы, что, казалось, сама судьба толкала мафию, ФБР и ЦРУ объединить усилия для ликвидации президента. И технически это было совсем не сложно.

Мафию, вероятнее всего, представляли Карлос Марчелло, Сэм Джанкана и Санто Трафиканте, а также повязанный с организованной преступностью профсоюзный босс Джимми Хоффа.

Понятно, что грязную работу выполнили мафиози. Они выставили стрелков, которые должны были, в зависимости от ситуации, стрелять с нескольких точек, а также того, кто назначался «убийцей» (в данном случае это был Ли Харви Освальд), и того, кто должен был обрубить все концы (убийца Освальда Джек Руби). А ФБР и ЦРУ выстроили «правильную» систему охраны во время поездки Кеннеди в Даллас, обеспечив президенту гарантированную ловушку.

Загадка убийства главы США считается одной из самых интригующих тайн XX века. Ограждает эту тайну барьер из трупов, в котором лежат и мелкие сошки типа Освальда, Руби, Пичеты и такая фигура, как застреленный в июне 1968 года сенатор Роберт Кеннеди (с должности генерального прокурора его убрали вскоре после кончины брата). После гибели Роберта по-серьезному в политику Кеннеди уже не совались.

Дмитрий МИТЮРИН

Настоящий убийца

В 1994 году ранее работавший на ЦРУ и выступавший в качестве киллера мафии Джеймс Файлз выступил с интервью, в котором рассказал, что именно он застрелил президента, расписав всю диспозицию покушения. По словам Файлза, огонь он вел с деревянного забора на так называемом Травянистом холме и после выстрела оставил на месте надкушенную гильзу патрона. В 1987 году гильзу и правда нашли, и Файлз не мог знать об этом. Однако, несмотря на логичность и обилие убедительных деталей, официальные органы признали этот рассказ недостоверным.

  Рубрика: Историческое расследование 57 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,293 сек. Потребление памяти:9.38 mb