Мальтийский гроссмейстер

Автор: Maks Мар 22, 2022

Короткое царствование Павла I полно загадок. Одна из них: зачем император, провозгласивший себя главой Русской православной церкви, стал великим магистром католического Мальтийского ордена?

СТАРЕЙШИЙ В МИРЕ

Суверенный военный орден рыцарей-госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты — старейший рыцарский орден в мире. Ему почти тысяча лет.

Поначалу в ордене не было ничего военного. Был госпиталь — дом для паломников в Святую землю («госпиталис» по латыни — гость). Отсюда и название — госпитальеры.

Но вскоре начались Крестовые походы. И госпитальеры, они же иоанниты, превратились в монахов-воинов. В орден принимали крестоносцев из благородных семей, которые давали монашеский обет послушания, бедности и целомудрия. Восьмиконечный крест символизировал восемь рыцарских добродетелей.

Орден обзавелся обширными земельными владениями — командорствами, причем не только на Востоке, но по всей Европе. Но в конце XIII века крестоносцев окончательно выгнали из Палестины.

Двести с лишним лет госпитальеры жили на Родосе, но турки изгнали их оттуда. Тогда испанский король подарил им Мальту. У госпитальеров появилось еще одно название — Мальтийский орден.

В конце XVIII века грянула Французская революция. Орден лишился всего имущества во Франции. Более того, само его существование было поставлено под угрозу. Помощь пришла с самой неожиданной стороны — из России, от императора Павла I.

НЕДОСТАТКИ БЕЗ ДОСТОИНСТВ

В 10 лет Павел впервые услышал о Мальтийском ордене от своего учителя Семена Порошина. И сразу же, можно сказать, воспылал любовью к ордену: «Представлял себя послом Мальтийским и говорил перед маленьким князем Куракиным речь».

Любовь к рыцарству Павел сохранил на всю жизнь. Ведь рыцарский орден — это нечто прямо противоположное ненавистному двору его матери — Екатерины II, где почести достигались не доблестью и не бескорыстным служением, а усердием в постели.

Но была и другая причина, по которой Павел испытывал симпатии к рыцарству. Он ненавидел Французскую революцию. Но идеям революции нужно было противопоставить какую-то другую идеологию. Екатерина II сделать этого не смогла, а Павел I смог. «Свободе, равенству и братству» он противопоставил идею рыцарства.

Всякое равенство Павел напрочь отрицал. Наоборот, в его представлении монархи должны были опираться исключительно на дворянство. А дворяне — те же рыцари. Павел хотел объединить все европейское дворянство, чтобы бороться с идущей из Франции революционной заразой. А лучшая форма объединения — рыцарский орден.

Конфессиональные различия не имели для Павла большого значения. Ради борьбы с революцией он был готов даже на союз всех христианских церквей.

Так что Мальтийский орден был вовсе не игрушкой для императора. Как и строительство Михайловского замка (не дворца, а именно средневекового замка). Как и предложение решать международные споры не на войне, а на рыцарских поединках между монархами. Все эти идеи, на первый взгляд сумасбродные, четко ложились в одну идеологическую канву.

Увы, Мальтийский орден мало соответствовал представлениям императора о благородном рыцарстве. Госпитальеры купались в роскоши, играли в карты, дрались на дуэлях. «У мальтийских кавалеров — все недостатки монахов и солдат, но нет достоинств ни тех, ни других», — писал российский посланник на Мальте маркиз Кавалькабо.

По словам Наполеона, орден превратился в «учреждение для поддержания в праздности младших отпрысков нескольких привилегированных семейств». Бонапарт не стал церемониться с этим учреждением. В июне 1798 года, направляясь в Египет, он по дороге захватил Мальту.

Великий магистр (гроссмейстер) Фердинанд фон Гомпеш сдал остров без единого выстрела. Рыцари покинули Мальту. Там остался 4-тысячный французский гарнизон.

«СТРАНСТВУЯ ПО АРАВИЙСКОИ ПУСТЫНЕ…»

Павел IНаполеон изгнал рыцарей не просто так. Он наказал их за союз с Павлом I, заключенный годом раньше. Российский император уважил просьбу мальтийцев и стал их протектором. Заодно он учредил Великое приорство Российское и помог ордену деньгами. Это и взбесило Наполеона.

Многие мальтийские рыцари бежали в Россию, к своему протектору. В Петербурге их набралось около сотни. Они признали фон Гомпеша «виновным в преступной беспечности» и лишили его звания великого магистра. На что, строго говоря, права не имели. Хотя бы из-за отсутствия кворума.

Мальтийские кавалеры отправились к Павлу I в Гатчину. Приехали для большего эффекта в запыленных каретах, но, как положено, в черных мантиях с белыми крестами.

«Странствуя по Аравийской пустыне и увидя замок, узнали, кто здесь живет, и предлагают ему звание гроссмейстера», — обратился к императору граф Юлий Литта, посол ордена при русском дворе. Вообще-то, он жил в России уже десять лет и прекрасно знал, кто в каких замках живет. Но Павлу понравился весь этот маскарад, и он принял предложение. Православный человек (к тому же женатый — как быть с монашеским обетом?) стал великим магистром Мальтийского ордена.

Легитимность этого назначения вызывает большие вопросы. Но нас мало интересует юридическая казуистика. Важно, что ни одно из распоряжений Павла как гроссмейстера мальтийцев впоследствии не было отменено. А наделал он немало.

Вдобавок к католическому российскому приорству Павел создал еще и православное. Католическое возглавлял принц Конде, вождь французских роялистов. Православное — наследник престола, будущий император Александр I.

Павел принял в орден более 400 человек — как русских, так и иностранцев. Принимали тех, кто имел дворянскую родословную в 150 лет. Последний указ о пожаловании звания почетного командора премьер-майору Краснову император подписал за день до своей гибели. Между прочим, среди генералов 1812 года каждый четвертый — мальтийский кавалер.

Ведущие роли в католическом ордене стали играть православные миряне. Летом 1801 года в Священном совете заседал только один католик. А сам Совет располагался в Воронцовском дворце, который Павел подарил ордену.

Павел серьезно относился к своему гроссмейстерству. Он ездил в карете с мальтийским крестом. Восьмиконечный крест появился на российском гербе и государственной печати. В императорский титул добавили «…и великий магистр».

Распущенный Павлом Кавалергардский полк был воссоздан как гвардия великого магистра. Император практически перестал награждать традиционными российскими орденами Св. Георгия и Св. Владимира, раздавая всем Мальтийские кресты. К примеру, командорский крест получил поэт Гавриил Державин, посвятивший Мальтийскому ордену оду.

ВЕЧНОЕ НАПОМИНАНИЕ

Павел I относился к ордену даже слишком серьезно. Римские папы — ни Пий VI, ни его преемник Пий VII — не признали за российским императором гроссмейстерское звание. Павел порвал отношения с Ватиканом и выслал папского нунция. А ведь до этого император вел с Пием VII вполне дружескую переписку: рассуждал о союзе церквей и даже предлагал папе переехать в Петербург, если французы сделают его пребывание в Италии невозможным. Но только при одном условии: признать российского императора великим магистром Мальтийского ордена.

Когда Испания не пошла на подобное признание, испанского посла выслали из России. Когда баварский курфюрст ликвидировал баварские приорства, Павел велел ему передать: если в течение месяца «я не получу на эту аферу удовлетворения, то генерал Корсаков, который находится по соседству с 50 тысячами человек, получит приказ предать Баварию огню и мечу».

Удовлетворение на аферу было получено. Генерал Римский-Корсаков приказа не получил. Зато князь Волконский получил приказ отвоевать у французов Мальту.

Ни отряд Волконского, ни эскадра Ушакова до Мальты не добрались. Остров захватили англичане. Павел ждал, что они отдадут его ордену. Но Мальта — слишком важный стратегический пункт в Средиземноморье, чтобы его отдавать. Это, кстати, еще одна причина (на этот раз вполне рациональная), по которой российский император покровительствовал Мальтийскому ордену.

Павел I разорвал с Англией отношения и готовился к войне. Войны не случилось. В ночь на 12 марта 1801 года случился переворот, положивший конец и правлению, и жизни Павла I.

Александр I не разделял увлечения отца Мальтийским орденом, к тому же оно причиняло слишком много беспокойства. Новый император согласился стать протектором, а на пост великого магистра не претендовал.

Папа назначил главой ордена Джованни Баттисту Томмази. Петербургский Священный совет отослал ему на Сицилию регалии и распустился. А в 1817 году Александр I постановил, что после смерти командоров это звание не передается их наследникам «по тому уважению, что орден в Российской империи более не существует».

Однако существуют Приоратский дворец в Гатчине и Мальтийская капелла в Воронцовском дворце в Петербурге. Они — вечное напоминание о странном увлечении странного императора Павла.

Глеб СТАШКОВ

  Рубрика: Власть 149 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,195 сек. Потребление памяти:9.01 mb