Кто убил митрополита Филиппа?

Автор: Maks Окт 26, 2021

Считается, что митрополита Филиппа Колычева, рискнувшего возвысить голос против жестокости Ивана Грозного, задушил Малюта Скуратов. Однако у этой версии так много слабых мест, что ее нельзя принять безоговорочно.

МОНАХ ПОНЕВОЛЕ

Митрополит Филипп (в миру — Федор) принадлежал к младшей ветви известного боярского рода Колычевых. Представители этого рода звезд с неба не хватали, но иногда оказывались близко к трону.

Сам Федор в молодости был определен ко двору московского великого князя. Но в 1537 году родственники Федора Колычева встали на сторону удельного князя Андрея Старицкого, устроившего мятеж против правительства Елены Глинской, матери Ивана Ерозного.

Закончилась эта авантюра полным провалом. Кто-то из Колычевых попал на плаху, кто-то — в тюрьму, а кому-то удалось бежать. Федор неожиданно ощутил неодолимое желание уйти от мирской жизни и тайно покинул Москву, переодевшись простолюдином. Направился он на север, в Соловецкий монастырь. Федор предстал перед настоятелем Алексием и был принят послушником. Колычеву тогда было 30 лет.

Никаких скидок на знатность рода в монастыре не делали. Федор рубил дрова, копал землю, таскал камни, ловил рыбу. Через полтора года послушания его постригли в монахи под именем Филипп. В 1548 году Алексий сложил с себя игуменство и рекомендовал Колычева в качестве своего преемника.

Игумен Филипп проявил себя отличным управленцем, изрядно приумножив богатства обители. Соловецкий монастырь стал получать огромные пожертвования от царя. Иван Грозный дарил обители целые волости, огромные соляные промыслы, драгоценную церковную утварь.

В 1551 году на Стоглавом соборе царь и игумен встретились и, видимо, остались довольны друг другом.

Именно при игумене Филиппе Соловки окончательно превратились в церковную тюрьму. В частности, сюда ссылали под личный надзор Колычева лидера движения нестяжателей (противников церковного землевладения) игумена Артемия и протопопа Сильвестра, одно время бывшего ближайшим соратником Ивана Грозного. Как видим, Филипп ни в какую полемику с царем по поводу репрессий не вступал и даже, как мог, его поддерживал.

В 1566 году разгорелись страсти вокруг избрания московского митрополита.

В церковных кругах основным претендентом считался казанский архиепископ Герман. Но он слишком активно критиковал политику Ивана Грозного, и царь эту кандидатуру решительно отверг. А сам тем временем написал Филиппу и вызвал его в Москву на разговор.

ССОРА С ЦАРЕМ

Колычев, прямо не отказываясь от митрополичьей кафедры, попытался заикнуться об отмене опричнины и смягчении политических репрессий. После горячего спора с царем пришли к компромиссу: Филипп становится митрополитом, но не вмешивается в дела царского двора и опричнины, а Грозный при этом не вмешивается в церковные дела. По этому поводу даже подписали специальный договор.

О деятельности Филиппа на посту московского митрополита распространяться особого смысла нет. Заметим только, что казней на Москве поубавилось. Видимо, Колычев нашел какой-то способ поумерить свирепость Грозного. Ничего против опричнины митрополит в это время не говорил, больше занимался церковными делами.

Зимой 1568 года Грозный вернулся из первого Ливонского похода. Он был взбешен военными неудачами, да к тому же удалось перехватить письма польского короля Сигизмунда II к русским боярам. Царь пришёл к выводу, что в Москве раскинута целая шпионская сеть.

Снова во всю мощь заработала репрессивная машина. Филипп пытался образумить Ивана Грозного, но тот просто стал избегать встреч с митрополитом. Некоторые источники (к ним мы еще вернемся) рассказывают о жарких перепалках Филиппа и царя, угрозах в адрес Колычева и резках выпадах в его адрес со стороны видных опричников. Якобы Иван Грозный назвал митрополита лжецом, мятежником и злодеем прямо во время службы в Новодевичьем монастыре.

Избавиться от Филиппа царь не хотел или не мог, хотя случаи отстранения митрополитов светскими властями история России знала. Возможно, мешало всенародное почитание, которым пользовался Колычев. Но, скорее всего, царь просто не видел необходимости в устранении митрополита. Филипп никогда не утверждал, что заговора не было, и не призывал закрыть глаза на измену. Он всего лишь смиренно ходатайствовал о смягчении участи виновных и выступал против жестоких прилюдных казней.

А СУДЬИ КТО?

Митрополит Филипп МосковскийИнтересно, что все свидетели перепалок митрополита с царем — это люди сомнительной репутации. Например, об этом много пишет князь Андрей Курбский. Но он бежал в Литву за несколько лет до этих событий. Откуда, спрашивается, он мог знать о произошедшем в Новодевичьем монастыре летом 1568 года?

О конфликте царя с митрополитом свидетельствуют также лифляндцы Элерт Крузе и Иоганн Таубе. Но их репутация — ниже некуда. Они прославились как перебежчики и авантюристы, насочинявшие о Москве кучу небылиц. Наконец, мы располагаем летописями и «Житием митрополита Филиппа». Однако все эти документы составлены через 40-50 лет после описываемых событий.

В общем, общепринятая версия гласит, что по приказу царя на Соловки отправилась комиссия в составе суздальского епископа Пафнутия, архимандрита Феодосия, дьяка Пивова и боярина Темкина-Ростовского. Все они, мол, искали компромат на Филиппа, угрожали монахам, сулили деньги, а соловецкому игумену Паисию обещали епископский сан.

Комиссия накопала традиционное для тех времен обвинение в колдовстве. Причем такое слабое, что Пафнутий и Темкин-Ростовский отказались его подписывать. Боярин, кстати, был видным опричником и его включили в комиссию по царскому указу. А все остальные были направлены новгородским епископом Пименом, который открыто претендовал на митрополичью кафедру. Он же стал главным обвинителем на церковном суде, состоявшемся в ноябре 1568 года.

Небольшим большинством голосов Филиппа признали виновным. Но Грозный и бровью не повел: велел митрополиту вести службу 8 ноября в Успенском соборе. Именно туда вломились опричники во главе с Федором Басмановым, зачитали решение суда и вытряхнули Филиппа из митрополичьего облачения.

Пимен настаивал на том, что Филиппа нужно сослать. В итоге Колычева «заковали в железа» и отправили в Отрочь Успенский монастырь в Твери. О дальнейшем нам известно исключительно из «Жития митрополита Филиппа».

НЕСТЕРПИМЫЙ ЖАР

В декабре 1569 года, во время похода на Новгород, царь отправил к заточенному Филиппу своего любимца — Малюту Скуратова. Тот должен был заручиться благословением, но Колычев якобы гордо ответил: «Делай что хочешь, но на злое дело дара Божиего не получишь». В ярости Малюта задушил Филиппа, а потом доложил царю, что тот задохнулся от «нестерпимого жара» в келье.

Содержание разговора Малюты и Филиппа известно из «Жития», частично писанного со слов монастырского пристава Степана Кобылина, в чьи обязанности входил надзор за бывшим митрополитом. Кобылин, кстати, был возвышен по протекции все того же Пимена и участвовал в следствии, проводившемся на Соловках.

Собственно, «Житие» прямо указывает, что свидетелей беседы Малюты и Филиппа не было. Так откуда же известно, о чем они говорили? Малюта Скуратов воспоминаний, естественно, не оставил. Да и православные иерархи полагают, что диалог опричника с клириком «не носит характера подлинности».

Кстати, «Житие» содержит и другие несуразности. Например, рассказ о том, как Иван Грозный послал заточенному Филиппу отрубленную голову его брата Михаила Колычева. Который умер в 1571 году! Через два года после гибели Филиппа!

Даже Курбский в переписке с Сигизмундом проговаривается: «Царь аки бы посылал за ним (Филиппом), просил благословения его и о возвращении на престол». Представьте, как перепугались Пимен и его клевреты, прослышавшие, что Филиппу вернут митрополичью кафедру! Тем более к этому времени царь уже имел случай убедиться, что на самом деле изменник — это Пимен, взбунтовавший новгородцев.

Но к Филиппу был приставлен Кобылин, всем обязанный именно Пимену. Скорее всего, Кобылин и убил Колычева. Скуратов, прискакавший в Монастырь, застал лишь остывающий труп.

Гнев Ивана Грозного, обрушившийся на противников митрополита, подтверждает эту версию. Паисий «по урезанию языка» был сослан «в работы навечно», Кобылин бит кнутом и «заточен в темной» на Соловках, Пимен посажен в самую страшную церковную тюрьму Венев-Никольского монастыря, его ближайший сподвижник Филофей Рязанский удавлен в тюрьме. Уже к 1575 году в служении не осталось ни одного иерарха, голосовавшего за приговор Филиппу.

Действительно, зачем Грозному было убивать бывшего митрополита? Во-первых, их конфликт явно преувеличен. Во-вторых, Филипп все равно сидел в тюрьме и не представлял угрозы. А без царского приказа Малюта Скуратов никогда не посмел бы убить такого видного деятеля, как Филипп Колычев.

Сергей ПРИХОДЬКО

Загадки истории » Историческое расследование » Кто убил митрополита Филиппа?

, , ,   Рубрика: Историческое расследование 97 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:35. Время генерации:0,192 сек. Потребление памяти:10.58 mb