Молотковская трагедия

Автор: Maks Дек 21, 2018

Значительная часть боевых действий Второй мировой войны происходила на территории Украины. Но едва ли не самая страшная страница той войны — зверства оккупантов против мирного населения. На оккупированных землях фашисты соорудили около 280 концлагерей, 18о лагерей для военнопленных, более 2,5 миллиона жителей вывезли на принудительные работы в Германию Один из таких страшных эпизодов произошел в селе Молотков, что на Тернопольщине…

К середине 1943 года нацисты поняли: расчет на то, что Украина станет верным союзником гитлеровцев, себя не оправдал. Жители украинских сел и городов, в большинстве своём, отказывались сотрудничать с оккупантами и куда чаще уходили в партизаны или бежали на фронт, чтобы только не запятнать себя связью с гитлеровскими захватчиками.

И если в начале войны немцы пытались как-то завлечь украинцев разнообразными посулами, то к 1943 году они поняли всю бессмысленность подобного заигрывания. Мирное население реально представляло себе, что их ждет, если немцы победят в войне: рабство, голод, болезни, тотальное вымирание. И немцы, понимая это, перестали изображать из себя освободителей от коммунистического ига. Они избрали другую тактику: за любое неповиновение — расстрел, за отказ от сотрудничества — расстрел, за сокрытие или неуплату налогов — расстрел.

Одним из самых излюбленных «методов» стали показательные казни. Одну из таких в апреле 1943-го фашисты провели в западноукраинском селе Молотков.

Звериная жестокость

Судьба Молоткова по-своему трагична и уникальна. Селу около 250 лет, и за эти годы его дважды постигала страшная участь. В XVIII веке его почти дотла сожгла турки. Во второй раз — в 1943 году — немцы. В первый раз уцелело всего лишь 29 домов, во второй — церковь, школа и пять хат из 358.

Почему для показательной акции фашисты избрали Молотков, сегодня понять трудно. Нельзя сказать, что его жители были воинственными или непокорными. Но страшная участь почему-то настигла именно молотковцев. Свидетелей молотковской трагедии сегодня уже почти не осталось. А версий, почему же так произошло, большое количество.

Некоторые считают, что главной причиной был отказ молотковских мужчин ехать на принудительные работы в Германию. Якобы их несколько раз собирали, а они разбегались по дороге. По другой версии, молотковцы в одном из погребов скрывали солдат. И немцы решили наказать всех, чтобы неповадно было. Третья версия касается поляков. В Молоткове жило много поляков, и однажды ночью кто-то вырезал семью польского эконома. Это возмутило немцев: дескать, мы сами знаем, кого казнить, а кого миловать! Хотя самой правдоподобной выглядит следующая версия: в этом селе располагался штаб, в котором хранились списки тех, кто подлежал угону в Германию. Местные жители знали об этом. А то, что знают сельчане, знают и партизаны, отряд которых состоял из таких же сельчан, но взявших в руки оружие.

Фашисты пришли в деревню

Гитлеровцы видели в славянах «унтерменшей» — недочеловеков. И соответственно к ним относились

Но как все было в действительности, уже не расскажет никто.

29 апреля 1943 года стало роковым днем для Молоткова. В этот день, как вспоминала Анна Вальчук, одна из уцелевших свидетельниц трагедии, каратели ранним утром окружили село со всех сторон. «Мне было восемнадцать, — вспоминала Анна. — Утром разбудил отец и приказал выгнать корову. Утро было холодным, поэтому я накинула на себя папин тулуп. Выгнала корову, легла и задремала. Проснулась оттого, что дрожит земля. Из села бегут люди и кричат: «Ганко, беги, немцев полное село!» Я себе подумала, что немцев за всю войну не видела, обходили они наше село, то хоть посмотрю…»

Но к этому моменту гитлеровцы плотным кольцом окружили село. На околицу пригнали всех пастухов, начиная от мальчишек 10-12 лет до мужчин старшего возраста. Всех согнали к выкопанному рву и приказали стоять. Анна в один из моментов решила бежать — она юркнула в борозду, оперлась ногой и рукой и медленно поползла. Она переползала метр за метром, все больше удаляясь от места сбора. Так и спаслась. А всех мужчин-пастухов, которых насчитывалось 17 человек, немцы загнали в кузню и сожгли.

«Я буду там, где моя паства»

К 1943 году фашисты имели богатый «опыт» в части проведения карательных акций. Все было отработано до автоматизма. Согласно заранее разработанному плану, гитлеровцы брали село в кольцо. Какую-то часть обреченных сгоняли в одно место, другим приказывали оставаться в домах. Все было сделано так, чтобы среди жителей раньше времени не возникло паники и они сломя голову не ринулись на карателей. Но, конечно же, голыми руками не сильно повоюешь. Так что люди изначально были обречены. Еще и потому, что некоторые до последнего не верили в то, что фашисты способны на подобное зверство. Ведь с виду они такие же люди. И как они могут убивать детей, стариков и женщин?

Так, вероятно, считали и родители жительницы села Марии Козицкой. Они никуда не убегали, а мать Марии и вовсе вышла к карателям, сжимая в руках икону. Они с мужем были уверены в том, что их не убьют, так как ничего плохого они никому не сделали. Конечно, все кончилось трагически. Фашисты их пристрелили, а потом еще живыми подожгли. Мать Марии так и умерла, сжимая в руках икону, словно пытаясь ею заслониться от страшной боли.

Так же повел себя и настоятель местной церкви — отец Яков Юхновский. Он был своевременно предупрежден о начале карательной акции и мог спастись — спрятаться в церковном подвале. Но священник этого не сделал. Он сказал: «Я буду там, где моя паства».

Убиты и забыты

Село было уничтожено практически полностью. Как потом выяснилось, фашисты расстреляли, сожгли живьем и замучили 617 мирных жителей. Среди них было 92 ребенка. Гитлеровцы оставили на месте пепелище и руины. Малышей прокалывали штыками, бросали в огонь, топили в колодцах.

В 1985 году, накануне 40-летия Победы в Великой Отечественной войне, в селе создали мемориальный комплекс-музей «Молоткивська трагедия». Высокие холмы, символизирующие братскую могилу, как бы разделили два Молоткова — сегодняшний, обновленный и тот, каким он остался после страшного апрельского дня, где навсегда остановилось время.

Между земляными валами тянется дорога по улице смерти — улице сожженного села. Там же темнеет скульптура «Мать», как вечная память о молотковских женщинах, погибших от рук оккупантов. А справа высится обугленный дуб, немой свидетель трагедии.

На месте кузницы, где заживо сожгли 17 молотковских мужчин, возвели памятный знак. А далее — символическая деревенская улица, которая ведет в музей. Но сегодня над ней легла тень забвения, запустения и равнодушия.

Молотковская трагедия 1943 года — не единственная в истории. Такая же участь постигла и белорусскую Хатынь. Но еще в 1969 году там открыли мемориальный комплекс.

О трагической судьбе маленького села знает и помнит весь мир. Туда возят школьников и зарубежных гостей. О них снимают фильмы и пишут книги. А кто помнит Молотков? Кто слышал об этих невинно загубленных людях? Об этом сгоревшем дотла селе?

Хотя со дня трагедии прошло уже 75 лет, Молотков до сих пор не может прийти в себя. Сейчас там проживает не более 500 жителей, многие дворы пустуют, село вымирает.

По подсчетам Украинского института национальной памяти, на Тернопольщине немецкие оккупанты уничтожили семь сел, убили более 2000 человек гражданского населения. Среди них — 617 жителей Молоткова. Почти четверть.

И память о них — это всего лишь фотоснимки на стенах деревенского музея, который тоже постепенно приходит в упадок. И этих людей как будто никогда не было…

Виктор ВОЛЫНСКИЙ



, , , , ,   Рубрика: Великая Отечественная

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,156 сек. Потребление памяти:8.34 mb