Последний маршал Победы

Автор: Maks Май 1, 2021

Иван Христофорович Баграмян стал последним ушедшим из жизни представителем славной плеяды советских военачальников, выигравших Великую Отечественную войну. После них в России не появилось никого, сопоставимого с ними по воинским заслугам.

При рождении Баграмян был назван Ованесом. Уже потом его имя переиначили на русский лад, и он стал Иваном. После революции Баграмян сначала вступил в армию Первой Армянской Республики, созданную националистической партией «Дашнакцутюн», в рядах которой сражался с турками. Затем, будучи командиром эскадрона, вступил в ряды Красной армии и воевал уже против националистического правительства.

Брат врага народа

После окончания Гражданской войны Баграмян был назначен командиром Ленинаканского кавалерийского полка. А в 1924 году был направлен на учебу в Высшую кавалерийскую школу, где учился вместе с Георгием Жуковым. Хотя претензий по службе со стороны командиров к Баграмяну не было, но он не раз оказывался у опасной черты, за которой находились тюрьма и смерть. Таковы уж были реалии того непростого времени.

Сначала во время массовых чисток РККА ему припомнили службу в «буржуазной армянской армии». Говорят, что на него был собран компрометирующий материал, после чего должен был последовать арест, но тогда Баграмяна от репрессий спасло заступничество влиятельного земляка — Анастаса Микояна.

Однако его брат Алексей под каток репрессий угодил. И в результате Ивана уволили из армии как родственника врага народа. Он попытался было переквалифицироваться в чертежника, но быстро понял, что это не для него. В конце концов Баграмян надел свою полковничью форму, прицепил саблю, и вместе с другим уволенным полковником они уселись у Спасской башни Кремля в надежде обратить на себя внимание наркома обороны Ворошилова.

У них получилось. Баграмяна вернули на службу, хотя и назначили не в действующую часть, а на преподавательскую должность. В сентябре 1940 года он, наконец, получил назначение в войска на должность начальника оперативного отдела штаба 12-й армии Киевского особого военного округа.

На волоске от смерти

Иван БаграмянКогда началась Великая Отечественная война, командующий Юго-Западным фронтом Михаил Кирпонос, под началом которого Баграмян служил заместителем начальника штаба, заверил Сталина, что его нач-штаба Тупиков, настаивавший на отводе войск от Киева, паникер и что Киев он отстоит. Но ни сил, ни способностей отстоять Киев у него не хватило. В итоге Кирпонос с четырьмя армиями попал в окружение. Чтобы вырваться из него, он отправил Баграмяна с ротой НКВД в количестве 150 бойцов нанести отвлекающий удар. И хотя отправил их на верную смерть, но судьба распорядилась так, что Багрямян не только выжил, но еще и вывел из окружения около 20 тысяч человек, присоединившихся к нему по пути. А сам Кирпонос при отходе оказался блокированным и погиб в бою.

За удачный отход Баграмян получил орден и звание генерала. Но и его вскоре постигло фиаско из-за того, что он не посмел возражать маршалам Ворошилову и Тимошенко при разработке и проведении Харьковской наступательной операции, завершившейся катастрофой. Виноватым за провал Сталин объявил его.

В письме Сталина от 26 июня 1942 года говорилось: «Тов. Баграмян не удовлетворяет Ставку и как простой информатор, обязанный честно и правдиво сообщать в Ставку о положении на фронте. В течение каких-либо трех недель Юго-Западный фронт, благодаря его легкомыслию, не только проиграл наполовину выигранную Харьковскую операцию, но успел еще отдать противнику 10-20 дивизий. Это катастрофа, которая по своим пагубным результатам равносильна катастрофе с Ренненкампфом и Самсоновым в Восточной Пруссии».

Баграмян не без оснований полагал, что за провал операции его расстреляют, и даже простился с семьей. Но на его защиту встал Григорий Жуков, который поручился за Баграмяна.

Военные успехи пришли к Ивану Христофоровичу, когда он научился отстаивать свое мнение. Так произошло во время обсуждения плана Орловской стратегической операции на совещании у Сталина, когда Баграмян через головы вышестоящих военачальников внес Главнокомандующему свое предложение. Тот его принял, и это привело к успеху операции.

А подлинной вершиной проявления воинских талантов Баграмяна стала блестяще проведенная им операция по взятию города-крепости Кенигсберга, названного Гитлером «абсолютно неприступным бастионом немецкого духа». Неприступную крепость Баграмян заставил капитулировать уже на третий день штурма.

В последний путь

После войны жизнь и карьера Ивана Баграмяна складывались весьма успешно. В 1948 году генералов и маршалов Победы стали шерстить на предмет присваивания трофейного имущества. Пришли с обыском и к Баграмяну на дачу. Но ничего не нашли. Говорят, что на высшем военном совете Сталин иронизировал: «У нас только товарищ Баграмян кристально чист».

После смерти Сталина Баграмян не только не потерялся, но и пошел на повышение. В 1955 году ему было присвоено звание Маршала Советского Союза. В том же году он был назначен на должность заместителя министра обороны СССР.

При Хрущеве во время Карибского кризиса Баграмян возглавлял разработку плана по доставке и размещению советской группы войск на Кубе и руководил самой операцией.

При Брежневе ему тоже нашли синекуру — в 1968 году перевели на должность генерального инспектора Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Багрямян стал еще и общественным деятелем, за что удостоился прозвища «пионерско-комсомольский маршал». Он долгое время руководил военно-патриотической игрой «Зарница» и «Вахтой памяти».

Подкосила Ивана Христофоровича смерть жены, Тамары Амаяковны, с которой они много лет прожили душа в душу. Баграмян настоял, чтобы она согласилась на операцию. А ей после операции стало еще хуже, и вскоре она умерла. В смерти жены Иван Христофорович винил себя. Ему было тяжело находиться в опустевшей московской квартире, и он перебрался на дачу, где жил до конца своих дней.

Жену маршал пережил на 9 лет. Он скончался 21 сентября 1982 года.

Хотя Баграмян не был ни членом Политбюро, ни министром обороны СССР, похороны ему устроили по высшему разряду. В руководстве страны понимали, что ушел из жизни последний из военачальников, командовавших фронтами в Великой Отечественной войне.

Прощание с маршалом Баграмяном состоялось 23 сентября 1982 года в Центральном доме Советской армии в Москве. В почетном карауле перед гробом стояли лидеры государства: Брежнев, Громыко, Черненко, Соломенцев, Тихонов, Горбачев. Ночью тело маршала сожгли в крематории, а на следующий день урну с его прахом, украшенную цветами, торжественно водрузили на орудийный лафет.

Траурная процессия направилась к Красной площади. По традиции у Мавзолея состоялся траурный митинг. Его открыл министр обороны СССР Дмитрий Устинов.

После митинга урну с прахом маршала Баграмяна под залпы артиллерийского салюта установили в нише Кремлевской стены и закрыли ее мраморной плитой. Траурный марш сменился мелодией Гимна Советского Союза, и по Красной площади парадным маршем прошли воинские подразделения, отдавая последние воинские почести славному маршалу.

Олег ЛОГИНОВ

ВЕЛИКОЛЕПНАЯ СЕМЕРКА

Небольшое высокогорное село Чардахлы, расположенное в Нижнем Карабахе, с полным основанием можно назвать уникальным. В годы Великой Отечественной войны семеро уроженцев этого села стали Героями Советского Союза, а двое из них — Иван Баграмян и Амазасп Бабаджанян — маршалами. Только ныне музей Баграмяна из этого села эвакуирован, его бюст снесен. Увы, воинские заслуги маршала на его родине оказались менее важными, чем его национальность.

Загадки истории » Версия судьбы » Последний маршал Победы

, , , , ,   Рубрика: Версия судьбы 163 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:35. Время генерации:0,304 сек. Потребление памяти:9.14 mb