Ненси Уэйк — неуловимая Белая Мышь

Автор: Maks Янв 2, 2019

Фашисты дали этой женщине странное прозвище — они звали ее Белой Мышью. Может быть, потому, что Нэнси Уэйк проникала повсюду незаметно, словно крошечный зверек, а урона немецким захватчикам нанесла больше, чем целая армия сильных мужчин.

Охота к перемене мест

Если ничто не держит дома, куда легче пуститься в бесконечные путешествия. Нэнси Грейс Августа Уэйк поняла это еще в детстве. Шестой ребенок в семье, из которой к тому же вскоре ушел отец, она мало интересовала собственных родных. Нэнси кое-как училась в Сиднейской школе для девочек, но так ее и не закончила: едва ей исполнилось 16, она сбежала из дома и нашла работу медсестры. Возможно, девушке пришлось бы прослужить на этой должности до конца своих дней, но случай помог ей изменить свою жизнь. Нэнси внезапно получила наследство от тетушки — целых 200 фунтов, на которые она смогла отправиться путешествовать.

Природная непоседливость привела ее сперва в Америку, а затем и в Европу, где для юной леди открывались поистине неисчерпаемые перспективы. Мисс Уэйк сменила несколько профессий и в конце концов остановилась на самой захватывающей: она сделалась репортером. Видимо, девушка обладала незаурядным умом и способностью быстро приспосабливаться к обстоятельствам, потому что полученное в Сиднее скудное образование не помешало ей стать хорошим профессионалом. Об этом свидетельствует красноречивый факт — репортажи Нэнси регулярно печатались в изданиях знаменитого медиамагната Уильяма Херста.

Одной из главных тем для молодой журналистки стал понемногу набирающий политическую силу нацизм. Сделанное ею в 1933 году большое интервью с Гитлером было чисто репортерским заказом и личной окраски не имело, но вскоре мисс Уэйк открыла нацизму собственный счет. Спустя пару лет, посетив Берлин и Вену, она увидела, что национал-социализм представляет собой на деле. Жестокие гонения на евреев, цыган и вообще любого, кто отличается от «истинных арийцев», не могли не вызывать отвращения у любого мыслящего человека. Позже Нэнси рассказывала, что поклялась противодействовать фашизму настолько, насколько хватит ее сил.

В 1939 году журналистка удачно вышла замуж за французского бизнесмена Анри Фокко. Супруг оказался не только состоятельным, но еще добрым и благородным человеком. Семейное счастье молодоженов продлилось всего около полугода — в начале лета 1940 года Францию оккупировали немецкие войска. Супруги не желали бездействовать, а потому присоединились к движению Сопротивления и принялись посильно противодействовать фашистам. Коммерческие связи Анри позволили ему и Нэнси свободно перемещаться по всей Франции под предлогом предпринимательской деятельности. На самом деле молодожены занимались переправкой беженцев с французской территории через границу в Испанию, которая во Второй мировой войне придерживалась нейтралитета.

Первая в расстрельном списке

Нэнси Грейс Августа Уэйк Нэнси некоторое время пробыла на вспомогательных ролях: она исполняла функции курьера, связного, поставляла продовольствие подпольным группам на юге страны. Потом ей удалось раздобыть поддельные документы, разрешающие мадам Фокко работу в районе, который находился под управлением правительства Виши (коллаборационистский режим в Южной Франции, появившийся после поражения Франции в начале Второй мировой войны и падения Парижа в 1940 году. Официально режим соблюдал нейтралитет, фактически же поддерживал нацистов). После этого Нэнси начали доверять более сложные операции, в основном связанные с вывозом за границу спасенных из рук гитлеровцев военнопленных.

На ее плечи легла также поддержка связи повстанцев с Лондоном, где находилось в изгнании французское правительство. Режим Виши, гордо именовавший себя «Французским государством», не стеснялся проводить абсолютно нацистскую политику — к середине 1942 года более 100 000 евреев и 1000 прочих несогласных были отправлены в лагеря смерти. Вишистам противостояло Сопротивление, и в его рядах — Нэнси Уэйк, которая помогла перебраться в Испанию и Англию множеству людей, бежавших от нацистского преследования. Действовала она так эффективно, что гестапо весьма заинтересовалось неуловимым агентом, получившим от них кодовое имя Белая Мышь.

Это прозвище не было случайным, оно полностью отражало суть постигшей гестаповцев проблемы. Никто не знал, как выглядит загадочная агентесса, где ее можно найти, поскольку ей с поистине мышиным проворством всякий раз удавалось уйти из-под носа фашистов. К 1943 году Белая Мышь уже возглавляла расстрельный список гестапо, за ее поимку объявили награду в 5 миллионов франков, но ничего не помогало — сбившиеся с ног гитлеровцы не могли ее арестовать.

Однако опасность ареста становилась все серьезнее, и Нэнси приняла решение перебраться через Пиренеи и бежать в Англию. Несколько попыток побега были неудачными, и, наконец, мадам Фокко задержала полиция Тулузы. Казалось бы, Белой Мыши пришел конец, но кроме ловкости агент Сопротивления обладала еще и нешуточной везучестью. Из участка ее спас товарищ по подполью, представившийся полиции как человек, близкий к правительству Виши. Он намекнул, что состоит с задержанной в любовной связи, и она бежит от мести ревнивого супруга. Блеф вполне удался, и Нэнси освободили, после чего она, наконец, покинула пределы Франции. Ее мужу повезло куда меньше: он угодил в руки гестапо, где из него пытались выбить сведения о жене и, ничего не добившись, казнили.

Хороший фашист — мертвый фашист

Добравшись до английских берегов, Уэйк не стала отсиживаться в тылу. Она прошла «курсы повышения квалификации» для профессиональных разведчиков, где, по отзывам коллег, особо отличилась в стрельбе и рукопашном бое. А в 1944 году вернулась во Францию, где должна была обеспечить условия для высадки в районе Нормандии союзных войск. Встречавший ее командир партизанского отряда, увидев Нэнси, свисающую на парашютных стропах с дерева, галантно отметил, что такие очаровательные плоды обязаны приносить все деревья. Агент Уэйк (которая, к слову, и правда была красавицей) в ответ попросила оставить «эту французскую хрень» и переходить к делу.

Сама она делала свое дело отменно. Вскоре отряд возрос до 7000 человек и превратился в настоящую головную боль для фашистов. За год маки (название французских партизан) уничтожили около 1500 солдат из противостоявшего им соединения СС, сами же потеряли всего сотню бойцов. Белая Мышь принимала в истреблении врага самое деятельное участие, недаром после войны она неоднократно повторяла в интервью перефразированное выражение генерала Шеридана об индейцах: «Хороший фашист — мертвый фашист».

Факты подтверждают — это не было голословным утверждением. Во время одного из рейдов в тыл эсэсовцев немецкий часовой собрался поднять тревогу, и Нэнси, ни секунды не раздумывая, задушила фашиста голыми руками. Спустя годы в телешоу ее спросили, как она сумела справиться с врагом, и женщина молча обхватила себя руками за шею. В другом случае никто из руководства отряда не решался казнить юную девицу, изобличенную в шпионаже. Тогда Нэнси достала пистолет и хладнокровно застрелила шпионку. Соратники отдавали должное уникальному характеру Белой Мыши. Один из них вспоминал впоследствии, что в минуты отдыха она была женственнее всех прочих женщин, но едва доходило до драки, одна стоила пятерых мужчин.

В год окончания войны агенту Уэйк исполнилось 33 года. Она с трудом размещала на груди все свои награды и слыла легендой в войсках союзников, поскольку ни одна из женщин, служивших в союзных армиях, не могла похвастаться таким солидным «иконостасом» из орденов. А боевой французской регалией Военный крест она, единственная в истории, награждалась трижды.

Мирная жизнь

Увы, но мирная жизнь Нэнси Уэйк не получилась такой же яркой и блестящей, как ее военная биография. В послевоенной Европе она не нашла для себя занятия и вернулась на Австралийский континент. Там она пыталась сделать политическую карьеру — не единожды баллотировалась в парламент от партии либералов, но всякий раз проигрывала выборы, несмотря на героическое прошлое и безупречную репутацию. Особенно тяжело ей, видимо, дался проигрыш 1951 года, когда от победы ее отделяли всего 250 голосов избирателей.

Раздосадованная неудачами в политике, Нэнси снова уехала в Англию, где вышла замуж за военного летчика Джона Форварда. Супруги более двух десятилетий курсировали между британским берегом и Австралией и в обеих странах вели жизнь сугубо частных персон, оставив всякие карьерные устремления. Нэнси в это время решила предать гласности свои военные приключения и написала автобиографию под красноречивым названием «Белая Мышь», имевшую большой успех у читателей.

После кончины супруга Нэнси Уэйк поселилась в Лондонском доме престарелых для ветеранов войны. Возможно, она считала свою жизнь законченной, но прожила еще долго, почти разменяв столетие. Нэнси Грейс Августа Уэйк скончалась в возрасте 98 лет в 2011 году и была похоронена с воинскими почестями. Мало кто из участников Второй мировой войны не только остался в живых, но и прожил такую длинную жизнь. А память об этой участнице французского Сопротивления жива по сей день — во Франции, Великобритании, Австралии и Новой Зеландии ее чтят как национальную героиню.

Екатерина КРАВЦОВА



,   Рубрика: Версия судьбы

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,161 сек. Потребление памяти:8.34 mb