Бой под песню муэдзина

Автор: Maks Мар 22, 2022

В период Афганской войны, нанося удары по советским войскам, моджахеды часто находили укрытие на территории Пакистана. Раздраженное такой манерой прятаться «в домике», советское командование решило провести своего рода показательную операцию, выбрав в качестве цели находившуюся на афгано-пакистанской границе базу Карера.

Дело происходило в пограничной провинции Кунар, через которую боевики караванами доставляли оружие, следуя из Пакистана через сеть высокогорных укрепленных пунктов.

Находившаяся в 20 километрах от столицы провинции Асадабада, база Карера располагалась в ущелье, частично расположенном на афганской, частично — на пакистанской территории.

Подготовка к операции

Склоны, поднимавшиеся от долины реки Кунар, были буквально усеяны вражескими огневыми точками, спрятанными в своего рода норах, прикрытых кустарниками.

За разведку района отвечал 334-й Асадабадский батальон 5-й бригады ГРУ под командованием майора Григория Быкова (по прозвищу Кунарский). Во время одного из патрульных рейдов командир обнаружил вражеский лагерь, а еще через несколько дней бойцы афганских правительственных сил схватили одного из вражеских проводников, решившего погостить в кишлаке у родичей. Полученная от него информация давала возможность тщательно спланировать операцию.

Прибывший около года назад в Афганистан батальон Быкова весной 1985 года, еще слабо ориентируясь в здешних местах, попал в окружение в урочище Маравары и едва смог вырваться, потеряв около 30 человек погибшими.

С тех пор командир вынашивал идею нанести по «духам» «удар возмездия» и усиленно тренировал своих подчиненных, которых в шутку именовали «горными егерями». Несколько небольших боев закончились удачно, так что были все основания надеяться на благополучный исход операции.

К тому же для участия в ней выделили 154-й Джелалабадский батальон майора Рамиля Абзалимова, так что непосредственно атаковать базу противника должны были около 130 спецназовцев и около 20 афганцев из правительственных частей, подкрепленные огневой поддержкой гаубиц «Град», а при необходимости и вертолетов Ми-24, более известных как «крокодилы».

На исходные позиции на бронетранспортерах спецназовцы скрытно выдвинулись вечером 28 марта 1986 года. Речку Кунар переплыли на пароме. Затем, двигаясь пешком, подобрались к речному склону и начали карабкаться с уступа на уступ, зачастую становясь на плечи друг другу.

Самые дальние огневые точки душманов находились на расстоянии полутора километров.

Плюсами было то, что в предрассветной тьме, маскируясь среди кустарников, спецназовцы долго смогли оставаться незамеченными.

Вызвали огонь на себя

Первой контакт с противником у Асадабадского батальона произошел около полуночи, причем открывшие огонь из крупнокалиберного пулемета душманы стреляли совершенно впустую. Прикрываясь валунами, бойцы майора Абзалимова добрались до огневой точки врага и забросали ее гранатами.

«Духи» действовали так суматошно, что даже не обнаружили маневр отряда Быкова, который взял чуть в сторону и, двигаясь по изрезанному отрогами склону, начал обходной маневр в тыл неприятеля. Через пару часов наши «егеря» вскарабкались на горный хребет и оказались примерно на полусотню метров выше противника.

Покрывавший склоны туман дал возможность спокойно развернуться для атаки. Несколько выдвинувшихся вперед бойцов бесшумно вырезали вражеских часовых и подобрались к входам в пещеры.

Огневая точка душмановНа «духов» обрушились, когда подошло время утреннего намаза, и по ущелью прокатился усиленный громкоговорителем призыв муэдзина. По группам пытавшихся сконцентрироваться «духов» били из гранатометов, а снизу своих товарищей поддерживали джелалабадцы.

Из занимавших позиции на склонах душманов уцелели буквально пара-тройка человек, сумевших бежать на пакистанскую территорию к лагерю Баджар, где местные командиры стали собирать силы для ответного удара. К ним присоединились регулярные пакистанские части.

В принципе в этой ситуации более разумным было бы сразу же отойти. Но главные силы майора Абзалимова уже засели на горном хребте на самой границе. В это же время отряд джелалабадцев, под командованием лейтенанта Вадима Особенко, забрался вглубь пакистанской территории, оседлав одну из господствующих высот.

Передовой отряд душманов, бойцы которого выдвигались походным порядком с автоматами на плечах, покрошили очень быстро. Но эти моджахеды были расслаблены, считая, что на пакистанской территории им точно ничего не угрожает. Теперь же, поняв, что русские стесняться не будут, следующие группы душманов и пакистанцев действовали уже осторожней: наступали, используя неровности местности, а затем дождались и артиллерийской поддержки.

Им удалось охватить с флангов группу Особенко, так что советская артиллерия уже не могла оказывать помощь без риска попасть по своим. А бой между тем шел такой интенсивный, что боеприпасы оказывались на исходе.

В этой ситуации Особенко вызвал огонь на себя, после чего дал приказ прорываться. На спасшихся спецназовцев смотрели как на вырвавшихся из ада. Но ад, как выяснилось, еще не закончился.

«Инквизиция» с небес

Душманы начали атаковать позиции алахабадцев и джалалабадцев на главном хребте, приблизившись к ним метров на 300. Раненых бойцов спецназовцы затащили на крышу одного из строений и ждали помощи вертолетов.

И здесь как раз лишних нервов добавило командование и прибывшие военные прокуроры, которым следовало определить, действительно ли бой шел на афганской или на пакистанской территории. Конечно, все понимали, насколько глупо высчитывать, по какую сторону границы взорвались очередные снаряды, но поскольку с пакистанцами могли быть западные журналисты, совсем упускать ситуацию из-под контроля тоже было рискованно.

Командовавший вертолетной группой Юрий Владыкин, известный по позывному «Святая инквизиция», выступая специально для сидевшей в эфире публики, выдал: «Работать не могу, работать запрещаю», а сам дал полноценный залп по противнику управляемыми ракетами. Вертолетчики «работали» ювелирно, поражая врага, который находился теперь буквально в 20-30 метрах от наших позиций. Видимо, именно эта ювелирная точность отбила у пакистанцев желание поднимать вверх собственные вертолеты.

Однако спецназовцев обложили так плотно, что отход неизбежно оказывался сопряжен с большим риском. Но и оставаться на месте было невозможно — боеприпасы заканчивались, а у одного из пулеметов от интенсивной стрельбы разорвало ствол. Еще немного — и пришлось бы идти в рукопашную.

Хотя артиллерия и вертолетчики по-прежнему делали все возможное, именно на этом этапе спецназовцы понесли самые значительные потери.

Прикрытие осуществляли асадабадцы. Одного из бойцов группа Александра Сухолесского нашла, когда, отстреливаясь, выбиралась из пещеры. Раненого буквально выдернули из-под носа врагов, подтянув на очередной уступ на веревке с кошкой.

В ожесточенном бою пали восемь спецназовцев, а тела еще двоих так и не смогли отыскать. Потери душманов оценили в 32 убитых, что, видимо, соответствовало реальности, поскольку большинство из них остались на склоне Карера еще после первой атаки, когда подсчитать трупы можно было в относительно спокойном режиме. Сомнение вызывает сообщение, будто пакистанские части потеряли убитыми 68 человек — такая цифра смахивает на попытку искусственно подтянуть число истребленных врагов к сотне.

В общем, не факт, что потери противника ровно в десять раз превышали потери советских спецназовцев. Однако база душманов действительно была уничтожена, пакистанцам вполне наглядно продемонстрировали, что церемониться с ними не собираются.

Олег ПОКРОВСКИЙ

  Рубрика: Военная тайна 224 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,204 сек. Потребление памяти:8.99 mb