НАТО для Хрущёва

Автор: Maks Май 19, 2021

В Советской армии на политзанятиях военнослужащие зазубривали не только пропагандистские тезисы, но и названия стран, входящих в состав Североатлантического договора (НАТО). Потенциальных противников следовало знать если ни в лицо, то по имени. Разумеется, на занятиях умалчивалось о том, что кремлевские вожди сами хотели включить СССР в НАТО.

Принято считать, что томагавк холодной войны Запада против СССР выкопал бывший премьер-министр Англии Уинстон Черчилль. Произошло это 5 марта 1946 года в Фултоне, где он произнес речь, в которой заявил, что над всей Восточной Европой «от Балтики до Адриатики и от Данцига до Триеста опустился железный занавес».

Когда опустился железный занавес?

На самом деле еще до речи Черчилля в Белом доме уже приняли так называемую доктрину сдерживания. Суть ее сводилась к тому, что США должны взять на вооружение политику «долговременного, терпеливого, но вместе с тем твердого и бдительного сдерживания русских экспансионистских тенденций… путем умелого и решительного применения контрсилы в череде постепенно меняющихся географических и политических пунктов, соответствующих сдвигам и маневрам советской политики».

Инструментом реализации доктрины стал военно-политический союз, созданный 4 апреля 1949 года, более известный по своей англоязычной аббревиатуре как НАТО.

Каждое из вошедших в этот альянс государств американцы заманили туда жупелом «советской угрозы» и еще чем-нибудь глубоко индивидуальным. Англичане опасались утратить влияние в бывших колониях в случае, если к власти в них придут ориентирующиеся на Кремль местные националисты. Утраты своих колоний боялась и Франция, но здесь сыграл роль еще и страх перед возможностью собственной коммунистической революции. Подобная же революция угрожала и Италии, экономика которой переживала не лучший период своей истории. Бельгия и Нидерланды оказались втянуты в НАТО собственным географическим положением, а Канада слишком зависела экономически от Соединенных Штатов.

Франкистская Испания таким образом прорвала дипломатическую блокаду и попала в «приличное демократическое общество». Норвежцы очень опасались, что Кремль навяжет им такой же договор о дружбе и сотрудничестве, какой навязали Финляндии. На миролюбивых датчан большое впечатление произвел инспирированный Кремлем коммунистический переворот в Чехословакии.

Согласно статье 5-й Вашингтонского договора, нападение какой-либо страны на одно из вошедших в НАТО государств должно было расцениваться как нападение на все НАТО в целом. Хотя, честно говоря, кто рискнул бы бросать вызов такому противнику?

Конфликтные зоны

Круглый стол НАТОЧерез полтора месяца после создания НАТО был сделан следующий шаг — три оккупированные западными союзниками (США, Англией и Францией) немецкие зоны были объединены в новое государство — Федеративную Республику Германию (ФРГ). Это был щелчок по носу Сталина и нарушение Ялтинских договоренностей 1945 года.

Предполагалось, что появление новой Германии возможно лишь с согласия всех четырех государств-победителей (включая СССР) и с фиксацией в конституции нейтрального статуса страны.

Теперь же Кремлю оставалось либо включить в состав ФРГ советскую оккупационную зону, либо пойти на принцип. Предпочтение было отдано второму варианту, вследствие чего в октябре 1949 года на карте Европы появилась «первое на немецкой земле государство рабочих и крестьян» — Германская Демократическая Республика. Показательно, что провозглашение ГДР состоялось через месяц после того, как в Белом доме узнали, что СССР тоже располагает ядерным оружием. Диалог между Кремлем и Белым домом сразу пошел как-то конструктивней.

Правительство ФРГ поначалу даже воздержалось от вступления своей страны в Североатлантический альянс. Сталин же выдал указания тогдашнему МИДу аккуратно прозондировать представителей западного истеблишмента на тему возможного вхождения СССР в НАТО.

Однако никакого результата зондаж не дал, поскольку тогда терялся сам смысл существования альянса. Ведь создан он был именно для того, чтобы помешать расширению и урезать сферу советского влияния не только в Европе или в Германии, но и во всем мире. Сталин, судя по всему, собирался официально озвучить подобное предположение и, получив отказ, сорвать, так сказать, «маски» с оппонентов.

Однако летом 1950 года ситуация резко обострилась из-за начавшейся войны в Корее.

Сначала северокорейская армия Ким Ир Сена вдребезги разгромила войска южнокорейского проамериканского режима. На безопасность США это никак не влияло, но Белый дом все же решил вмешаться, поскольку положение, так сказать, обязывало.

Показательно, что друзья по НАТО отнеслись к подобной идее без энтузиазма и на призыв идти в бой ответили тихим саботажем.

Янки, однако, смогли осуществить вмешательство под флагом Организации Объединенных Наций. Другое дело, что оккупационные «войска ООН» на 95% состояли из американцев, а остальные 15 стран послали туда чисто символические контингенты. Коммунисты своих в беде тоже не оставили, и вскоре в Корею хлынули сотни тысяч китайских добровольцев, а в небе появились самолеты, управляемые советскими летчиками.

Первая локальная «горячая» война между капиталистическим и коммунистическим блоками закончилась вничью в июле 1953 года: Корея так и осталась разделенной на две части. Зато общая обстановка в мире потеплела.

В Соединенных Штатах вместо иррационального в своей русофобии Трумэна пост президента занял более трезвомыслящий Дуайт Эйзенхауэр. А в СССР умер «отец народов» и началась борьба между его соратниками. Успехи на внешнеполитическом поприще давали претендентам на роль преемника Сталина дополнительные шансы.

Лидировавший в списке потенциальных наследников Лаврентий Берия составил для президиума ЦК записку, в которой первым миролюбивым шагом во внешней политике обозначил включение ГДР в состав ФРГ с сохранением в этой стране капиталистической системы. Естественно, западные страны должны были гарантировать нейтральный статус нового немецкого государства, но, когда Берия был арестован, идею с ликвидацией ГДР объявили предательством.

Прошло совсем немного времени, и отправивший соперника на смерть Хрущев выступил с той же идеей, правда подавая ее в более широком контексте. Речь шла не только об объединении двух Германий, но и о вступлении СССР в НАТО. Чего именно хотел тогда Никита Сергеевич, можно только гадать.

Предложение Молотова

Курс на нормализацию отношений с Западом после расстрела Берии продолжил Вячеслав Молотов — человек, которого на Западе крайне не любили, называя за проявляемое на переговорах упрямство «железной задницей». В конце сталинского правления он оказался в опале, а пост министра иностранных дел достался бывшему генеральному прокурору СССР Андрею «Ягуарьевичу» Вышинскому.

Но Сталин умер, и в МИДе все вернулось на круги своя. Вышинского отправили полпредом СССР в ООН, где его отработанный на «врагах народа» пафос годился для разоблачения империалистов. Сам же Вячеслав Михайлович вновь начал рулить внешней политикой.

В феврале 1954 года на конференции министров иностранных дел он выступил с предложением распустить НАТО и заключить общеевропейский договор о коллективной безопасности.

Конкретно Молотов предлагал объединить ФРГ и ГДР в капиталистическое государство с зафиксированным в конституции нейтральным статусом. После этого все страны Европы должны были взаимно признать нерушимость сложившихся границ. Тех, кто эти границы будет оспаривать, предполагалось призвать к ответу силовыми методами.

Ход был сильный, поскольку обеспечение нерушимости границ как раз и декларировалось в качестве главной цели создания НАТО. Теперь получалось, что СССР готов эту нерушимость гарантировать и даже за нее драться.

Слегка переварив услышанное, английская делегация ограничилась заявлением, что Москва хочет сорвать формирование НАТО как оборонительного альянса. Другие молчали. Молотов предложил подумать и пообещал, что к следующей конференции Москва сделает еще более привлекательные предложения.

Результат зондажа выглядел обнадеживающе. Западные страны явно не находили предлога, чтобы отказать Советскому Союзу в присоединении к «приличному обществу». И Молотов собирался усилить напор, хотя для этого ему следовало заручиться поддержкой президиума ЦК, являвшегося в то время высшим партийным ареопагом.

Пока же советские мирные предложения активно обсуждались в европейской прессе, что само по себе было неплохо. И Хрущев, который на тот момент еще не был бесспорным лидером, но являлся формальным главой партии (в качестве первого секретаря ЦК) решил, что он тоже должен сказать свое слово. И сказал-таки.

Надежды, комплексы и страхи

31 марта 1954 года Никита Сергеевич заявил, что Советский Союз готов вступить в НАТО, разделяя декларируемые цели этой организации, которые заключаются в обеспечении европейской безопасности. Прозвучало этот так, словно СССР сдает свои позиции Западу.

Заявление было сродни танцу слона в посудной лавке и сразу нарушило всю игру, затеянную Молотовым.

Глава советского МИДа не предлагал вступать в НАТО, а ратовал за договор с участием СССР, который сделал бы эту организацию абсолютно ненужной. И формулировки, которые он использовал, вносили раскол в стан западных партнеров. В конце концов, далеко не все члены альянса не любили Советский Союз одинаково сильно. Те же Дания и Норвегия были не прочь придерживаться нейтралитета, но искренне побаивались «русского медведя». И во всех странах НАТО существовали влиятельные антивоенные силы, с которыми правительствам приходилось считаться.

Анонсированная готовность СССР вступить в НАТО, напротив, вызывала подозрения, что речь идет только о декларациях, призванных разрушить единство альянса. И уже в мае западные державы заявили, что «нереальная природа предложения не заслуживает обсуждения».

Но, конечно, отбиться одной такой декларацией было непросто. Почему, собственно, «не заслуживает»? Или цели организации не сугубо оборонительные, а какие-то еще?

Американцам пришлось активизировать скрытую от глаз работу по укреплению внутренних рядов. Весной 1955 года, решив продемонстрировать миролюбие, Москва вывела войска из своей оккупационной зоны в Австрии, оговорив, разумеется, нейтралитет этой страны.

И что же в ответ? Правительство ФРГ объявило о вступлении страны в НАТО. И даже дата была выбрана символично — 9 мая 1955 года, в 10-летний юбилей капитуляции Третьего рейха.

Варшавский договор

Москва отреагировала на вызов, и уже через пять дней был подписан Варшавский договор о создании оборонительного альянса, включавшего СССР и союзные восточноевропейские страны — ГДР, Польшу, Чехословакию, Венгрию, Румынию, Болгарию, Албанию.

Через два месяца новый глава советского правительства и союзник Хрущева Николай Булганин на совещании глав правительств СССР, США, Великобритании и Франции повторно заявил о готовности вступить в НАТО. Но западные партнеры считали, что вопрос уже закрыт, и были недовольны, что он «открылся» снова.

Переговоры быстро свернули, однако представители западноевропейские стран продолжали консультироваться с Москвой по этому вопросу: причем втайне от Соединенных Штатов.

И тогда Хрущев снова совершил еще один медвежий пируэт, выступив с инициативой всеобщего разоружения. Вероятно, если бы план вступления в НАТО продолжал реализовывать Молотов (который его и инициировал), результат оказался бы более благоприятным. Однако Никита Сергеевич своими некомпетентными действиями если и не перечеркнул, то серьезно осложнил работу советского МИДа.

Разом переварить сразу две выдвинутые им инициативы вряд ли смогли бы даже самые дружелюбные западные политики. И главное, было непонятно, зачем вообще форсировать всеобщее разоружение, если СССР станет частью НАТО? Американцы тут же истолковали «тайные замыслы» Хрущева: Советский Союз вступит в НАТО, заставит партнеров отказаться от ядерного оружия, а потом, пользуясь превосходством в обычных вооружениях, возьмет всех тепленькими.

И, в общем, это сработало: под легкое ворчание англичан и французов протянутая Москвой рука дружбы была отвергнута, а дверь в Североатлантический альянс захлопнулась наглухо.

Дмитрий МИТЮРИН

ФАЛЬСТАРТ АНДРОПОВА

К идее вступления СССР в НАТО вернулся Юрий Андропов, решивший, что в пользу Москвы может сработать подъем антивоенного движения в Западной Европе.

В Белом доме встревожились не на шутку, но 1 сентября 1983 года советскими ПВО был сбит «случайно» залетевший в воздушное пространство СССР южнокорейский «боинг». И любые разговоры на эту тему стали невозможными.

, , , , ,   Рубрика: Дворцовые тайны 189 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,217 сек. Потребление памяти:9.08 mb