Конвейер бессмертия

Автор: Maks Ноя 24, 2020

Во все времена человека волновала идея бессмертия, поиски эликсира вечной жизни. Когда в 1917 году появилось новое государство Советский Союз, власти задумались и о создании нового человека, или нового гомункула.

В 1936 году в Советском Союзе начали строить Институт бессмертия, которому планировалось присвоить имя писателя Максима Горького. Ведь именно он донес идею создания института до Иосифа Сталина, и эта тема вождя страшно заинтересовала.

Воплощая мечты Горького

Начиналось все в России еще в XIX веке, когда в 1890 году в Петербурге под попечительством принца Ольденбургского был открыт первый в государстве научно-исследовательский медико-биологический центр — Императорский институт экспериментальной медицины (ИЭМ). Здесь, на Аптекарском острове, начиналось развитие всей российской биологии и медицины, формировались основы современного представления об этих науках. Почетным директором института с 1913 года был сам Иван Павлов. После Октябрьской революции институт стал государственным, его целью было развитие советского здравоохранения. В 1921-м институт окончательно признали ведущим учреждением страны в области теоретической биологии и медицины.

Еще спустя два года, в 1923-м, помощниками Павлова стали Лев Николаевич Федоров и Алексей Дмитриевич Сперанский, оба в прошлом военные врачи. А потом судьба свела их с Максимом Горьким. Федоров о нем говорил, что в литературе писатель как будто бы хороший реалист, а в отношении к людям — романтик.

Горький питал слабость к идее буквального усовершенствования, обновления человека, считал, что человек должен как выяснять тайны природы, так и создавать новые законы природы, а наука должна быть главным инструментом борьбы за бессмертие. Вначале Федоров, а затем и Сперанский протоптали тропы к Горькому, чтобы заручиться его поддержкой.

Сперанский, видимо, оказался помощнее — потом будут говорить именно о нем как о полубоге в науке и о том, что он обладал невероятной, нечеловеческой харизмой. И к тому же подчеркнутой простонародностью.

Судя по всему, Сперанский приехал однажды к писателю на дачу и долго говорил о том, что будущий всесоюзный ИЭМ — это то самое учреждение, в стенах которого воплотятся мечты Горького о человеке новой формации, иначе говоря, новом гомункуле, существе, обладающем не только мудростью, сверхумом, но и бессмертием, о чем мечтает каждый человек на Земле.

И вот что интересно: в прессе идею создания ВИЭМ взяли да и приписали лично Горькому. Тот в свою очередь будто бы поделился ею со Сталиным, и он даже стал одним из слушателей лекций о необыкновенных перспективах нового человека. Иосиф Сталин мечтал стать вождем такого государства, в котором будут побеждены болезни, старость и где люди будут вечно молодыми. Он доверился ученым, от которых ждал и своего бессмертия.

Вот и вышло так, что в результате Сталин распорядится занести в генеральный план реконструкции Москвы Институт бессмертия имени Горького.

Подъемная сила

В 1932 году в Ленинграде начали создавать Всесоюзный институт экспериментальной медицины. Ленинградский архитектор Николай Лансере, принимающий участие в конкурсе на его проектирование, победил. Правда, построить институт решили все же в Москве. Его хотели разместить в двух 22-этажных башнях, а Дом съездов оформить по аналогии с венецианским Дворцом дожей. Комплекс планировали окружить огромной зеленой зоной.

Потом, правда, проект решили упростить — от зданий выше 11 этажей отказались. В сентябре 1937 года генеральный план строительства института был утвержден. Создавался не просто новый институт, а огромный комплекс больниц и лабораторий. В них намеревались проводить исследования, посвященные победе над болезнями и старостью. Планировалось, что здесь будет не менее шести тысяч комнат. Большая их часть предназначалась для лабораторий. Для изучения влияния на организм звуков и шумов хотели создать специальные камеры, камеры для изучения механических влияний, звуконепроницаемые камеры для исследования условных рефлексов.

Алексей Сперанский и Иван Павлов в Институте Экспериментальной мецициныРазрабатывались особые требования к зданиям, в которых бы велись химические опыты, а для предотвращения взрывов предусматривались особые приспособления. Достаточно было включить рубильник — и все окна во всех этих помещениях сразу бы открылись, выпустив наружу газ. Тамбуры между дверями, ведущими в лабораторию, превращались бы в своеобразные камеры-шлюзы, как в подлодках.

Все было предусмотрено на этих 65 гектарах: соматическая клиника, клиника здорового и больного ребенка, психиатрическая клиника, камеры искусственного климата, библиотека на 300 тысяч томов, помещения для музея и выставок, жилые корпуса для научных сотрудников, предприятия сферы обслуживания и многое другое.

По словам писателя и правозащитника Льва Разгона, было в идее этого института что-то лысенкоподобное. Хотя, по его мнению, организаторы ВИЭМ не были жуликами, просто «их научные идеи настолько, соответствовали стремлениям и желаниям начальников, что могучая подъемная сила несла их стремительно вверх. Чуть ли не каждую неделю виэмовцы перед Сталиным, Горьким и другими немногими, допущенными в эту компанию, развивали свои мысли о необыкновенных перспективах управления человеческим организмом».

ВИЭМ на заборах

Неизвестно, смогли бы советские ученые создать нового человека, гомункула, в пробирках или как-то еще, но все перечеркнула война. Строительство комплекса остановилось, лаборатории уже построенных зданий отдали под госпитали. Когда шел третий год войны, приоритетной задачей стала разработка атомной бомбы. В 1943-м часть территории, предназначавшейся для ВИЭМ, отдали в распоряжение Игоря Курчатова и его лаборатории измерительных приборов АН СССР, из которой потом вырос Курчатовский институт.

В 1944-м ВИЭМ преобразовали в Академию медицинских наук СССР (ныне РАМН), а каждый его отдел превратился в самостоятельное научное учреждение.

Ленинградский филиал на Аптекарском острове стал называться ИЭМ АМН СССР. Туда вернулась большая часть сотрудников, но некоторые, к примеру Алексей Сперанский, предпочли остаться в Москве.

А что же сталось с поселком строителей ВИЭМ? Со временем он превратился в жилой квартал, а Дом культуры, открытый строителями 1 мая 1937 года, существует до сих пор. Вплоть до 1980-х годов сохраняли свое название две автобусные остановки того времени -«ВИЭМ» и «ВИЭМстрой». На картах Москвы тоже закрепился топоним «Городок ВИЭМ», который убрали лишь в 1990-е годы.

Все эти названия, видимо, не могли не сыграть определенную роль в самоидентификации жителей Щукинского района, который начал активно расти вокруг института Курчатова. Одна из наиболее влиятельных группировок местной шпаны так и называлась — ВИЭМ. Они повсюду рисовали граффити, запечатлевая название своей банды на заборах и стенах щукинских микрорайонов.

Вряд ли они могли догадываться, знать, что людьми, создававшими этот институт в далеких от них 30-х годах XX века, двигала мечта о новом человеке. Который будет лучше, образованнее, интеллигентнее, мудрее, начитаннее.

А каким в итоге стал новый человек, мы знаем.

Ирина СМИРНОВА

РОЖДЕНИЕ ГОМУНКУЛА

Считается, что человеком, давшим определение, что такое гомункул, стал испанский алхимик и врач Арнальдус де Вилланова. Ему же приписывают создание первого «человечка», хотя готового результата никто не видел. Через несколько веков его идею поддержал знаменитый Парацельс. Он предлагал человеческую сперму помещать в пробирку и подогревать ее до определенной температуры. После этого гомункул начнет свое развитие.

, , , ,   Рубрика: Гениальные изобретения 5 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:31. Время генерации:0,184 сек. Потребление памяти:7.43 mb